Мы взяли на себя смелость опубликовать здесь все произведения, оказавшиеся доступными для нас.
К сожалению, связь с некоторыми авторами была утеряна.
Если ВЫ из их числа, свяжитесь, пожалуйста, с администрацией сайта.


КАТЕГОРИИ






Главная » ............

Последняя стадия. Точка отсчёта. (страница 2)

Страница  1 2 3

Среда. 3:15 
Квартира Никиты. 

-Дэшеб и Пирс погибли не случайно. Это ждёт и тебя… 

Я почему-то не удивлена.

- Там, в Шанхае, всё было подстроено? 
- Да. Шеф вызвал меня перед атакой, поэтому я не был на связи. 

По детски напуганный взгляд Биркофа ещё больше пугает меня. Вопросы лихорадочным вихрем проносятся в голове.
Что делать? 
Что же делать… 

- Майкл знает?
- Не думаю… 
- Но ты не знаешь точно. 
- Я не уверен… Я проверил базу данных, всю до конца. Никита, это первый раз, когда Шеф и Медлин так бояться! 
- Кого? 
- Группу надзора…. 
- Что это такое? 
- Это руководство. Шеф отвечает только перед ними.
- Они могут закрыть отдел? 

Молчание… 

- ОНИ МОГУТ ЗАКРЫТЬ ОТДЕЛ?
- Скорее уничтожить…

Дерьмо…
Я не без удивления ловлю себя на мысли, что вчерашнего интузиазма умереть сегодня почему-то не ощущаю… Хотя, мне бы это сейчас, возможно, не помешало…

- Что можно сделать, Биркоф? 
- Во первых, нужно сохранить тебе жизнь в течении ближайших нескольких дней. А ещё бы хорошо найти Майкла… Я не могу узнать его адрес. Попробуй ты! 

8:40 
Квартира Никиты. 

Я заметила, что становлюсь циничнее. 
Видимо это мой образ жизни в край доконал меня. 
И в доказательство этому я проснулась сегодня, в кои -то веки, с более менее хорошим настроением и с чётким намерением назвать свой поступок по отношению к Феррере по философски кратко и не без доли чёрного юмора - миссия « Вырви глаз ». В неё входило:  привлечь, с целью «завоевания сетчатки глаза для последующего проникновения в закодированные файлы отдела и извлечением необходимой информации по идентификации Майкла»  

*************************************** 

Всё прошло гладко. 
Ферерра даже пригласил меня на ужин… 
И, вуоля, вознаграждение за труды – адрес с местом жительства Майкла. 
Сердце вспомнило танец румба. 
Мне же хотелось просто застрелиться, потому что я боялась. 
Я боялась, как маленькая боялась встречи. Сама мысль о том, что приду к нему в дом непрошенным гостем, приводила меня в полный ступор. Интуиция опять начинала разбрасываться противоречивыми предчувствиями… 
Д – о – м.
Казалось, что если у этого человека и был дом - то это была целая крепость, куда простым смертным не попасть. Своеобразная Троя, куда можно заехать только на троянском коне. Но у меня коня в арсенале нет, придётся заезжать банально, на Porsche.
Подумать только, я столько лет знаю этого человека и не знаю о нём НИЧЕГО…

16.05 
Италия. г. Лечче.
 
Я ехала по загородному проспекту. 
Уютные домики, стоящие вдоль дороги. 
Достаточно милый, если не сказать – «семейный» район. 

Нахожу нужный дом и припарковываюсь возле ёлок, растущих вдоль забора. Поднимаюсь на крыльцо, усаженное цветами. 
Звонок. 
Ещё один звонок. 
Открывает дверь приятная брюнетка восточной внешности и ростом с пол головы ниже меня. 
Фууух, первое облегчение - я ошиблась домом… 
Хочу уйти… быстро так извиниться и уйти.
Маленький мальчик подбегает к дверям и обнимает приятную женщину… 
Я почему-то хочу бежать от сюда… 
Инстинктивно. 
Интуитивно.
Твёрдой походкой начинаю своё отступление. Неосознанно… 
Уйти … 
Бежать!

- Папа! Папа! Поедем в парк?
- Потом, сначала доиграем. 
- Майкл…?
 
«Боже мой» 
«За что ты так со мной?» 

Словно удар под дых.
Сначала пришло осознание того, что я сделала правильно, когда позавчера сказала себе, что Бога нет. 
Потом, почему-то, мой мозг начал вспоминать все те моменты, когда я была на волосок от смерти, а их не мало, и сожаление, что не умерла в каждом из них…
Следом пришло мерзкое чувство - это не тот мужчина, который мне нужен, не Майкл, а чей-то чужой, что я всё таки ошиблась дверьми…. 
Может эта новая стрижка? Или пустота во взгляде? 
Не знаю.
Полный Вакуум… 

Тело на мгновенье онемело в оцепенении.
Мне хотелось медленно закрыть глаза и раствориться…
Потерять сознание, чтобы после очнуться и понять, что это был всего лишь дурной сон. 

Руки, плетьми, непослушно опустились, выронили очки.
Так нелепо.

В этот момент Не Было Ничего… 
Мне кажется, что в этот момент я умерла… 

------------------------------------------------------------------------------ 

- Вы знакомы, Майкл? 

Знакомы ли мы? 
Первое, что приходит на ум – «нет».
Что Она здесь делает? 
Что – то случилось. 
Просто так Она бы не приехала, не стала бы меня разыскивать… 
Все возможные причины её внезапного прихода пронеслись  у меня в голове.

Это когда – нибудь должно было случится. Вот только разве что не так… Я хотел рассказать сам. 
Я вижу, как Никита побледнела, её и без того бледная кожа стала почти прозрачной. В глазах немой вопрос. 
Я знаю, что это для неё удар. 
Но я ничего не могу с этим сделать.
Я, почему – то, начинаю себя ненавидеть… 

- Какими судьбами? 
- Я… Я …. Узнала твой адрес……….. 
- Тётя Маргарита сказала? 
- … Дда…Она такая… Хорошая… Тебе привет от неё…. 

- Столько лет прошло…
- … мда. 
- Это моя жена. Елена… ,- говорю и не знаю, как буду объясняться потом.

- Здравствуйте, меня зовут Никита 
- Никита моя родственница, через отчима… 
- Что же ты мне не сказал? Проходите, пожалуйста!- моя жена, как и всегда, любезна. 
- …Спасибо. 
- Я рад тебя видеть. 
- …Я тоже. 

Я вижу, как она переминается с ноги на ногу, сомневается… 
Она не знает куда себя деть, что делать, как вести себя в сложившейся ситуации. 
Честно сказать, я и сам не знаю, как себя вести и, просто, обнимаю её. И понимаю, что скучал по ней.  
Отправляю сына наверх, в свою комнату. Елена идет делать нам чай.  

- Я не знала, что у тебя есть сын… 

Эти морщинки на её лбу. Она расстроена и всё ещё не может поверить в то, что видит.
 
- Что ты здесь делаешь? 
- Это всё настоящее? 

Я молчу.

-------------------------------------------------------------- 

- В Отделе что-то творится. Мне нужна твоя помощь.
- В чём дело? 
- Пирс и Дэш погибли… Шеф пытается убить меня. Он убирает всех, кто видел Эдриан. 
- Кто твой командир? 
- Ферерра.. 

Майкл раздумывал несколько минут и ответил,- Когда допьёшь чай, найди повод уйти. Я назначу тебе встречу.
 
И я ушла… 
Просьба была более чем красноречива… 
Убежать. Пока мои ноги мне не откажут и я не упаду где - нибудь в богом забытом месте и тихо не умру… 

Я уже не знала, хочу ли я, чтобы Майкл помог мне. 
Всё это стало не важно, потому что жить мне отныне придётся выбросив Майкла и мысли о нём из головы. А как  выбросить, если Он это мой единственный спасательный круг? Это означало бы упустить последнюю надежду…. 

Я ехала обратно в Отдел. 
Как доехала - не помню. Помню только слёзы, которые застилали мои глаза, и скорость с которой неслась, не сбрасывая на поворотах… 
Мне казалось чем сильнее я жму на педаль газа, тем дальше я от всей этой несправедливости, что происходит вокруг меня.

Четверг. 01:15 
Италия. Парк Пинчо. 

Вечером Майкл позвонил и назначил встречу. И я просто села в свою машину и поехала. Не думая о каких – либо решениях, и тем более не желая ничего предпринимать… Я действовала интуитивно, плывя по течению, не сопротивляясь судьбе. 
В парке- значит в парке. 
Поможет - хорошо. 
Не поможет - плевать… 

Я стояла и ждала его, и единственное, чего мне сейчас хотелось - это рыдать, устроить истерику, выбить у него объяснения! Я в который раз почувствовала себя использованной, обманутой. 
Огни мотоцикла осветили ночной парк, выдернув меня из своих мыслей.

- Откуда жена и ребёнок? 
- Об этом потом… Чем ты занимаешься? 

Чем я занимаюсь? Он издевается? Пытаюсь выжить, мать твою! И как только я собралась сказать это – посмотрела ему в глаза, озабоченные, встревоженные. Этот взгляд всегда был  безусловным оружием Майкла против моих решительных действий. 
И как доказательство всему этому – желание высказаться и как следует врезать - поубавилось…
 
- Сейчас пока жду задания. Ты подстригся… 
- …………Адам замотал в мои волосы жвачку, другого выхода не было. Майкл ненадолго замолчал, а потом спросил, -Пирс и Дэшэб убиты, а Полак? 
- Полак тоже. Биркоф проверил базу данных, он считает, что Шеф и Медлин боятся «группы Надзора». 
- Что ещё знает Биркоф? 
- Ничего, что не знаю я. 
- Расскажи о Ферерре. 

Я попыталась собраться с мыслями и вспомнить все, что я о нем успела узнать, - Я работаю с ним, но не верю ему. 
- Можешь выманить его из отдела? 
- Могу. 
- Приведи его к себе домой. Пусть Биркоф перекодирует глубокий канал. 
- Это всё? Всё что ты можешь сказать мне?- но эти слова я уже говорила его спине и шепотом… 
Он ушел. 
Не сказав ни слова.

**************************************** 
**************************************** 

12:05 
Квартира Никиты. 

Всё шло, как и было спланировано. Биркоф перекодировал канал. С утра, только увидев в Отделе Ферерру, я любезно согласилась с ним на лэнч… 

Сейчас день. Назло, сама не зная кому, надела самую безвкусную одежду, розовую юбку в не мыслимый цветочек и старую майку. Веду эту зверину к себе домой, и надеюсь только на то, чтобы Майкл уже был там, иначе (что-то мне подсказывало), после всех моих женских уловок и явного кокетства, я буду, как минимум, изнасилована, и мне просто придётся убить это животное, в своём собственном доме. 

Я открыла дверь, мы зашли. Как и ожидалось мною, он начал приставать. 
Ещё чуть - чуть и я за себя не ручаюсь. 
Облегчение… 
Майкл здесь. И  Биркоф тоже здесь. Теперь можно расслабиться… 

17:11 
Центр. 

Через несколько минут очередное задание, на котором меня опять должны попытаться ликвидировать. Я это знаю. 
Мы идём к главному шлюзу. Ферерра достаточно разговорчив, давая мне указания по наилучшему прохождению миссии, и даже пытается выглядеть озабоченным моей судьбой. Странно смотреть, что делает страх с человеком…

18:52 
Италия. Рим. 

Я выжимаю «всё» из своего мотоцикла… 
Подрезаю синий Chevrolet и слышу позади себя скрежет метала не разъехавшихся авто. 
Я должен успеть.
 
- Биркоф. 
- Я на связи! 
- Отправил? 
- Еле успел… Шеф чуть не застал меня. 
- Группа надзора сможет выйти на нас? 
- Нет. Я замёл следы. 
- А задание? 
- Здесь плохо, она не вернётся живой.
- Сколько осталось? 
- Они проехали поворот. 
- Притормозить сможешь? 
- Нет. 

18:58 
Центр.
 
По моим подсчётам я успеваю. Набираю код доступа. Быстрым шагом захожу в главный шлюз. Практически бегу. 
Я в Отделе. 
Направляюсь к кабинету Медлин. Кто-то здоровается со мной, но я не обращаю внимания. В моей голове только одна мысль,- я должен успеть…. 

- Почему ты здесь? 

Если бы я не знал так хорошо эту женщину-то подумал бы, что она задала этот равнодушный вопрос только от того, чтобы не стоять молча. На самом деле она волновалась. 

- Предлагаю альтернативу. 
- Чему? 
- Вы ведь не хотите, чтобы отдел был уничтожен? Это случится, если вы не прервёте операцию. 
- А зачем? Думаешь это что-то изменит? В следующий раз получше выбирай сообщников…
 
Медлин достала жучёк, который Феррера должен был оставить в её кабинете. Я мысленно застрелил Ферреру в упор, теперь же мне хотелось сделать тоже самое с Медлин, только наяву. 
Мне жаль её… Она ни за что не дождётся моих эмоций. И если она думает, что знает о всех моих планах-то глубоко заблуждается, думая, что может меня предугадать. 
Вся эта ситуация мне  только на руку. 

- Мы дали Биркофу ложную информацию. Никто не сможет доказать, что мы убили Эдриан. Пака Я здесь…
- Я так не думаю.

Я видел на экране координаты самолёта, который через несколько секунд должен был поразить цель ядерной боеголовкой, и Никита была частью этой цели. 
Но её день ещё не пришел.
Никита жива. 
Медлин пытается сейчас внушить, убедить меня, что жучёк не смог прослушать важную информацию, которая заинтересовала бы Джорджа, группу Надзора, однако Никита жива. 
Я подыгрываю ей. Их неведение вполне устраивает. 

20:11 
Центр. 

Я жива…
Благодарна ли я? Не знаю… 
Да. 
Скорее всего – да…
Войдя в Отдел я почувствовала непередаваемую обиду и злость. Как же мне надоело, что моей жизнью вот так легко каждый раз распоряжаются. 
Отчёт, и я «свободна». 
Идя по коридору встречаюсь лицом к лицу с Майклом. Со своим спасителем, мучителем, палачём и ангелом хранителем. Как много в этом человеке для меня сочетается…

- Как всё прошло? 
- Я пака жива… они с тобой говорили? 
- Да. 
- Что они будут делать? 
- Пака ничего. 
- ….Майкл… Твой брак с Еленой… Что это такое? 
- Это задание. 
- Она агент? 
- Нет. 
- Так она не знает…
- Нам нужен её отец. 
- Значит, ты её обманываешь для прикрытия? 
- …
- А ребёнок? Он твой? 
- … Да.
 
И чего я ждала от этого человека для себя, если он так хладнокровно говорит о своей семье? Пусть даже это миссия. 
Мальчику года три, четыре. Значит всё это время у него была семья. Жена. Сын. С момента моего появления здесь… Я воочию увидела ту, кем сама мечтала быть. Ту, кто стирает ему рубашки, готовит ужины и делит с ним пастель… 
Любит ли он её? 
Мне нестерпимо хочется в душ. Помыться и смыть с себя ту невидимую грязь, которая внезапно проявилась. 
Вот что он имел ввиду, когда говорил, что я не всё знаю про него… 
Чего я не знаю ещё? 
Боже, мне кажется, я влюблена в чудовище…

*************************************** 
***************************************
 
Пятница. 8:15 
Центр. 

Вчерашний  короткий разговор с Майклом никак не смог удовлетворить моего любопытства. И Он лучше меня знает об этом. Поэтому с утра пораньше я приехала в Отдел, без звонка, по собственному желанию, что НИКОГДА до сегодняшнего дня за мной не замечалось. В надежде застать Его… 
Я одела одно из «самых подчёркивающих мою фигуру» платьев, высоченные каблуки и даже накрасила губы. Пусть посмотрит на меня внимательнее и оценит весь масштаб потерь, которые ему предстоят. 
Я много думала вчера и настроена решительно. Я должна получить ответы, хочет он этого или нет! 
Решительно подхожу к его кабинету, и не менее решительно дёргаю за ручку двери… 

Майкл молча набрал код, отключая прослушку. Как всегда невозмутим.

- Я много думала. О том, что произошло. Ты должен мне все объяснить.
 
Немного помолчав, он начал тихо говорить:
 
- Отца Елены зовут Сала Вачек. Он унаследовал огромное состояние в виде горных разработок в восточной Европе. Но он не пошел в семейный бизнес… он террорист. 
- Она знает? 
- Нет… Он ушёл , когда ей было 6 лет. С тех пор они не общались. 
- Отдел женил тебя на ней, чтобы добраться до отца… 
- Да. 
- И что ты сделаешь, когда найдёшь его? 
- Ликвидирую. 
- За три года ты не сказал мне, что у тебя есть семья.
- Я не мог, это сверхсекретная операция. 
- Я знаю. Тебе приказали. Но не понимаю, как ты можешь с этим жить.
 
Я видела, как тяжело ему давалось каждое сказанное слово,  но я не могла на тот момент понять, оправдать. 
Мне хотелось уйти и больше никогда не видеть его. 
Сейчас он был для меня именно Предателем… 
С большой буквы. 



----------------------------------------------------------------------------- 

14:12 
Центр. 

Коридор. 
Ещё один коридор. 
Длинные, длинные коридоры, величиною в вечность, такие же долгие, как и мои мысли о том, что ждёт мою семью, о том, что сейчас думает обо мне Никита. 
Я видел призрение в её глазах, непонимание. 
И мне нечего ей сказать. Возможно, она права, и другого я не заслуживаю. И моё не желание признавать это не отменяет тот факт, что я и сам чувствую к себе отвращение… 

- Майкл!- окликнула Медлин. 
- Кто заказал нападение на посольство? 
- Мы провели работу, по некоторым данным более 50% за то, что это Вачек… А как у тебя? 
- Я смогу убедить Елену пойти на примирение. 
- Она готова? 
- Вчера мы говорили о её отце, и она не сменила тему. 
- Хорошо… Давай это обдумаем. Что ты предлагаешь? 
- Я хотел бы привлечь кого-то ещё. Кому она могла бы довериться. Может объявившегося родственника? 
- У тебя есть кандидатуры? 
- Никита 
- Интересно… Женщина. Ровесница. Никита использует свой опыт сиротства. Её не надо готовить… Остаётся составить легенду. Этим мы также нейтрализуем нарушение секретности допушенное Никитой, когда она нашла тебя по этому адресу, о чём ты, конечно, собирался доложить.
- Конечно. 
- По -моему план хороший… Никита подходит идеально. 
 

************************************ 
************************************ 

Месяц спустя. Четверг. 21:20. 
Кабинет Пола Вульфа, Шефа Первого Отдела. 
- Поздравляю! Ты совершил – то, что в руководстве казалось просто невозможным. Елену выписали из больницы, физически она здорова. Разумеется, она и Адам будут обеспечены по полной программе. Ты хочешь и в дальнейшем получать о них сведения? 
- …
- Мы обязаны признать, что ты принёс личную жертву. Мы даем тебе отпуск. Он вступает в силу через неделю, до этого ты нужен нам в осуществлении двух миссий. Можешь идти, Майкл. 

22:45 
Италия. Улица Via Giulia. 

Я не заметил, как потемнело… 
Уже, наверное, ночь… 
Светло, темно - для меня это потеряло смысл.
Сколько времени сейчас? 
Сколько времени прошло? 
Сколько времени прошло, с тех пор, как моя память попыталась стереть все воспоминания, которые так болезненны для меня? 
Сколько времени прошло с тех пор, как я потерял веру в нормальную жизнь? 
Сколько времени прошло, как я потерял сына? 
Сколько времени прошло, как я потерял все, что было дорого мне? 
Сколько? 
Нет. Счёт не идёт на секунды, минуты, часы. 
Нет ничего, - только мокрая улица, фонари, машины, чей-то смех, какие-то люди, проходящие мимо, сквозь меня. 
Остался только ледяной моросящий дождь, бьющий по моему лицу… 
Больно. В груди… Теперь я это чувствую. 
хм 
Я ещё что-то чувствую... 

Я знал. Знал с самого начала. Я, казалось, всегда был готов.
Я был уверен, что готов…
Тогда почему я чувствую эту боль? 
Откуда эта ненависть и отвращение к себе? 
Я устал врать сам себе… 

Сегодня моя семья хоронит меня. 
Мой сын навсегда потерял своего отца… 
Но я жив! Я жив… И сделал, всё что мог, но я не Бог….. 
 

****************************** 
****************************** 

Пятница. 8:00 
Центр. Главный зал для Брифинга. 

Майкл опоздал на брифинг. 
Когда я увидела его, мне захотелось, чтобы его опоздание было единственным моим удивлением. Я отказывалась верить глазам. 
Он пришел в мятом пальто, насквозь пропитанным табачным дымом. Взъерошенные волосы, резкий запах перегара, красные глаза. Он не спал, курил, пил, возможно даже был пьян до сих пор. И судя по его виду, одним небесам известно, что помогло ему пережить сегодняшнюю ночь… 
Его слабая заинтересованность в словах Шефа, объяснявшего предстоящий план операции, лишний раз давали повод для моего беспокойства. Все мы видели Майкла таким впервые. Все, кто сталкивался с ним этим утром, спешили уйти или остаться для него незамеченными. Возможно, боялись его непредсказуемости. Даже Шеф не рискнул сделать замечание, когда Майкл откровенно проигнорировал его. Я понимала, что Шеф будет лоялен, но насколько ещё хватит его терпения? 
В это утро стало ясно одно - мир для Майкла перевернулся и никогда больше не будет таким, как прежде. Меня пугали эти перемены. Пугали потому, что я не имела ни малейшего понятия, как помочь и чего ждать дальше… 

*********************************** 
*********************************** 

Два дня спустя. Воскресенье. 20:10 

Уверенно веду машину к Его дому. Не знаю зачем, но  чувствую, что должна сейчас быть где - то рядом. 
Просто быть рядом. 
Прошедшие дни никак не хотели укладываться в моей голове. Две проваленные миссии по вине Майкла. Люди Бревича, каким – то образом, сумели сфотографировать его на последней операции. И я понимаю, что сейчас, как никогда, человеку, который мне дорог, и которому грозит опасность, нужна моя защита. 
Нет, я не тешу себя иллюзиями, что Майкла могут не найти, так как знаю, что Отделу требуется гораздо меньше информации для поиска людей. 
Мне страшно. 
Мне страшно за него. 
Как бы ни звучало мелко - мне страшно за себя. 
Мне не хотелось трогать его после всех этих событий, лезть со своим «соболезную», говорить какие-то глупые фразы, да и Майкл не тот человек, которому нужно чьё – либо сочувствие. Я искренне думала, что он сможет справиться с собой, сам, в рекордно короткие сроки. 

Иногда представляю Майкла на месте Шефа. Не стал бы Отдел еще большим адом, чем есть сейчас? 
Не знаю.
Но знаю, что Майкла до конца не знает никто.

Загородная квартира Майкла. 
Как только я зашла в нее, первое, что бросилось мне в глаза – это не запертая дверь и едкий запах табачного дыма. Через пару шагов перед моим взором нарисовалась более чем шокирующая картина,- огромный телевизор, стоящий на полу и во весь экран фотография Адама. Полная пепельница окурков, пистолет, начатая бутылка Jack Daniels на маленьком столике. Он сидел ко мне спиной, никак не отреагировав на то, что кто-то вошел в квартиру. Безразмерный, выцветший халат, виолончель. Эта выдирающая душу музыка… Это не Майкл, это не тот Майкл, каким я всегда знала его, каким привыкла видеть. Это комок оголённых нервов…

Это был шок. 
Я видела Его Таким впервые. И, наверное, это стоило всей моей прожитой жизни. 
Я чувствую его боль. 
Мне так искренне жаль его… 
Я плачу. 
Слёзы льются и льются. 
Никак не могу успокоиться. 
Плачу от того, что ничем не могу помочь. Не могу облегчить страдания, плачу от своей беспомощности. 
Мне так хочется обнять, утешить. 
Сердце обливается кровью смотря на него. Видя его в этой обстановке, полупустой квартире, одного, растерянного, одинокого и уязвимого. Впервые в жизни он выглядел таким несчастным. Неужели он не знал, что этим всё и должно было закончиться? Ведь шёл на это осознанно…

Я осторожно подошла к нему и вместо того, чтобы обнять, задала самый тупой вопрос из возможных: 

- Чем занимаешься? 
- Играю на виолончели… 
- Сигнализация отключена, да и твои двери открыты… 
- ……… Иногда… он не мог заснуть… и просил ему поиграть… Сегодня день его рождения… Я купил ему подарок… 
- Который никогда не сможешь подарить? 
- … Да… Который никогда не подарю… 
- Тебе плохо.
- Да… 
- Бревич раздобыл твою фотографию… 
- Если он придёт – то придёт. 

Не обращая на меня внимания, Майкл снова затянул  мелодию, которая ещё больше усугубляло его и без того ужасное состояние. 
Я не смогла смотреть на это спокойно. Просто взяла и выдернула из его рук смычёк и эту огромную бандурину. 

- Напрасно ты это, - сказал Майкл, но без видимого желания сопротивляться. 
- Хочешь умереть? 
- А есть разница? 
- …Ты мне не безразличен, Майкл… 
- Это большая ошибка. 
- Почему?
- Все, кому я был дорог, так или иначе пострадали. Симона… Елена… Адам… Я не хочу, чтобы ты шла по их пути… 
- Я сама выбираю свой путь. Как и они, Майкл! 
- Разве Адам мог выбирать?...................... Я уже причинил тебе много боли…….. Уходи, пака не поздно. 
- Майкл! Я понимаю, с тобой поступили жестоко! Но ты должен найти силы, чтобы жить! 
- Где? 
- Где сможешь… 
- …………. 

Внезапный выстрел и звон разбитого окна разрушили тишину. Я интуитивно кинулась к Майклу, желание закрыть его собой было на уровне инстинкта. Первая мысль – Бревич. Он  всё таки нашел его. 

- Бревич тебя выследил. 
- Я был лёгкой мишенью. Бревич бы не промахнулся. Скорее всего это новые игры Шефа… 
- Не знаю. Майкл! Ты должен что-то сделать! Пожалуйста,- почти умоляю его.
- Хорошо…. 

Он отошел от меня, поднял с пола виолончель и снова начал играть эту уже ставшую мне ненавистной мелодию. Мне больше ничего не оставалось, как уйти, оставить его одного. У меня нет другого выхода. Он не хочет, чтобы я была рядом. 
Это страх за меня? Что и меня постигнет та же участь, которая постигла всех людей, которых он любил, которые любили его? Ведь эти люди несчастны или их уже нет в живых. 
А разве я ещё жива была бы, если бы не ОН?

В моих мыслях столько новых слов относящихся к Тебе, Майкл. Такие нелепые, как - смирение, беспомощность, отчаяние... Но это же не так! Это не про тебя!  
Мне так жаль, Майкл, так жаль. 

Я заняла пост возле его дома. Возле его квартиры. Я буду стоять до последнего, я умру на этом самом месте, но я хочу и смогу защитить его. Пришло время отдавать долги, отдавать их тебе, Майкл.
 
Ноги промокли и замёрзли. Лёгкая дрожь по всему телу от пронизывающего холода и поднявшейся температуры. Насморк. Но это всё я отодвинула на 2й план. 
Уже не раз меня выручают 5 лет прожитых на улице, наука терпеть многое, в том числе и дискомфорт. 
В голову лезли мысли, вернее обрывки воспоминаний минувших недель, больше похожих на невероятный сон, спектакль, нежели на правду. Всё так внезапно случилось, так же стремительно, как тот прыжок с 23 этажа на последней миссии, с которой и началось всё это безумие. Сначала Отдел подсунул Елене письмо, по идее отправленное от её отца, следом завербовали меня, выдавая за кузину Майкла… 
Моей задачей было уговорить её написать отцу ответное письмо, с желанием увидеться. Потом мой приезд в их дом, вынужденное общение с этой женщиной, Еленой. Я понимала, что чем натуральнее я буду играть свою роль, тем быстрее Майкл простится со своей семьёй… Сначала я этого откровенно хотела, но позже смогла проникнуться к Елене жалостью… Мне стало искренне жаль эту женщину, она чем-то напоминала мне меня. Мы с ней много общались, Елена делилась со мной сокровенным, была искренна, а мне каждый раз было стыдно смотреть ей в глаза. Я настолько сильно пыталась скрыть свои чувства к Майклу, что порой хотелось убежать. 
Я старалась по возможности не сталкиваться с Майклом в его доме. Лишь бы не оставаться с ним наедине. Я полюбила его сына. Действительно полюбила Адама, всем сердцем… Не знаю, толи от отсутствия своих детей, толи от осознания того, что их у меня никогда не будет. Я настолько люблю Майкла, что готова любить даже его детей… 
О том, что у Майкла есть семья знали все. Даже Вальтер. Одна я не знала ни - че - го… А если бы знала, было бы все иначе? Не знаю.
Тяжело понимать, что тобой пользуются. Что тобой постоянно манипулируют. И все эти мысли мертвым грузом лежали на душе. И все что мне оставалось- ронять соленые слезы в подушку, смотря на спальню Елены с Майклом и понимая, насколько я была наивна. Я плакала, оставаясь наедине с воспоминаниями о нём, о наших ночах,  и горечи от этих воспоминаний.
Мне, наверное, никогда не понять, почему Майкл не рассказал мне ничего о том, что у него есть семья. О том, что не свободен. Боялся? Думаю, что да.

Ну вот, я снова плачу. И на таком холоде горячие слёзы обжигают моё лицо. 
Надо держать себя в руках, ведь впереди целая ночь…

Страница  1 2 3



ПОДЕЛИТЬСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ МОЖНО: http://rdplus.ucoz.ru/forum/17-235-1#44969

30.12.2012, 22:01
Категория: Каталог страниц | Добавил: Приветка
Просмотров: 338 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/3