Мы взяли на себя смелость опубликовать здесь все произведения, оказавшиеся доступными для нас.
К сожалению, связь с некоторыми авторами была утеряна.
Если ВЫ из их числа, свяжитесь, пожалуйста, с администрацией сайта.


КАТЕГОРИИ






Главная » ............

Отдел с человеческим лицом (Мыкола рулит, Никита зажигает). Страница 2

Страница  1 2 

Два дня он снимал рекламный ролик о Первом Отделе. Точнее снимал спешно завербованный студент ВГИКа, а потому результат был соответствующий. Медлин производила впечатление отощавшего бегемота, Шеф и Майкл стали похожи на братьев-близнецов, попавших под асфальтоукладчик. 
– Кто тебя учил так камеру держать, кто?! – орал Мыкола прибавляя ряд выражений, употребление которых в приличном обществе было недопустимо. 
– Я тебе лично вырву вначале ногти, потом пальцы, а закончу ключицами – продолжал бушевать агент 4 уровня, больше в надежде успокоить себя, чем запугать горе-оператора, который давно уже лежал в глубоком обмороке. 
Мыкола даже позавидовал человеку, ведь он себе позволить подобного не мог, а между тем следовало идти к Шефу и Медлин и сообщать, что съемки требуется продолжить. 
– Три орхидеи и бонсай погибли потому что Вовчик, кабан неуклюжий, опрокинул стол на котором складировался реквизит. В попытке снять с верхней точки штативом ободрал потолок, перевел кучу пленки… А где результат? – горевал Мыкола, вспоминая об отмененных миссиях. 
Ведь если все можно было свалить на неуклюжего оператора, то миссии были инициативой Мыколы, и отвечать предстояло по максимуму. 
– Таким образом, показываем что мы тоже обычные люди, у которых бывают беды и огорчения, болезни и неурядицы – вдохновенно вещал Мыкола, искоса посматривая на Медлин – а во второй части ролика все проблемы будут решены благодаря усердию, настойчивости и вере в победу 
– А нельзя было снять все сразу? – вкрадчиво поинтересовалась Медлин 
– Нет. По системе Станиславского актеры должны были прожить все чувства и эмоции – с апломбом заявил Мыкола 
Ни Шеф ни Медлин не смогла найти достойного ответа на эскападу оперативника и через несколько минут тишины Шеф уточнил 
– Так когда и где будем снимать? 
Уф, пронесло – подумал про себя Мыкола и пообещал сходить в церковь, поставить свечку за здравие деда Грыни, который в 45 дошел до Берлина, расписался на рейхстаге и часто повторял «покуда нэ вбыли, спастысь всегда можна» 
– Думаю, часа через 2 можно начать – ответил Мыкола, который на всякий случай уже успел договориться со студией «Гомон», точнее с ушлым продюсером самого Бессона и за символическую плату в виде новейшей американской разработки прицела лазерного наведения (друг Мак-Леод списал как утраченную на миссии Майкла), он пообещал все организовать в лучшем виде. 
– И ведь сделал же – похрюкивая от удовольствия, со слезами умиления на глазах Мыкола лежал на тахте и просматривал изготовленные ролики. Двухлитровая бутыль самогона была практически пуста, но сало еще оставалось, а потому, поставив диск заново, Мыкола потянулся за следующей дозой. 
На экране в муслиновом платье персикового цвета Медлин, призывно улыбаясь, делилась секретами выращивания орхидей и бонсаев, обещая каждому вновь прибывшему сотруднику Отдела подарить горшочек с цветком на новоселье. 
Майкл, мужественно поигрывая бицепсами на обнаженном торсе, обещал каждого сделать неустрашимым, непобедимым и неотразимым. В подтверждение своих слов агент 5 уровня в бешеном темпе переплывал бассейн, причем камера крупным планом фиксировала вздувающиеся бугры мышц на спине и филейную часть оперативника, медленно выходящего из воды. 
Шеф был сдержан, суров и немногословен, стоя за штурвалом корвета с гордо вздымающимися парусами и бурунами белой воды, клокочущей у ватерлинии. 
– До чего техника дошла, убиться веником – сам с собой беседовал Мыкола, отлично помнящий как Вулф стоял на фоне зеленого полотнища с куском картона в руке и по команде режиссера раз в минуту произносящий – каррамба, коррида и черт побери. 
Медлин и Шефа отсняли очень быстро и отпустили с площадки, а вот Майкла заставили и бегать по павильону, высоко задирая ноги и ползать по-пластунски и прыгать на месте. На исходе второго часа режиссер сказал «не то» и потребовал принести надувной бассейн. 
Еще час в трехметровом бассейне Майкл изображал Ихтиандра, после чего режиссер заявил, что все, что им надо – «снять сексапильную задницу» и месье Самюэля заставили ползать вверх-вниз по шведской стенке, срочно раздобытой ассистентами. 
Нельзя сказать, что Майкл не пытался протестовать, но Шеф сидящий в кресле рядом с режиссером, каждый раз мгновенно пресекал попытку бунта подчиненного. 
Просмотрев спешно смонтированный материал Шеф остался очень доволен и велел Мыколе сделать дополнительно несколько копий лично для него, как выразился Вулф «на всякий случай». 
– Теперь закончить с донорством и можно докладывать Джорджу – сообщил Шеф подчиненным на обратном пути 
– Надеюсь, все пройдет гладко – задумчиво протянула главный психолог отдела 
– Да на таких условиях любой захочет, не сомневайся. Мыкола, проводи мероприятие завтра и будем рапортовать – подытожил Вулф 
– Что значит качественный самогон – нахваливал сам себя Мыкола на следующее утро. Несмотря на обильные ночные возлияния голова не болела, в горле не першило, настроение было чудесным. Поэтому Мыкола был несколько озадачен, когда в 9 утра, выйдя из своего кабинета, где успел с утра пораньше прикрепить на стену булаву и трезубец – для красоты и в память о Родине, увидел толпу понурых оперативников. 
– Никита, чего смурная такая? Думал ты рада будешь – проговорил Мыкола, поравнявшись с девушкой 
– Чему? – со слезами в голосе и на глазах ответила она – Что нас на органы порежут? 
– С чего ты взяла? 
– Вот, смотри! – и у Мыколы в руках оказался буклет про донорство 
Только теперь агент 4 уровня узнал, чем обернулась обычная техническая ошибка – в спешке для распечатки в типографию отправили не тот файл и оперативники до сих пор были не в курсе, что сдавать надо кровь и за это еще предлагается бонус. 
– Коллеги – обратился Мыкола к собравшимся, понимая, что надо срочно спасать ситуацию – Можно сказать братья и сестры по крови! 
Народ насторожился и притих, ожидая что Мыкола выдаст дальше. 
– Кровь – вот что нас объединяет – заливался соловьем агент 4 уровня – Мы готовы проливать ее на миссиях в борьбе с терроризмом, а сегодня нам предлагают сдать 300 миллилитров нашей крови ради мира и спокойствия на Земле. Это благое дело друзья, а кроме того каждый сдавший кровь получит два дня дополнительного отпуска и спецпаек. 
После этих слов собравшиеся облегченно вздохнули и расслабились, нахмуренным оставался только Мак-Леод сразу просекший, что именно его складу придется обеспечивать обещанное. 
– У тебя совесть есть? – шипел завскладом, прижав Мыколу к стене 
– У меня есть все, а вот где твои мозги? – огрызнулся Мыкола – У тебя конфеты «Коровка» и «Зефир бело-розовый» Наровлянской фабрики уже окаменели. Чай пил, чуть зуб не сломал. Отдай людям, не позорься. Потом закажешь партию черной и красной икры под предлогом спецпайков, а вот ее то уже найдешь куда деть 
– Ой, Мыкола, спасибо. Век не забуду – Мак-Леод даже зажмурился, представляя перспективы предстоящей аферы 
– Конечно, не забудешь, 20% партии – мои – четко озвучил условия Мыкола и вновь обратился к оперативникам 
– Сдача крови начнется через час в медпункте. Все сдавшие кровь получат справки, которые надо будет прилагать к заявлению на отпуск. Справки действительны 2 года. 
– Удивительно, как обещание отдыха стимулирует людей – задумчиво проговорила Медлин, наблюдая столпотворение у дверей медблока. 
Оперативники, пристроившись, кто где смог, заполняли анкеты, в которых клялись, что не болели гепатитом, не употребляли наркотические вещества и не были клиентами кожно-венерологических диспансеров. Заполнив требуемое, потенциальный донор заходил в специально огороженный ширмами закуток, где ему измеряли давление и брали анализ крови, а потом клиента укладывали на кушетку и 300 миллилитров крови перекочевывали в распоряжение врачей, а счастливчик со справкой-освобождением и полиэтиленовым мешочком, в котором одиноко болтались три зефирины и две конфетки, гордо отправлялся на свое рабочее место. 
Все шло тихо-гладко пока в медблок не вошла Никита. 
– Девушка, сколько вы весите? – строго спросила какя-то незнакомая врачиха 
– 52 килограмма – бодро ответила Никита, хотя ее вес предательски подбирался к 53 кг. 
– Надо бы 55, но ладно. Давайте смерим давление, а потом пойдете к медсестре 
Убедившись, что давление у Никиты в норме, медсестра Сьюзан, вредная тетка, всегда занижавшая температуру у пациентов и утверждавшая, что работа – лучший лекарь, пребольно проколола Никите палец и взяла кровь на анализ гемоглобина. 
Погудев, прибор выдал неутешительные цифры – 110 
– Иди, Никита. Твоя кровь не подходит 
– Почему это? – возмутилась девушка – я очень хочу быть донором. У меня здоровый и крепкий организм 
– Гемоглобин должен быть не ниже 125, вот поднимешь его – тогда приходи. Распоряжение Шефа. 
– Несправедливо, нечестно – заорала Никита – Все, все получили два дня отпуска, а мне, мне… 
Тут голос девушки предательски сорвался и она залилась горькими слезами. 
– Иди, Никита, не мешай работать – бессердечно заявила Сьюзан 
– Не плачь, вот тебе спецпаек. А два дня – ну подумаешь – принялся успокаивать девушку чуткий Мыкола, который чувствовал свою вину за недоразумение с буклетом, а потому дежуривший на пункте сдачи крови, во избежание, так сказать, эксцессов. 
Чтобы утешить Никиту Мыкола выдал ей целый пакет зефира и конфет, в душе кляня Мак-Леода за скупость, а нехватку продукта решил компенсировать за счет не выданных пайков себе, Майклу, Девенпорту и Вальтеру. Бирки Мыкола тоже выдал усиленный паек, решив, что грех мальчонку обижать. 
– Сколько крови собрали? – спросила Медлин, закатывая рукав и ложась на кушетку. Она где-то слышала, что кровопускание весьма полезно для организма и решила проверить на себе это утверждение. 
– Достаточно – сообщил Мыкола и было не совсем ясно, к чему это относится – то ли ко всей сданной крови или к 675 миллилитрам, которые уже выкачали из Медлин, а сотрудники медблока останавливаться и не собирались. 
– Легкость то какая во всем теле – радостно отметила Медлин, покачивающейся походкой направляясь к выходу – надо почаще кровь сдавать. 
Но дойти ей было не суждено – ноги предательски подкосились и главный психолог Отдела мешком осела на пол. 
– Хорошо, что в медблоке, далеко нести не пришлось – радовался Мыкола, верный своей привычке в любой бочке дегтя находить ложку меда. 
– Медлин несколько переутомилась и врачи назначили ей курс укрепляющих процедур. Но через сутки она вновь приступит к работе – докладывал шефу глава медслужбы Роззети – Сданная кровь законсервирована и готова к хранению или транспортировке. 
– Все пленки оцифрованы. Сделаны макеты баннеров, проспектов и плакатов. Рекламу можно запускать в любой момент – бодро отчитался Мыкола 
– Хорошо. Отчеты в письменном виде жду через час – кивнул Вулф и отпустил подчиненных 
– Думал под ликвидацию попаду, а все ты со своими дурацкими идеями – выговарил Роззети Мыколе 
– Если бы твои подчиненные меру знали, то все было бы нормально. Скажи спасибо, что оборудование за ширмой стояло и Медлин ничего не видела 
– Да, повезло – согласился Роззети и довольные оперативники разошлись по кабинетам писать отчеты 
Часы пробили полночь, Шеф лежа в постели, читал «Хоббита», искренне переживая за Бильбо, но тут раздалась трель мобильного 
– Что это у вас в Отделе творится? – чуть пришептывая поинтересовался мистер Джонс 
– Выполняем распоряжение куратора – вытирая разом взмокший лоб сообщил Шеф 
– Какое и которого? – неожиданно прозвучало в трубке и связь оборвалась 
Не так уж и часто в жизни Полу Вулфу приходилось испытывать чувство паники, но сегодня был именно такой случай. 
Что делать? Перезвонить Джонсу? Набрать Джорджа? Посоветоваться с Медлин? Сидеть тихо, ждать развития событий? 
Шеф Первого Отдела готов был рвать на себе волосы, но немного подумав, Пол решил, что чему быть того не миновать, срочно вызвал Мыколу с его запасами успокоительного и к утру Башню оглашали хриплые вопли в которых знающие люди не без труда, но смогли бы опознать «Сулико». 
А в это время Никита сидя в съемном гараже, методично разбивала молотком на мелкие кусочки плату из прибора изменения голоса, а полученные осколки бросала в банку с серной кислотой, где уже плавали и растворялись обломки мобильного и сим-карты 
– Будешь знать как не записывать меня в доноры – бормотала девушка, с наслаждением представляя перекошенную физиономию Шефа 
Правда удовольствие длилось недолгою Дверь гаража, запертая на железный навесной замок распахнулась, точнее рухнула и на пороге нарисовался Майкл собственной персоной. 
– Ни ки та, зачем ты позвонила в ЦРУ, сказав, что знаешь, где скрывается Бен Ладен и назвала мой адрес? 
– Так я же голосом Бирки говорила – изумилась Никита, с огорчением подумав, что опять провалила задание Центра. 

 

Страница  1 2 

 

 

 

 



ПОДЕЛИТЬСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ МОЖНО: http://rdplus.ucoz.ru/forum/17-417-1

03.10.2015, 16:09
Категория: Каталог страниц | Добавил: Nikita_S
Просмотров: 64 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1