Мы взяли на себя смелость опубликовать здесь все произведения, оказавшиеся доступными для нас.
К сожалению, связь с некоторыми авторами была утеряна.
Если ВЫ из их числа, свяжитесь, пожалуйста, с администрацией сайта.


КАТЕГОРИИ






Главная » ............

Однажды в Париже (страница 3)

Страница  1 2 3 4 5 6 7

Именно с терзавшего его весь вечер вопроса инспектор Самюэль и начал беседу с бывшей подозреваемой а ныне потерпевшей Никитой Джонс. Правда дабы встреча состоялась, Майклу пришлось немало поколесить по городу. В больнице святой Терезы, куда полицейский заявился спозаранку, сообщили, что мадмуазель Джонс настояла на выписке и уже покинула госпиталь. 
Галерея «Винтаж» была полна народом, но вот хозяйка, по уверению служащих сообщив, что едет по делам, испарилась в неизвестном направлении. 

Мобильный Никиты не отвечал и инспектор Самюэль уже всерьез начал подумывать об объявлении плана «Перехват» предусматривающего экстренные меры по поиску пропавшего человека, но мадмуазель Джонс неожиданно перезвонила сама.
-- И кто тут такой назойливый? – раздался в трубке весьма недовольный голос. 
-- Это я, инспектор Самюэль – на автомате ответил Майкл и лишь услышав заливистый смех Никиты сообразил какую сморозил глупость. 
-- Простите инспектор – отсмеявшись, проговорила девушка – не хотела вас обидеть. 
-- Ладно – буркнул мужчина, осознавая, что гран-при на конкурсе «Недотепа года» он выиграет без затруднений. 
-- Вы что то хотели? – перейдя на деловой тон спросила Никита 
-- Да. Вы где? 
-- Около Национальной библиотеки, но могу зайти в участок где-то минут через 30. 
-- Будьте любезны – ответил Майкл и отключил телефон. 

Через 45 минут инспектор Самюэль был сам не свой от злости и задавался вопросом «За что ему такое наказание?» 
-- Почему вы были в кольчуге? – рявкнул полицейский, когда опоздав на час Никита Джонс, звонко цокая каблучками, наконец объявилась в участке. 
Удивленно заморгав, девушка выдохнула 
-- А откуда знаете? – но продолжила – мне было лень переодеваться, а машина сломалась, вот так и пошла. 
Несуразное объяснение Никиты неожиданно вызвало у Майкла приступ неудержимого веселья и улыбка, которую он безуспешно пытался скрыть, все-таки засияла на лице инспектора. 
Мадмуазель Джонс вначале нахмурилась, но видимо осознав смысл сказанного сменила гнев на милость и тихонько захихикала. 
-- Ладно, квиты – отсмеявшись, заключила девушка и поинтересовалась 
-- Так что вы хотели узнать? 
-- Что за история с кольчугой? 
-- Была на тренировке в клубе, не переоделась, подумав что до дома недалеко и никого своим нарядом испугать не успею. Жаль, что шлем и меч оставила в раздевалке, тогда бы синяка под глазом не было бы. 
-- Что за клуб? 
-- Клуб любителей творчества Толкиена. Мы играем в орков, эльфов, сражаемся на мечах. 
«И вроде взрослая девушка» – отметил Майкл, подумав, что количество любителей сказок, окружающих его персону, возрастает просто в геометрической прогрессии – «Эпидемия что-ли?» 
-- Почему вы заинтересовались убийством Биркофа? – возвращая беседу в деловое русло, спросил инспектор Самюэль 
-- Знаете, я в детстве очень любила читать Конан-Дойла и Агату Кристи и представлять себя на месте героев. А тут убийство произошло можно сказать у меня под носом, и главное меня заинтересовала пластина, которую сжимал парень в руке. 
-- А что пластина? – прикинулся простачком Майкл. 
-- Я изучала историю искусств и сразу опознала символы Ордена. Тамплиеры всегда казались мне чем-то загадочным и манящим. Вы ведь знаете, что Жак де Моле, сжигаемый на костре, когда языки пламени уже обжигали его ноги прокричал – король Филипп, рыцарь Гийом Ногаре, папа Климент не пройдет и года как мы встретимся на божьем суде. И ведь правда, в течении года они все умерли. Вот откуда де Моле это знал? 
-- Может совпадение – неуверенно проговорил Майкл, который с интересом слушал девушку, забыв о своей нелюбви ко всему не доказанному официальной наукой.
-- Никто не знает. Может совпадение, может Моле умел видеть будущее, а может те, кто остался верен великому магистру и сумел избежать расправы отомстили за казнь. 
-- А такое возможно? – в Майкле заговорил профессиональный полицейский. 
-- Если верить хроникам то король Филипп упал на охоте и не приходя в сознание умер через сутки. Рыцарь Ногаре, канцлер Франции скончался в собственных покоях от удушья, а папа Климент маялся перед смертью от нестерпимой рези в животе. Можно их смерть объяснить и естественными причинами – инсульт, остановка сердца, прободная язва, но возможно и применение яда. 
-- А экспертизу не проводили? – всерьез заинтересовался Майкл 
-- Инспектор это было в 14 веке, яд если он и был давно испарился. Не говоря о том, что вряд ли кто решится эксгумировать тела французского короля и римского папы. А могила Ногаре давно утрачена. Да и суть не в их смерти, а в том, что Орден Храма похоже продолжает существовать и по сегодняшний день! 
-- И что? 
-- В принципе ничего особого, но ведь интересно. 
-- Какой только ерундой люди не занимаются. В Сети каких только объединений нет. Моя жена часами не вылазит с какого то форума любителей бонсаев. 
-- Точно глупость – согласилась девушка, и Майкл неожиданно подумал «а она очень милая и эти косички ей даже к лицу». 
-- Хорошо. Но вернемся к нашему делу. 
-- Ладно. Увидела я пластину, полезла в карман убитого и нашла записку «Биркоф в 10.03 жду в галерее» 
-- Мы не нашли ничего похожего. 
-- Конечно, я же забрала ее. 
-- Вы понимаете, что скрыли улику и тем самым помешали следствию? – грозно нахмурил брови Майкл 
-- И что? – отмахнулась девушка – это была распечатка с принтера. Вы что в состоянии проверить всю оргтехнику в Париже и окрестностях? 
-- Почему Парижа? 
--Ну вряд ли житель иного города назначил бы встречу в малоизвестной галерее, находящейся достаточно далеко от центра Парижа. О моем «Винтаже» до убийства вообще мало кто знал. 
Вынужденно признав правоту девушки, Майкл кивнул. 
-- А потом я подумала что по отпечаткам пальцев вы личность убитого сумеете у становить. Вот и забрала записку, чтобы самой расследованием заняться. 
Майкл вытаращил глаза, сглотнул и наконец справившись с изумлением, задал вопрос 
-- Зачем? 
-- Ну я же уже объяснила – нахмурилась Никита 
-- А ну да, да – кивнул полицейский, раздумывая – у девушки последствия черепно-мозговой травмы или она просто ненормальная с рожденья. 
Видимо уловив нечто в глазах мужчины девушка вновь заговорила 
-- А что такого? Знаете как скучно жить! Художники такие зануды, каждый день проверки – то пожарные, то санстанция, то налоговая. Прибыль минимальная, а уборщице и смотрителю платить надо. А расследование такое занимательное дело! 
-- И как успехи? – саркастически усмехнулся мужчина 
-- Неплохие, но с какого перепугу я буду все вам рассказывать? – ехидно уточнила Никита. 
Майкл даже поперхнулся от такой наглости и сообщил 
-- Если мадмуазель не заметила, то она находится в полицейском участке, а долг полиции изобличать преступников и предавать их в руки правосудия. Такие полномочия нам делегировало общество, а самодеятельность кустарей-одиночек не только не приветствуется, но и вредит делу всеобщего блага. 
Инспектор Самюэль собирался еще долго разглагольствовать в лучших традициях комиссара Диана, но Никита Джонс весьма непочтительно зевнув, прервала оратора. 
-- Публика кричит «бис» и аплодирует, но не надо столько пафоса. 
-- Не надо скрывать полученную информацию – рявкнул уязвленный Майкл, чье мнение о Никите Джонс стремительно ухудшалось. 
Наглая, необязательная и высокомерная девица – пульсировало в мозгу мужчины и без того удрученного семейными проблемами. 
-- Простите, у вас какие-то неприятности? – неожиданно мягким тоном спросила Никита, внимательно рассматривая Майкла. 
-- Вам то что? 
-- Мне жаль, я не хочу с вами ссориться. 
-- Тогда изложите полученную информацию и будете свободны 
-- А я что арестована? Тогда ни слова ни скажу без адвоката. А потом напишу жалобу, где укажу, что мне беспричинно угрожали и запугивали. 

Сообразив, что наговорил лишнего, а девица вполне способна устроить массу неприятностей инспектор Самюэль понял, что надо спасать ситуацию. 
-- Простите мадмуазель Джонс, у меня действительно семейные проблемы. Еще раз прошу прощение за излишне резкий тон, но будьте любезны сообщить то, о чем сумели узнать. Ведь только так мы сумеем оградить вас от следующих покушений. 
Выдав убийственно вежливую тираду и сопроводив ее самой обаятельной улыбкой на которую был способен, Майкл с холодным любопытством в душе ждал реакции девушки. 
-- Ну что вы, я сама виновата – легко повелась на примитивную уловку Никита. 
-- Не зря мне Пол говорил, что игра в хорошего и плохого полицейского всегда приносит неплохие результаты – подумал Майкл, отмечая для себя, что манипулировать Никитой Джонс довольно легко, главное верно нащупать ее болевые точки. Судя по всему, девушка склонна к состраданию, что ж это надо использовать. 
-- Итак, мадмуазель Никита, я слушаю – сообщил Майкл поудобнее устраиваясь и незаметно для Никиты включая диктофон. 

-- Я предположила, что Биркоф это фамилия и взяв справочник телефонных номеров Парижа нашла там 14 абонентов. Начала обзванивать их всех подряд и на восьмом по счету номере мне ответила женщина оказавшаяся матерью Сеймура. Я сразу же поехала к ней и рассказала о произошедшем. Валери оказалась по настоящему мужественной женщиной и обещала мне всевозможную помощь в поисках. Она разрешила порыться в вещах Сеймура, рассказала о его любимом баре «Поплавок», где собираются хакеры, а еще дала координаты двух наиболее близких приятелей сына – Арлекино и Хуана. 
«Так, так, а с полицией мадам Биркоф была не столь откровенна» – подумал Майкл внимательно слушая девушку. 
-- Еще Валери рассказала мне, что Сеймур в последнее время говорил о каком-то большом деле, что он сможет заработать кучу денег и больше они с матерью не будут ютиться в этом поганом доме с тараканами, крысами и блохами. 
«Ужас! Хорошо, что это Феннинг ездил к Биркофу домой. Так и заразу подхватить недолго» -- обрадовался инспектор Самюэль, чья чистоплотность была притчей во языцех. Ведь даже собственную чашку, из которой он пил кофе на работе, мужчина тщательно мыл с «Фейри» каждый день, раз в неделю дезинфицировал антибактериальным составом и держал в плотно закрытом полиэтиленовом пакете в сейфе на верхней полке под предлогом, что пыли с пола поменьше. 
-- А в чем заключалось дело она не говорила? – поинтересовался полицейский, хоть и отвлекавшийся на посторонние мысли, но ни на миг не терявший суть беседы. 
-- Нет, но Валери подозревала, что дело касалось организации хакерской атаки на сайт какой-либо корпорации. Ее сын кроме компьютера и всего с ним связанного ничем не интересовался и ничего не умел, так что другого способа заработать деньги у Сеймура просто не было. 
Я отправила по электронной почте сообщения для друзей Биркофа и несколько раз заходила в «Поплавок», излюбленное место встреч хакеров. Там бармен Вальтер, такой смешной старик в кожаных штанах и бандане, шепнул мне, что пару раз Биркоф сидел за одним столиком с каким то мужиком, похожим на гоблина. 
-- То есть? 
-- Лысый, громадный, в дорогом костюме и чрезмерно жадный, никогда не оставлял чаевых. 
«Вот потому тебе Вальтер его и сдал» -- подумал Майкл припомнив, что уже сталкивался с барменом «Поплавка» когда работал по делу Перузов. Бар явно был перевалочным пунктом наркотраффика, но доказать ничего не удалось, а хитрую физиономию отставного байкера полицейский запомнил очень хорошо. Вредный дед немало попортил крови инспектору Самюэлю и Майкл искренне надеялся, что старика уже хватил удар, но оказалось, что «жив курилка». 
«Ничего дружок, теперь ты просто так не отвертишься. Найду на чем тебя подловить» -- злорадно подумал Майкл. 
-- И что дальше? – решил подбодрить замолчавшую девушку полицейский. 
-- Электронные письма остались без ответа. В вещах Биркофа ничего особенного я не нашла. Разве, что обнаружился обрывок записки со словом «Хелликс», что это пока выяснить не смогла. 
В компьютере Сеймура только всевозможные бродилки и стрелялки, что странно для парня считавшего себя хакером. Возможно у него была еще какая-то техника для работы и вероятно она хранится в другом месте. Как только я смогу связаться с Арлекино или Хуаном думаю это выяснится. И еще у меня есть мысль как можно найти того мужика – и девушка замолчала, устремив взгляд куда-то вдаль. 
-- Никита, будет гораздо лучше, если вы прекратите свое расследование. Ничего хорошего из этого не выйдет. 
-- Почему это? Вы не верите в мои способности? – взвилась девушка 
-- Верю. Но ваша деятельность опасна в первую очередь для вас самой. Кто-то уже заинтересовался вашей персоной, узнал домашний адрес и караулил у дома. 
-- Просто пугали. 
-- Но в следующий раз от слов перейдут к делу, и все ваши навыки и таланты не помогут. У меня нет желания осматривать ваш изуродованный труп. 
-- Это еще неизвестно чей труп будет – задорно улыбнулась девушка, внимательно выслушав полицейского. 
-- Полагаете в тюремной камере вам будет уютно и комфортно? 
-- А что сразу камера? – погрустнела Никита – а если это самооборона? 
-- Вначале докажите, а с вашим боевым прошлым трудно будет убедить судью, что вы невинная выпускница пансиона кармелиток. 
-- А что вам известно о моем прошлом и откуда? 
-- Работа у меня такая – самодовольно хмыкнул мужчина 
-- В досье моем рылись – поняла Никита 
-- Не рылся, а изучал – поправил Майкл 
-- И как? 
-- Кусать боцмана не противно было? – неожиданно брякнул Майкл. 
Никита изумленно уставилась на Майкла, но помолчав минуту, сообщила 
-- Злая была очень. Этот гад кричал, что всех нас истребить надо как китов, котов и прочее зверье. Мне так обидно стало, что ничего поделать нельзя – ну не убивать же его, а тут как озарение – покусаю, шрамы останутся и ему будет очень обидно. А капитан уже потом подвернулся, сам виноват – начал мне руки выворачивать, когда от боцмана отрывал. Я в горячке боя и не сообразила сразу, что кусать стало легче – кожа мягче. 
-- А инфекции не боялись? – Майкла продолжали тревожить вопросы об наболевшем. 
-- Да как то не задумалась. Я в детстве фрукты прямо с деревьев ела и ничего, даже живот ни разу не болел. И с каждым псов в гарнизоне лизалась, и тоже все нормально, подумаешь глисты были, так таблетки выпила и все в порядке. 
-- Поэтому и увлеклись идеями Гринписа? – поинтересовался Майкл 
-- Прониклась горькой участью глистов павших от таблетки «Вермокса»? – засмеялась девушка – Нет, конечно. Просто я считаю, что человек своим вмешательством в природу наносит вред всему живому, в том числе и самому себе. Разлив нефти в море это не только погибшие птицы, но и отравленная рыба, которую мы сами потом и съедим. 
-- Вы вегетарианка? 
-- Нет. Я люблю мясо и хорошо понимаю, что для жизнедеятельности своего организма мы должны убивать других живых существ. Но одно дело убивать для пропитания, а другое ради удовлетворения низменных инстинктов. Ненавижу охоту и охотников, моральные уроды! 
-- Считается, что охота благородное дело – заметил Майкл, искренне увлекшийся беседой. 
-- Кто это придумал? В средние века возможно, тогда охота была насущной необходимостью, свиноферм и бройлерных фабрик еще не было. А теперь? 
-- Но надо же куда-то энергию девать? – неуверенно начал мужчина, но его перебили 
-- А война?! Прекрасное дело для настоящих мужчин! Заодно и людей поубавится, а то расплодились, шагу ступить негде. Опять же военные заказы способствуют росту экономики – на одном дыхании выпалила девушка 
-- Вы это серьезно? – Майкла взяла оторопь 
-- Вообще то я имела ввиду пентбол. А вы что подумали? – проговорила Никита, но инспектору Самюэлю показалось, что Никита жалеет об неосторожно вырвавшихся словах и просто пытается загладить неловкость. 
-- А почему вы стали изучать историю искусств? –решил переменить тему Майкл 
-- Вам кажется это странным? 
-- В моем представлении искусствовед это нечто эфирное, хрупкое и крайне ранимое – плохо соображая, что говорит, ляпнул мужчина 
-- А я значит конь германский? – холодно уточнила Никита 
-- Что вы, я просто неудачно выразился – смутился Майкл гадая, что на него нашло и очень надеясь, что Никита не обиделась. 

Почему то мужчине стало важно, что о нем подумает девушка, сидящая напротив. А еще покоя не давал вопрос – если расплести все косички Никиты то какой длины будут волосы и какие ощущения можно испытать, если начать перебирать их руками, пропуская пряди белокурых волос между пальцами. 
-- Я всегда любила историю и хотела пожить в Италии. А оказавшись во Флоренции поняла, что история искусств именно то, что мне нужно. Хотя ученый из меня никакой, не хватает терпения и усидчивости для проведения научных изысканий и дотошного исследования деталей, а монографию иначе не напишешь. А без такого рода работ авторитет в научном мире не заработаешь. С галереей тоже все непросто, но по крайней мере это более живое дело. 
-- А я вообще не люблю современное искусство – неожиданно сам для себя разоткровенничался Майкл – Надо чтобы посмотрел на картину или прочитал книгу и все понятно, вот как раньше было, а теперь … – и инспектор Самюэль только махнул рукой. 
-- В принципе картины мастеров Возрожденья тоже полны символизма, просто аллегории понятные зрителю того времени нынешнему человеку и в голову не приходят. Или гравюры Босха и Дюрера – тут девушка заметила, что глаза полицейского начали стекленеть и перебив саму себя, сообщила 
-- О смотрите какой ливень! Обожаю гулять по городу во время дождя и перепрыгивать лужи. Мы ведь уже закончили? – и девушка с надеждой посмотрела на инспектора. 

Сбитый с толку резким переходом Майкл взглянул на часы и понял, что обещал быть дома еще час назад. 
«Опять Медлин злиться будет» – меланхолично подумал мужчина, а вслух произнес 
-- Да, пойдемте. Где вы припарковали машину? 
-- Она сломалась, я собиралась идти домой пешком. 
-- В такую непогоду? – не поверил Майкл 
-- Да на такое я не рассчитывала, а поймать такси будет непросто 
-- Хотите я вас подвезу? – предложил Майкл, удивляясь самому себе 
Никита пристально вгляделась в глаза Майкла и помолчав немного, неуверенно сказала 
-- Ну если вас не затруднит. 
-- Нет, я буду рад. 
Назвав адрес и поуютнее устроившись на сидении Никита затихла, а Майкл повернув ключ зажигания подумал «А если я предложу ей выпить по чашечке кофе, она согласится?»

Дождь уютно барабанил по крыше машины, дворники еле справлялись с потоками воды струящимися по лобовому стеклу, а Майкл испытывал давно и казалось напрочь забытое чувство неясной радости и смутного ожидания. То что ощущаешь ранней весной, когда воздух еще морозен и лежит снег, но первый луч солнца, порыв влажного ветра сулит скорое возрождение природы, зелень травы и шелест листьев в вышине. 
Искоса посматривая на Никиту Майкл отмечал все новые и новые детали – вздернутый нос, припухшую нижнюю губу, шрам на мочке левого уха. 
«И где она так поранилась? Больно наверное было?» -- подумал Майкл, но спросить не решился. 
-- Спасибо, что подвезли – проговорила Никита, впервые открыв рот за всю поездку. 
-- Не за что – ответствовал Майкл, наблюдая как девушка выходит из машины и стремительно исчезает в подъезде дома. 
-- Зря я постеснялся – пробормотал мужчина, ощутив странную пустоту после ухода Никиты. 
-- Пожалуй стоило задать еще пару-тройку вопросов, ну в следующий раз спрошу – решил полицейский, объяснив свое состояние неудовлетворенности тем что работа не была доведена до конца. 
Выехав на проспект ведущий к дому, Майкл попытался набрать номер жены, но мобильный Медлин не ответил. 
-- Вот и хорошо. Зайду в магазин, Адам давно просил новый мяч, куплю. 
Нагруженный покупками мужчина вошел в дом и сразу оказался в эпицентре тропического урагана. 
-- Где ты пропадаешь? Ты должен был явится домой в 5 вечера, а сейчас уже полвосьмого! Почему? Я спрашиваю, отвечай немедленно – бушевала Медлин 
-- Надо было и задержался – невозмутимо ответил Майкл, снимая куртку и аккуратно вешая ее в шкаф. 
-- Что? – взревела разъяренная фурия – Как ты позволяешь себе со мной разговаривать? 
-- Угомонись Медлин – сурово велел мужчина и обойдя жену направился к лестнице. 
От изумления женщина потеряла дар речи, а когда наконец опомнилась, то слова «Ты еще пожалеешь, за все ответишь!» цели не достигли, поскольку Майкл скрылся за дверью ванной. 
Кипя от злости, Медлин ринулась следом, но дверь оказалась заперта, а на крики «Майкл, немедленно открой!» реакции не последовало. В порыве раздражения она пару раз стукнула ногой по двери, что оказалось бесполезным и пришлось Медлин ретироваться в гостиную. 

Майкл же спокойно принял душ и отправился к сыну – радовать ребенка подарками. 
Разбирая с Адамом игрушки Майкл, вообще то не склонный копаться в собственных душевных переживаниях, четко уяснил, что скандал учиненный Медлин его ни капельки не взволновал и вообще ему неприятен вид жены. 
-- Папа, я кушать хочу – заявил Адам вволю налюбовавшись новыми сокровищами. 
-- А что, мама тебя не кормила? – удивился Майкл глядя на часы. 
-- Так она пришла за полчаса до тебя и сразу отправила няню домой, а ведь Дори уже готовила ужин, а мне велела идти в свою комнату. 
-- Почему сразу не сказал? 
-- А я так хотел посмотреть подарки, что даже забыл что проголодался. 
Майкл сжал челюсти, ощущая как холодная ярость наполняет его кровь колючими иголочками. 
-- Ужин готов? – отрывисто поинтересовался мужчина, обращаясь к жене, которая с обиженным видом сидела на диване и смотрела какое-то телевизионное шоу. 
-- Ужин? – недоуменно подняла глаза полные слез Медлин, всем видом выражая глубочайшее страдание. Но вопреки ее расчетам муж не проявил ожидаемой реакции, а лишь сверкнул глазами и поспешил прочь. 
Через минут 10 по дому поплыли вкусные запахи и Медлин подумала, что пожалуй на один вечер диетой можно и пренебречь. Но к удивлению Медлин, когда она пришла на кухню, выяснилось, что еда уже разложена по тарелкам, но вот порции для нее не предусмотрено. Адам без умолку болтал о посещении хоккейного матча, а Майкл делал вид, что не замечает присутствия жены. 
И пришлось Медлин несолоно хлебавши вернуться к телевизору и погрузится в свои мысли. 
-- Пожалуй стоит форсировать события – пробормотала женщина, постукивая ногтями правой руки по подлокотнику кресла.

Страница  1 2 3 4 5 6 7

ПОДЕЛИТЬСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ МОЖНО: http://rdplus.ucoz.ru/forum/17-208-1

06.09.2013, 01:15
Категория: Каталог страниц | Добавил: varyushka
Просмотров: 143 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1