Мы взяли на себя смелость опубликовать здесь все произведения, оказавшиеся доступными для нас.
К сожалению, связь с некоторыми авторами была утеряна.
Если ВЫ из их числа, свяжитесь, пожалуйста, с администрацией сайта.








Главная » СОДЕРЖАНИЕ » 6 СЕЗОН

Кто вы, месье Мишель?





Страница  1 2 3 4 5 6 7 8  


Меня зовут Мари. Мари Гибуа. 26 лет, крашеная блондинка с глазами болотного цвета, вот уже 2 года разведенная. Живу в небольшом городке на границе Франции и Италии, работаю переводчиком в фирме. Языки моя слабость, наверное, из-за происхождения – моя мать русская, а в отце смешалась французская, шведская и ирландская кровь. Родители развелись еще, когда я была совсем крохой и потом активно устраивали личную жизнь. Причем считали своим долгом знакомить меня с каждым новым спутником жизни. А они были такие экзотичные, например уроженка Маркизских островов у папы или индеец кечуа у мамы. В итоге я говорю на 8 различных языках. Росла я с бабушкой, которая была дочерью эмигрантов из России. Так что русский мой самый любимый язык. Я даже несколько раз ездила в Россию. В первый раз было просто ужасно – у меня украли чемодан, номер в гостинице оказался забронирован не тот, что обещали, и еще я сдуру купила на улице нечто под названием «шаурма». До сих пор удивляюсь, как в живых осталась после такого отравления. Но все это компенсировалось незабываемыми впечатлениями от путешествия в Карелию, впоследствии я была на Валдае, а в последнюю поездку увидела Байкал. И со своей лучшей подругой Ириной я познакомилась в Москве. Именно она помогла мне добраться до гостиницы, вызвала врача и заботилась обо мне во время болезни. 
Да, что там говорить, я и с мужем то познакомилась в Питере. Сергей был русским, эмигрировавшим в Канаду еще подростком с родителями. Он приехал навестить друзей детства, и мы случайно познакомились на Невском. Все было так романтично, я и оглянуться не успела, как уже лепетала у алтаря «да». Лучше бы думала головой, а не чем-то другим как потом вполне справедливо говорила мне бабушка. 
Длилась моя семейная жизнь недолго. Серж был милым человеком, но выпив, превращался в чудовище, а пропустить стаканчик другой чего покрепче он любил. Причем записываться в общество «Анонимных алкоголиков» отказывался, все работы он бросал под предлогом, что «его не ценят», а освободившееся время проводил перед телевизором. 
В итоге на память от Сержа у меня остались застиранная футболка с надписью «Спартак – чемпион» и кот Лапс. Кстати именно из-за Лапса мы разругались вдрызг. Муж хотел забрать кота с собой, утверждая, что это его единственный друг. Потрясающая наглость! Во мне взыграли упрямые ирландские корни и мой адвокат, явно хихикая за моей спиной, сумел добиться решения суда, по которому кот остался со мной. 
После развода я уехала из Германии и мы с Лапсом поселились в очаровательном доме постройки 19 века. В соседнем доме почему то никто не живет, точнее, так было до недавнего времени. 
Вчера вернувшись из отпуска я обнаружила, что у меня появились соседи – мужчина около сорока и мальчик лет восьми. На вид мужчина довольно приятный – высокий, плечистый, но выражение лица у него грустное и глаза потухшие. Хотя нет, вот из дома выбежал ребенок и взгляд мужчины потеплел. Мальчик очаровательный – темноволосый, смуглый и очень худенький. Ничуть не похож на отца. Интересно, какая у них мама? 
А мамы похоже и нет. Вот уже месяц они живут в нашем районе, и к ним никто не приходит, даже уборщица. Это известно из самого надежного источника – тетушки Антуаннеты. Она знает все про всех, даже про похождения моего Лапса. Но единственное, что удалось ей узнать, так это имена соседей – Мишель и Адам Лепанж. 
Мишель, судя по всему, очень заботливый папа, он все свободное время проводит с ребенком. Но, похоже, Адам часто остается один, не раз видела как он вечерами стоит у ворот и ждет возвращения отца. У мальчугана так меняется выражение мордашки, когда он слышит знакомый шелест шин. 
Как же они обходятся вдвоем, без посторонней помощи? Но и Адам и Мишель выглядят всегда очень аккуратно и красиво одетыми. Чудеса! 
Конечно, хорошо когда ребенок самостоятельный, но присмотр все-таки нужен. Сегодня я работала дома, так как с утра вызывала электрика. И где-то около часа дня слышу во дворе истошный вопль. Выскакиваю на улицу и вижу Адама, который прижимает к груди ручку и его зеленая футболка окрашивается кровью, а слезы по лицу градом катятся. 
Родные часто посмеиваются, что ноги у меня быстрее головы. И это верно. Разумнее было войти через калитку, а не перепрыгивать забор, разделяющий наши участки. Конечно, я регулярно хожу в спортзал и плаваю в бассейне, но при весе 49 килограмм и росте 167 см силы во мне не очень много. Так что, почему забор сломался, я не поняла. С виду крепкий был. 
Хорошо хоть джинсы не испачкала, когда упала прямо под ноги Адаму. Он от неожиданности даже плакать перестал. Или это я его напугала еще больше? 
-- Адам, не бойся. Меня зовут Мари. Я помогу тебе. Покажи, что с рукой? – как можно нежнее стараюсь взять его ручку в свои ладони. 
Да, порез между большим и указательным пальцами довольно глубокий, кровь так и хлещет. Но это не страшно. Надо продезинфицировать и забинтовать руку, а заодно и выяснить, как Адам такое сотворил. 
Назад мы пошли уже проторенным путем по газону и забору. 
-- Здорово – прошептал ребенок. 
Мне, если честно, тоже понравилось. 
-- Адам сейчас будет немножко щипать, но я подую и все пройдет – успокаиваю его, а заодно и себя. 
Стойкий малыш – больно же, а он только стискивает зубы и одинокая слезинка стекает по щечке. 
Ну вот и все. Кровь не идет, повязка надежно зафиксирована. 
-- Адам хочешь томатный сок? Или лучше виноградный? 
-- Томатный и посоли побольше. А можно через трубочку? – слышу уже довольно бодрый ответ. 
-- Как же ты умудрился так поранится? 
-- Ваш кот пришел к нам в гости. Я хотел его угостить и открыть консервы из тунца. Только колечко оторвалось, а банка не открылась. Тогда я решил вскрыть ее ножом. Так я видел в фильме, но нож сорвался и попал по руке. Было больно вот я и закричал – сообщил Адам, потягивая сок. 
Оказывается, я косвенно виновата в неприятностях Адама. По собственному детскому опыту помню, что ничто так не утешает, как катание на каруселях и поедание мороженого. 
-- Слушая Адам, давай сходим в луна-парк, он как раз только приехал, а потом поедим чего-нибудь вкусного. 
-- А можно много-много мороженого? 
-- Да не вопрос, сколько сумеешь съесть, столько и купим. 
Как он обрадовался, даже не ожидала. 
Через несколько минут мы уже бодро шагали в сторону луна-парка. Наверное стоило переодеть ребенка, но я подумала об этом слишком поздно. Да и самой можно было бы выглядеть поприличнее. Ну и ладно, мы развлекаться идет, а не на королевский пир. Тем более Адам аж подпрыгивал на месте от нетерпения, пока я закрывала дверь. 
Да аттракционы -- это нечто. Мы катались на каждом по два-три раза, а комнату страха посетили даже четыре. Визжали от восторга и прижимались друг к другу, было замечательно. 
Потом зашли в мое любимое кафе «Арлекино», где подают фантастически вкусное мороженое. Особенно фисташковое. 
Заказав по 350 грамм вожделенного лакомства каждому, мы с Адамом стали болтать обо все на свете. Оказалось, что они с папой часто переезжают из города в город и Адаму это не нравится. Сейчас он очень тоскует по бывшим друзьям, в новой школе он только неделю и еще ни с кем толком не познакомился, а в районе он детей и не видел. 
-- Да у нас в основном живут пожилые люди. Очень тихий и благопристойный район города. Хотя для тебя такие вещи не имеют пока значения. 
-- Нет, мне папа объяснял, что в таких местах подозрительного человека видно сразу. а это очень важно для безопасности. 
-- А чем занимается твой папа, если думает о таких вещах? 
-- Не знаю точно. Он работает в фирме. Но в нашем доме стоит очень надежная сигнализация, которую я, кажется, забыл включить. И вообще мне запрещено разговаривать и уходить куда-либо с посторонними. Что я наделал – расстроено закончил Адам и даже перестал есть мороженое. 
-- Но я же твоя соседка, значит уже не посторонняя. А воровства в районе у нас и нет. У многих вообще двери даже на ночь не запираются. Не переживай. 
-- Нет, папа будет очень недоволен. Я боюсь. Он меня накажет. 
-- Он тебя бьет? – мне стало не по себе. 
-- Нет, что ты. Папа меня ни разу в жизни не ударил, просто он будет так смотреть и скажет, что я не оправдал его доверия. 
-- Ничего страшного, скажу, что это я во всем виновата. Вот пусть меня и ругает, если хочет. 
-- Правда? Тогда давай еще мороженого закажем. 
В общей сложности съев по полкило лакомства на брата, мы засобирались домой. Надеюсь у Адама не разболится горло, может не стоило идти у него на поводу? Судя по всему, у его отца строгая методика воспитания. А, сделанного не воротишь, на улице +27 и лично у меня никогда не было ангины, хотя мороженое в детстве я поедала тоннами. Адам говорил, что они с папой по утрам обливаются холодной водой, так что должен быть закаленным. 
Успокоив свою совесть, я вздохнула свободнее и неожиданно обнаружила, что уже около 9 вечера. Мама миа, отец Адама давно уже дома, а мы нет. Кошмар. Но ребенка пугать не стоит, а то опять переживать начнет. Ничего, идти нам всего один квартал, а быстрым шагом мы за 6-7 минут доберемся. 
-- Адам, давай играть – кто быстрее дойдет до нашего дома. Только чур не бежать. 
Домчались. Света в окнах нет. А где Мишель? Задержался на работе? Может нам повезло и отсутствие Адама не заметят? 
Не повезло. Вот на крыльце появилась мрачная глыба, которую с натяжкой можно назвать человеком. Холодом от нее веет прямо арктическим. 
Может и правда следовало замыть кровь на крыльце, убрать нож, ну и забор попытаться поправить? Да и текст оставленной записки, чего греха таить, был глупым «Объявимся позже». И, наверное, не стоило записку пришпиливать ножом, перепачканным кровью. Что человек мог подумать? 
-- Простите месье. Это я виновата, не уследила за временем. Не ругайте Адама – не узнаю собственное робкое блеянье. 
-- Адам, иди в дом – слышу тихий холодный голос. 
Юрким зверьком Адам прошмыгнул в дверь и скрылся в глубинах дома. 
Мужчина посмотрел на меня долгим пронзительным взглядом и ни слова не говоря вернулся в дом. 
Вот теперь мне действительно страшно. Такое впечатление, что месье Лепанж постарел лет на 20. У него было не лицо, а маска. А его глаза? Не дай бог еще раз такое увидеть. Как в бездну заглянула. 
Но все-таки странная реакция. Он ничего не спросил, не сказал. Конечно, он наверняка расспросит Адама, но любой родитель как минимум первым делом уточнил бы почему мы были вместе. 
В принципе он должен был узнать меня, ведь уже месяц мы соседи, но до сегодняшнего дня даже не здоровались. 
Хотя это его дело, его жизнь и его сын. Хорошо еще что полицию не вызвал, а то объяснялась бы сейчас в участке. 
Ну и кто это барабанит в дверь в такую рань? Совести нет у людей, выходной же. 
Ох, вот уж не ожидала. Месье Лепанж собственной персоной. Интересно с чем пожаловал? 
-- Простите за вчерашнее. Адам все рассказал. Спасибо. 
А голос у него очень красивый, да и черты лица тоже ничего. И даже о вежливости вспомнил, пусть и поздновато. 
-- Не стоит. Адам держался настоящим молодцом. Вы можете гордиться своим сыном – отвечаю я, попутно думая, что выгляжу как настоящее чучело. 
Ну вот он развернулся и пошел к себе, а я стою заспанными глазами хлопаю. Какая у него кошачья походка. 
Так, а почему это мой кот выпрыгивает из окна дома Адама и Мишеля? Вот паразит, налево стал ходить. Я то думала он по кошкам, а тут наглая измена. Правильно бабуля говорила – все мужики одинаковы, даже если они коты. 
Только не надо тереться о мои ноги, мурлыкать и бездонными зелеными глазами заглядывать мне в душу. Сама знаю, что только я одна в твоем сердце и вообще пора завтракать. Ты тоже единственный мужчина в моей жизни и конечно я припасла твою любимую куриную печенку. 

Чем бы сегодня заняться? Надо, наверное, подстричь кусты во дворе, а то опять штраф выпишут как в прошлом году. А вот нравится мне не стриженая изгородь и что? Ну никакой свободы самовыражения! Хлопот море, а я еще работу на дом взяла, тоже надо заняться. 
Вот уже битый час пытаюсь подстричь куст не пойми чего и все не удается. Секатор затупился, я устала, а дело ни на йоту не продвинулось. Может лучше штраф было заплатить? 
-- Мадмуазель, позвольте вам помочь – неожиданно слышу за спиной. 
Оборачиваюсь и вижу своего соседа Мишеля. Надо же, снизошел. После памятного вечера прошло уже полтора месяца, за это время мы виделись пару раз и церемонно здоровались. Адама же я вижу регулярно и уже в курсе, что он подружился с Марио, подрался с Пьером, а еще ему нравится девочка по имени Селеста. Но это наш секрет, и Мишель ни о чем не догадывается. 
Собственно Адам ничего не говорил о запрете на общение со мной, но мало ли… А так даже интереснее, Адам очень любит фильмы про шпионов, вот мы и играем. У нас даже пароли есть, которыми мы обмениваемся при встрече. 
-- Конечно. Буду очень благодарна. 
Ну чистый Версаль, не хватает только напудренных париков. Как ловко у него получается – и куст аккуратно подстрижен и в то же время совсем мало зелени срезано. Все как мне хотелось. 
-- Спасибо. Может угостить вас чаем или кофе? 
-- Да. Кофе, если вы не против. 
-- Как пожелаете. 
Будем надеяться, что кофе у меня есть, поскольку я пью только чай. Повезло, нашелся и даже молотый. Правда очень древний, ну и то хорошо. Окаменелый растворимый был бы еще хуже. Вроде сварить удалось, во всяком случае, запах присутствует. 
-- Чудесный день, не правда ли, Мишель? 
-- Да. Все прекрасно и кофе и печенье. 
Издевается что ли? Печенье чудом завалялось еще со дня рождения, а он у меня в августе. Нет, вроде абсолютно серьезен. Может действительно понравилось? Кто их одиноких мужиков разберет? Правда Адам говорил, что папа вкусно готовит, но может ему просто не с чем сравнивать? 
-- У меня к вам небольшая просьба. 
-- Хорошо, все что смогу. 
-- Видите ли, приближается Хэллоуин. И в школе Адама будет проводиться конкурс на лучший костюм, но он должен быть сделан собственными руками. 
Знаю, Адам мне говорил и мы сошлись на том, что костюм тролля это круто. Я даже собираю шерсть с кота, чтобы борода у тролля выглядела натурально. Но вам месье Лепанж знать об этом совсем не обязательно. 
-- И в чем проблема? – со всей участливостью спрашиваю я, пытаясь сдержать улыбку. 
-- Адам хочет костюм тролля, но… 
Ага, трудно признаться, что не умеете вы шить – мысленно ехидничаю я. 
-- Кажется понимаю. 
-- Вот я и подумал, что вы могли бы помочь. Тем более, с Адамом вы уже подружились – промурлыкал Мишель и добавил для верности сногсшибательную улыбку. 
Упс. А он, оказывается, все знает. Хотя ему мог рассказать сын, но это легко проверить. 
-- Вам так сказал Адам? 
-- Нет, но я умею наблюдать. 
Надо же умеет он. Хотя насчет наблюдения это верно, видеокамер вокруг дома установлено штук 15. Причем 14 тщательно замаскировано. Я бы их тоже не заметила, если бы не имела привычки высматривать Лапса. Он воображается себя котом диким и частенько сидит на деревьях или спит в кустарнике. 
Интересно, кто же вы месье Мишель Лепанж? Ничего придет время – узнаю. Непременно узнаю. 
-- Ммм. Это верно. Я с удовольствием помогу. 
-- Спасибо. И еще – запнулся Мишель и немного другим тоном продолжил – Вы не могли бы на Хэллоуин пойти в школу со мной и Адамом? 
Честно говоря, я растерялась. Очень неожиданное приглашение. 
-- Вы знаете – начинаю я и встречаюсь с меркнущим взором зеленых глаз. Могу поклясться, минуту назад в них была надежда. 
-- Это так неожиданно, но да, конечно да. 
Мне показалось или он действительно наконец перевел дыхание? 
-- Спасибо. Я выпишу вам чек, не экономьте, купите все, что требуется для костюма. 
-- Мне хотелось бы делать это с Адамом. 
-- Хорошо. 
Он случаем не поклонник древней Спарты? Помнится, это ее жители были приверженцами лаконичного стиля речи. 
Ладно, главное суть. Наше общение с Адамом узаконено и совместные прогулки разрешены. Но все же, где мать мальчика? Сам Адам ни разу не говорил о маме. И ведь не спросишь. 
Что ж надо подумать как будет выглядеть наш костюм и надо ли что-то покупать. Будучи девушкой экономной я предпочла бы использовать какие-нибудь старые вещи, которые все равно выбрасывать. Жаль тратить деньги на такую ерунду. Не люблю этот глупый американский Хэллоуин, зачем он нам в Европе? У нас Вальпургиева ночь, в конце концов, есть. 
Наконец-то долгожданная суббота. Устала за неделю как собака. На работе аврал за авралом, работа над костюмом и переживания из-за Адама. Мы все-таки пошли в магазин, чтобы купить «лохматые» ботинки как обозвал их Адам. На самом деле обычные сапожки украшенные мехом, причем женские, хорошо хоть на плоской подошве. Они Адаму безумно велики, но поскольку на шнурках то на ногах держаться будут. Конечно придется набить в них газет и вдобавок натянуть несколько пар махровых носочков. Ужас, но мальчик в восторге. 
После утомительного шопинга зашли в кафе, обедаем и тут Адам выдает: 
-- Хочу, чтобы ты была самая красивая. Я видел платье, в котором ты будешь как принцесса из сказки. Пошли покупать. 
Я чуть отбивной не подавилась от такого заявления, а он продолжает: 
-- Хочу чтобы все увидели, что ты самая лучшая, а насчет денег не переживай, папа сказал, что все оплатит. 
Ну и что тут скажешь? 
-- Твой папа не должен тратить деньги на мои наряды. Но платье, так и быть, сходим, посмотрим. 
Пошли, посмотрели. Ну что, со вкусом у ребенка все в порядке, платье потрясающее. К сожалению такой же потрясающей была и цена. 
На глаза у Адама навернулись слезы, когда я сказала, что это платье точно не куплю. Кажется он обиделся. Во всяком случае, молчал всю дорогу домой и два дня не приходил в гости. 
Изначально я планировала идти в деловом брючном костюме, но из-за Адама все-таки выбрала облегающее платье красного цвета. И была вознаграждена искренним восторгом в глазенках Адама и определенной заинтересованностью во взоре Мишеля. Сам Мишель был в традиционном черном костюме, похоже, других у него просто нет. Лично я видела его только в таких или в джинсах. 
Адам же в результате моих усилий выглядел просто ужасно, настоящий тролль. Возможно я себе льщу, но наш костюм явно претендует на приз. Волосы Адаму я начесала и залила лаком, в итоге его голова напоминает ежа. На щеки и лоб, собственноручно сваренным клейстером, по давнему семейному рецепту, прикрепила клочки кошачьей шерсти. Глаза подвела зеленым карандашом и «украсила» золотистыми тенями. Старый джинсовый комбинезон просто не узнать после того как я нашила на него кусочки меха, кожи, а кое-где нарисовала акварельными красками различные геометрические фигуры. 
Адам сияет, но Мишель, мне кажется, с удовольствием отправил бы сына умываться. Ничего переживет. Ребенок имеет право развлечься. 
Надо же какую реакцию вызвало появление Мишеля в зале. Женщины просто пожирали его глазами. С чего бы? Ну симпатичный конечно мужчина, но так распаляться? И смотреть на меня как на мировое зло тоже ни к чему. И это почтенные матроны, матери и супруги. Сдержаннее надо быть дамочки, сдержаннее. А вот похулиганю – возьму Мишеля под руку и прижмусь чуть поближе. Вот вам, завидуйте. 
-- Что ты делаешь? – слышу ровный голос Мишеля. 
-- Забавляюсь – честно отвечаю я и награждаюсь абсолютно непонятным взглядом. 
Мы прошли к своим местам, Мишель помог мне сесть, стряхнул волос с рукава моего платья и неожиданно его рука крепко сжала мою ладонь. А вот это уже излишне, больно же. 
-- А что делаешь ты? – интересуюсь чуть слышно, безуспешно пытаясь освободиться. 
Он ничего не ответил, но хватку ослабил и моя ладошка смогла обрести свободу. 
Пожалуй, играть в игры с месье Лепанжем опасно. Надо будет проверить, но, похоже, чувство юмора у него либо атрофировалось либо отсутствовало изначально. 
Шоу вышло изумительным. Детки были прелесть какие отвратительные. Всегда обожала «Семейку Адамс», так они просто отдыхали, по сравнению с монстрами, которые выходили на сцену и декламировали стихи или пели песни. 
Наверное, это директор школы, такой солидный дядька и что-то говорит о выборе жюри. Ох, да скорей уж, я понимаю, когда еще столько внимания тебе одному, но, мужик, совесть поимей! Мы же волнуемся, вон Мишель снова в мою ладонь вцепился. 
Да, получилось! Не зря мы с Адамом столько времени потратили на разучивание стихотворения «Утопленник» А.С.Пушкина. Конечно на французском языке это немного не то, что на русском но все же... Ну а кошачья шерсть – это эксклюзив. 
Первый раз вижу Мишеля таким расслабленным и счастливым. 
-- Спасибо. Без тебя мы бы не получили приз. 
-- Я хотела, чтобы Адам был счастлив. 
-- Я знаю. 
И снова непонятный взгляд. Вот и поговорили. Хотя главное я услышала, так чего еще нужно? 
-- Мари, сейчас еще будет дискотека. Попроси папу задержаться подольше. Он обещал только 45 минут, а я хочу больше, ну хоть чуть-чуть. 
-- Я постараюсь Адам. 
-- Мишель, в школе мне так нравилось ходить на дискотеки. Но это было так давно. А сегодня я как будто снова вернулась в детство. И так хочется продлить это ощущение подольше. 
Когда я смотрю взглядом сиротки Марыси, отказать способен только камень. 
-- Хорошо, останемся, пока тебе не надоест. 
Получилось. И кто сказал, что обходные пути дольше? 
Надоело мне сразу же. И школьные дискотеки я всегда ненавидела и вовсе не потому, что не пользовалась успехом. Пользовалась, стенки не подпирала. Но вот не люблю грохот, полутьму, прорезаемую вспышками света, от которого так режет глаза, запах от разгоряченных юношеских тел. Но ради Адама приходится терпеть. Вон он пригласил на танец какую-то девочку, и они так стараются танцевать по-взрослому. 
Мишель похоже страдает гораздо больше меня, что-то он побледнел, даже в полумраке заметно. 
-- Может выйдем на воздух? Адам так увлечен, что не заметит нашего отсутствия. 
Кивнул, развернулся и потащил меня к выходу, причем без слов. 
Как же хорошо на улице, откуда-то доносится запах паленых листьев, какая прелесть. Обожаю осень за шуршание опавшей листвы под ногами, за прозрачно-призрачную дымку висящую в воздухе, за неяркое солнышко, нежно греющее землю. 
-- Ты не любишь дискотеки – врывается в мои неспешно текущие мысли бархатистый голос. 
-- Ага – не успевая сообразить, что к чему отвечаю правду. 
-- Тогда зачем? – и рентгеновский взгляд просто пронзает меня насквозь. 
Зачем, зачем? Ты тупой или прикидываешься? Стоим, молчим. Меня продолжают сканировать, а я с видом героя Сопротивления смотрю куда-то в сторону. 
Слава богу, на крыльце появился Адам. Он явно искал нас и тревога отчетливо видна на его рожице. Заметил, улыбнулся и кинулся к нам. 
-- Вот вы где! А дискотека уже закончилась. можно домой ехать. 
-- Тогда пошли – распорядился Мишель и мы дисциплинированно потрусили к машине. 
Ну и любите вы командовать месье Лепанж, как я посмотрю. Причем здорово это у вас получается. 
Адам утомился и уже успел задремать, растянувшись на заднем сидении. Жалко его будить, но умыться надо обязательно. Мне только сейчас пришла в голову страшная мысль – а вдруг у Адама аллергия? А я его всего в кошачьей шерсти изваляла. Точно, пустая у меня голова, ума-разума в ней не наблюдается. И скрывать свои мысли я тоже не умею. Мишель вон сразу напрягся 
-- Что случилось? 
-- Да нет, все в порядке. 
-- Что случилось? – повторил он с нажимом. 
Пришлось каяться. И что он делает? Улыбается, смешно ему, видите ли, и очень нежно проводит кончиками пальцев по моей брови. 
-- У Адама нет аллергии. Он абсолютно здоровый ребенок. 
С этими словами Мишель открыл дверцу машины и продолжил: 
-- Чем отмывается твой чудо-клей? 
-- Это не клей, это клейстер. 
Снова взгляд, который можно расшифровать как «грех смеяться над убогими». 
-- Просто теплой водой с мылом. 
-- Ты не могла бы мне помочь? 
Он приглашает меня к себе в дом? Ух-ты, сегодня я смогу узнать немного больше о Мишеле, а это заманчиво. 
Удивительно, но Адам так до конца и не проснулся пока я счищала остатки шерсти с его мордашки. Потом Мишель отнес сына в постель, а я осталась в гостиной, обстановка которой была безликой. Стандартные кресла, диван, журнальный столик, а вот это уже интереснее. На комоде в углу комнаты стоит небольшая фотография в рамке – Мишель, Адам и какая-то женщина восточного типа. Снимок довольно старый, Адам совсем крошка, а у Мишеля еще не видно седины в волосах и молодой, задорный взгляд. Вся троица выглядит такой счастливой. 
Неожиданно понимаю, что уже не одна в комнате. И как он сумел так незаметно появиться? 
-- Это мама Адама? – рискнула задать давно интересующий вопрос. 
-- Да. Это Елена. 
Молча жду продолжения, но видимо напрасно. Спросить что-то еще я не решаюсь, опасаясь показаться бестактной. Наверное, случилось нечто ужасное, если Адам молчит, а у Мишеля такие несчастные глаза. 
Быстро поставив фотографию на место, нарочито бодрым тоном сообщаю: 
-- Поздновато уже. Я пожалуй пойду домой, спасибо за чудесный вечер. 
С этими словами стремительно пересекла комнату и уже в дверях услышала негромкое: 
-- Не уходи. Побудь немного со мной. 
-- Хорошо – соглашаюсь я. 
И вот мы сидим, потягиваем белое вино, смотрим на огонь в камине, который разжег Мишель, и болтаем о Джеймсе Бонде. Я призналась, что обожаю Бонда –Коннори, удивительно харизматичный актер. 
-- Интересно было бы оказаться на месте девушки Бонда. 
-- Почему? 
-- Ну, Бонд такая сильная личность, умен, красив, обаятелен. А его лицензия на убийство создает ореол притягательной опасности. 
-- Тебе нравятся убийцы? – со странной интонацией спрашивает Мишель. 
-- Только в кино. В реальной жизни я бы не хотела таких знакомств. Страшновато как-то. 
-- А если человек убивал на благо других людей? 
Какой странный и неоднозначный вопрос. Мишель пристально смотрит на меня и явно ожидает развернутого ответа. 
-- Честно Мишель я не знаю. Никогда не думала о таких вещах. Но если убивают террориста это ведь хорошо, значит не будут взорваны дома мирных граждан. но самому человеку наверное нелегко. А потом одно дело убивать в бою, а другое застрелить бандита в кругу его семьи, на глазах родных и близких. Наверное, бывает и так? А если ненароком погибнут случайные люди? 
Я что-то не то сказала? Почему он так на меня смотрит? Мне страшно, по-хорошему надо подняться и уйти, но я просто окостенела под взглядом Мишеля. Все-таки он наводит ужас, как с ним Адам живет? Теперь я понимаю испуг ребенка в первый вечер нашего знакомства. Еще секунда и я сама начну визжать. 
-- Извини. Я кажется напугал тебя. 
В сознание вплывает обволакивающий голос, а нежные руки гладят меня по спине, а потом прижимают к сильному мужскому телу. Так, надо возвращаться в реал, а то мало ли чем все может закончиться. Но так приятно находится в объятиях Мишеля, чувствовать его тепло и силу. 
-- Странный вечер сегодня, правда? – сипло выдавливаю я. 
-- Нет, он чудесный – слышу в ответ. 
-- Твои волосы пахнут дымом. Замечательно. А еще запах жаренных каштанов в Париже. 
-- Угу. А что ты делал в Париже? 
-- Работал. 
Исчерпывающий ответ. Как он это сумел сделать? Еще 3 минуты назад у меня сердце было в пятках и Мишель пугал как инопланетный монстр, а сейчас мне так спокойно и уютно, и мужчина, ласкающий мои пальцы, кажется самым родным на земле. 
Что-то мне подсказывает, что иметь месье Лепанжа в числе своих врагов крайне опасно. А в числе друзей? 
Ладно поживем-увидим. Глаза у меня слипаются и действительно пора домой. 
-- Ты устала? – в голосе Мишеля отчетливо проскальзывает забота. 
-- Немного. Пойду, пожалуй. 
-- Я провожу. 
-- Ну что тут идти, два метра. 
-- А вдруг ты опять решишь идти прямо через забор? 
-- И нечего издеваться, я же не нарочно. 
-- Знаю. 
Смотрю в спину уходящему Мишелю и понимаю, что сегодня не засну, слишком многое надо обдумать.

 

=====================================================

 

Заснула я моментально, и снился мне сине-зеленый океан с белыми барашками волн. Подсознание лучше знает о чем действительно стоит думать. Уже не за горами рождество и пора поразмыслить, куда я хочу поехать отдохнуть. Благо денег я скопила достаточно и теперь можно не ограничивать свою фантазию. Что же лучше – экзотика или традиция? Далеко или близко? Канары, Гавайи, Таиланд, а может Гоа? Некоторые знакомые умудряются спланировать свой отпуск чуть ли не за 11 месяцев до его начала, но я так не могу. Все мои планы обязательно рушатся в силу абсолютно непредсказуемых обстоятельств. Ну и что, так даже забавнее. И вообще жить по плану, когда все расписано наперед так скучно. 
Вот и сегодня я собиралась после работы пройтись по магазинам и что? Нежданно-негаданно поднялся сумасшедший ветер, нагнал свинцовых туч из которых незамедлительно хлынули потоки воды. Причем синоптики обещали ясно и без осадков. Ну кто бы сомневался! Вот если бы они как саперы за каждую ошибку головой отвечали… Хотя чего я злобствую? Ливень начался когда я уже была дома, магазины предполагались просто в качестве развлечения, так чего унывать? 
О, это уже не просто ливень, а настоящая гроза. Какая прелесть! Обожаю, когда гремит гром, от раскатов все содрогается, молнии зигзагом расчерчивают небеса, на миг все предстает в таком нереальном свете … Красота. 
Надо выключить свет и приоткрыть окно, чтобы удовольствие было острее. 
Они что с ума сошли? Куда это Мишель собрался и Адама с собой берет? Ой, а ведь они ко мне направляются – Адам вприпрыжку, а Мишель не спеша, как будто непогода ему нипочем. 
Торопливо прихватив несколько полотенец из ванной, бегу открывать дверь. Ну Адам в дождевике и резиновых сапожках, а вот Мишель уже вымок. 
Интересно, что случилось? Ладно вопросы потом, а сейчас надо ликвидировать последствий прогулок под дождем. 
-- Адам снимай сапоги и все остальное и иди в гостиную. Мишель скорее вытирайся полотенцем и давай куртку, ее надо повесить сушиться. И ноги у тебя явно промокли. Я поищу, может случайно завалялись носки большого размера. 
Ну и что он опять так смотрит? Ты не смотри, а делай что говорят. Ноябрьский дождь ни одного человека в могилу свел, воспаление легких штука опасная, даже при современном уровне развития медицины. Одно слово кретин, зашевелился лишь когда я потеряв терпение сама начала теребить полотенцем его волосы. Для этого мне пришлось встать на цыпочки и практически вплотную прижаться к Мишелю. Хорошо хоть куртку снял сам, а то я бы тоже вымокла. 
Тут в дверном проеме появился Адам, видимо ему стало скучно одному в гостиной, и затараторил: 
-- Смотрю, у тебя свет погас, побежал папе сказал. А папа говорит, может у Мари в доме пробки выбило, а она одна в грозу. И мы решили проведать тебя. Вдруг тебе страшно? 
И что сказать этим милым людям? Что я не боюсь оставаться одна, не боюсь грозы и сама умею менять пробки? Нет, нельзя лучшие мужские порывы губить на корню, пусть будет так как им хочется. 
-- О, я так благодарна. Свет я сама потушила, слышала такие рекомендации по радио, а гроза и правда ужасная. 
Да и вы мне помешали наслаждаться такой красотой. Надо пойти приготовить чай, а может Мишелю предложить чего покрепче? Все-таки промок. 
-- Мишель, может чуть-чуть коньяка или самогона? У меня есть отличного качества, моя русская подруга подарила. 
-- Никогда не пробовал русский самогон. 
-- Вот и надо же когда-то начинать – улыбаюсь я, вспомнив свое первое знакомство с этим продуктом. Молодая картошка, присыпанная укропом, малосольные огурчики, селедочка и теплая компания Ирины и ее мужа. Восхитительно. 
Вот с хлопотами и покончено. Адам грызет коврижку и увлеченно играет во что-то на компьютере, специально для него купила несколько дисков с бродилками и стрелялками. 
После дождя волосы у Мишеля завились кольцами и весь он какой-то уютный и домашний, сидит на диване. Дегустация «национальной гордости великороссов» прошла успешно. Ну еще бы. Огурчики и грибочки собственноручно заготовлены бабушкой Ирины и благополучно перетащены мной через таможню. До сих пор не знаю можно ли ввозить и вывозить такие продукты, но ощущения бывалого контрабандиста греют мою душу. Жаль только, что мало – по одному килограмму всего, так что берегу для торжественных случаев. 
Кажется сегодня очень удачное время для претворения в жизнь великого плана «Узнай соседа поближе». 
-- Мишель, а чем ты занимаешься? 
-- Работаю в «Интерпрайз компани». 
Так, надо тщательнее формулировать вопросы, иначе он и дальше будет давать ответы, которые лишь дразнят мое любопытство. 
-- Солидная фирма. А почему именно там? 
-- Так сложилось. 
Нет, ну я сейчас завою. Да что ж такое. Ладно, еще одна попытка. 
-- А где ты учился? 
Кажется Мишель просто получает удовольствие от моих попыток выведать хоть что-то. В глазах у него отчетливо пляшут бесенята. Весело ему, а я веру в свои способности теряю! 
Видимо решил сжалиться, а может ему наскучила игра, но соизволил ответить: 
-- Я родился в 1965 году в Марселе. Учился в Париже, там же предложили работу. На службе встретил Елену, мы поженились, родился Адам, потом Елена погибла в автокатастрофе. Затем мы с сыном долго путешествовали и вот решили осесть здесь. 
Краткость сестра таланта, но враг любопытства. Видимо больше я ничего не узнаю. Хотя пару невинных вопросов позволить еще могу. 
-- А твои родители? И вообще родственники? 
-- Они погибли, а близких родственников нет. Елена тоже была сиротой. 
Бедный Адам! Ни бабушек, ни дедушек, ни неугомонных братьев и сестер с которыми так весело лазить по деревьям, бегать по лужам и объедаться мороженым. 
-- А теперь твоя очередь. Мне ведь тоже мало что известно о тебе Мари Гибуа. 
-- Родилась и выросла в Ницце. У меня куча родственников по всему миру. Училась в Сорбонне. Потом работала в одной довольно крупной газете, проводила журналистское расследование, которое окончилось не очень хорошо. Была замужем, но это в прошлом. Переехала и начала жизнь сначала. 
Почему у меня появилось такое мерзкое чувство, что он уже все это знает и сейчас просто сверяет в уме мой рассказ и ранее изученное досье? Нет у меня паранойя. Та история уже давно в прошлом. Я и тогда не представляла реальной угрозы, иначе в живых меня не оставили бы, а уж теперь... Все в порядке, все хорошо. Мне просто показалось. 
-- Мари, а почему ты выбрала этот город? 
-- Из-за моря. Люблю приходить на закате и смотреть как солнце тонет в воде. 
--Да, я тоже всегда скучал без моря. Ты не против прогуляться как-нибудь на закате? 
Кажется, меня только что пригласили на свидание. Довольно неожиданно. Честно говоря, уже забыла, когда в последний раз мужчина приглашал меня на свидание. Наверное, только этим можно объяснить, то что когда я справилась с удивлением и открыла рот, первой фразой было: 
-- Надеюсь, мы возьмем с собой Адама? 
Похоже он рассчитывал на что угодно, но моя реплика явно его озадачила. 
-- Если хочешь. 
Только теперь поняла выражение «впиться взглядом». Вот уж воистину верно. Ну кажется он увидел все, что хотел а я смогла вздохнуть свободнее. 
Мы и не заметили, а Адам уже свернулся клубочком в кресле и задремал под наши разговоры и мерный шум дождя за окном. 
-- Оставайтесь у меня. Незачем будить Адама и тащить его под дождем. 
-- Мне не хочется доставлять тебе лишние хлопоты. 
-- От кровати в гостевой комнате не убудет. Только тебе с Адамом придется лечь вместе. 
-- Было время, когда он мог заснуть только когда я был рядом. 
-- Сейчас я принесу свежее белье. 
Вот уже третий час ночи, а я все никак не засну. В голове крутится рассказ Мишеля. Понятно, что он очень схематичный и теперь мое чересчур живое воображение наделяет этот скелет плотью и кровью. Но лучше уж думать о соседях, чем вспоминать события полутора годовой давности. Нет, так больше нельзя, где-то еще болтались таблетки, которые мне тогда давали в больнице. Нашла, но кажется они просрочены. А была не была, если что просто не помогут. 
Помогли, еще как. Проснулась только в первом часу дня. Хорошо, что суббота и на работу не надо. Ух-ты, какое изобилие и записка «Спасибо за приют. Надеемся тебе понравится». Конечно, такая вкуснятина, да еще приготовленная чужими руками. Адам был прав – его отец отменный повар, а я еще сомневалась. Вот нечего всех по своей мерке мерить – раз я не люблю готовить то и другие такие же.

 

================================================================= 

 

Вот-вот начнутся рождественские каникулы, которые я совершенно неожиданно решила провести в Альпах. Никогда не была на горнолыжном курорте, не умею кататься на лыжах и куда меня несет? Но вот приболело и все тут. Хочу испытать новые ощущения, а то скучно как-то. 
Ведь это у всех нормальных людей принято на Рождество собираться семьей, а у нас этот праздник умудряются даже отмечать в разные дни – кто 25 декабря, а кто 7 января. Что уж тут говорить о встречах за праздничным столом? Подарки мы друг другу конечно делаем, но отправляем их по почте. Наверное, мы самые любимые клиенты почтовых компаний, вряд ли уж найдется много людей способных за раз отправить 15 бандеролей в разные концы света. 
Так что сейчас я в поисках подарков как и тысячи других людей сметающих товары с полок магазинов в разгар рождественских распродаж. 
Конечно, наиболее близким и любимым подарки выбраны и куплены уже давно, но все равно хлопот предостаточно. Тем более, что я ломаю голову над проблемой соседей. Подарок Адаму – робот-трансформер уже куплен, а вот как быть с Мишелем? Дарить не дарить, а если дарить то что? 
Обещанная прогулка пока так и не состоялась. Мишель ни о чем таком при встречах не заговаривает, ну а я блюду девичью гордость и соответственно молчу. К тому же, Адам жаловался, что вечерами домой часто названивают, а пару раз приходили его собственная учительница, две дамы из родительского комитета и даже заведующая школьной столовой. Эту тетку Адам особо не любит, так как она взяла привычку контролировать, что ест ребенок и заставляет бедняжку вместо любимого томатного сока пить тыквенный, под предлогом, что это очень полезно. 
-- А папе жаловался? 
-- Разве ябедничать хорошо? – поднял глаза Адам. 
-- Она не имеет никакого права принуждать тебя к чему-либо. Это абсолютно твое дело, какой сок ты хочешь пить. И вообще она тебе никто, так на каком основании? – я разозлилась не на шутку, вспомнив собственные школьные мучения. 
-- Адам, обязательно надо сказать папе. 
-- А вдруг он будет недоволен? Я боюсь. Уж лучше я сок буду пить. 
-- Нет, не будешь. Нечего позволять над собой издеваться. Мадам Иоланта пусть сама пьет эту гадость, авось похудеет, ей не мешало бы. 
Может не следовало так при Адаме, хотя все знают, что Иоланта Сегюр явно ни в чем себе не отказывает. Причем, как поговаривают злые языки, и за счет продуктов которые не попадают в тарелки школьников. 
Короче закусила я удила и несмотря на робкие попытки Адама остановить меня, отправилась домой к Мишелю. 
Ну и кого я встретила на пороге – мадам Иоланту собственной персоной. Мы с Адамом еще на крыльце услышали ее визгливый голос, рассказывающий, что тыквенная каша, причем без соли и сахара это фантастически полезная пища. Дескать только поедая сие кушанье можно вырасти здоровым, сильным и невероятно умным. Судя по всему собственному совету Иоланта не вняла, ума у нее точно нет, как и совести. Адам вон даже побледнел и задрожал, видимо представил свой будущий завтрак. 
И тут мы услышали мурлыкающий голос Мишеля: 
-- Спасибо за заботу. Я учту ваши рекомендации. Но на тыкву у Адама аллергия и попрошу вас проследить, чтобы он не пил тыквенный сок. Врач рекомендовал ему томатный. Я могу на вас положиться? 
Мы так на крыльце и сели. У Адама глаза по плошке, да и я не лучше с открытым ртом выгляжу. И конечно именно в этот момент из дома выходят Мишель и Иоланта, чуть не сшибают нас дверью и видят эту чудную картину – два взъерошенных украшения полей, любая ворона испугается. 
Реакция у Мишеля фантастическая, а вот с остальным беда: 
-- Если вы уже вытерли крыльцо, то можете идти в дом. Там еще много работы. 
Надо было видеть взгляд, которым наградила нас мадам Сегюр. Мы с Адамом даже теснее прижались друг к другу. 
-- Ну и ладно – неожиданно улыбнулся Адам – теперь она к нам точно не придет и от меня отстанет. 
-- Почему ты так решил? 
-- Так она же к папе клеится, а тут ты. Такой облом вышел. 
-- Адам, кто научил тебя так выражаться? – на автомате выговариваю ребенку, а потом до меня доходит смысл сказанного. 
Бывают в жизни моменты, когда действительно хочется провалиться сквозь землю. Издалека полыхание моих щек и ушей вполне можно было принять за разгорающийся пожар. Ужас. А ведь Мишель все это слышал, да и Иоланта боюсь тоже, она еще недалеко ушла. 
Как удачно на горизонте появился Лапс и я с воплем «Где же ты пропадал мое солнышко?» устремилась к бедолаге. С учетом того, что ровно 15 минут назад я его кормила, зверь явно должен был испугаться такой неадекватной реакции. Ничего, зато я сбежала и зарывшись лицом в шерсть кота смогла прошмыгнуть мимо Мишеля не встретившись с ним взглядом. 
Опозорилась по максимуму. И прежде всего своим дурацким побегом. Ну ляпнул Адам какую-то глупость, ну и что? Чего так пугаться-то? Мишель взрослый мужчина и сам разберется в своей личной жизни. Я то здесь при чем? 
Неудобно конечно вышло. Иоланта в платье, туфлях, с красивой прической, а я как обычно в потертых джинсах, свитере и с растрепанными волосами, да еще эта фраза Мишеля… 
Так что всю прошедшую неделю я старалась не попадаться на глаза месье Лепанжу. Но как назло каждое утро мы умудрялись столкнуться, хотя я и пыталась выходить из дома в разное время. В итоге все закончилось опозданием на работу и недовольством мэтра Берне, хорошо хоть без особых последствий. 
И вот при таких обстоятельствах как он все может понять? А как хочет пусть так и понимает! Для меня это просто знак вежливости. Пусть у нас и век компьютерных технологий, но без обычной пишущей ручки не обойтись. Чудесный подарок – практичный и в тоже время личный. Мишель явно предпочитает черный цвет, поэтому ручку я выбрала черную, официально строгую. Такой настоящий офисный аксессуар, надеюсь пригодится. 
Вот как теперь вручить подарки? Адам в силу возраста искренне верит в Санта Клауса и в волшебство на Рождество. Ладно, что-нибудь придумаю. А с Мишелем все проще – как обычно отправлю почтой. 
Вроде ничего не забыла. Все счета оплачены, электроприборы, вода. газ отключены, Лапс уже ждет в машине, можно ехать. Осталось только одно – подарок для Адама. Я надумала привязать сверток к ветке дерева, растущего недалеко от окна мальчика. Выглянет Адам утром в окно, а там… Потом можно будет сказать, что Санта торопился и просто оставил подарок во дворе. 
Хорошо, что уже стемнело, никто меня не заметит. Тем более, что я предусмотрительно оделась во все темное, а поскольку похолодало то и шапочку натянула, просто настоящий диверсант. 
Даже интересно каждому захваченному диверсанту так больно как мне сейчас? А как все хорошо начиналось. Бесшумной тенью я скользнула во двор, радуясь, что окно у Адама не горит и я спокойно в темноте привяжу свой подарок. Прикрепила, проверила надежно ли держится, опустила руки и тут же они оказались выкрученными, сама я уложена на холодную землю а шею сдавила чья-то ледяная ладонь. 
Что происходит? – слышу голос, который кажется смутно знакомым. 
Ну, во-первых, мое горло сдавили так, что хрип единственный звук, который у меня получается издавать. Во-вторых, ответ – дарю подарок звучит как верх идиотизма, а в-третьих, у меня нет привычки разговаривать не видя лица собеседника. И пинок, которым меня наградили, подняв с земли и потащив к фонарю, ничуть не способствовал моей разговорчивости. 
-- Мари? 
Ой, наконец-то я узнала кто это. Мишель. Просто раньше я никогда не слышала такого металла в его голосе. И вообще он был другим. Наверное, так должен выглядеть Терминатор – холодная и жестокая машина для убийств. Миг и все изменилось. Передо мной вновь стоял милый и вежливый сосед, заботливо уточняющий, не сделал ли он мне больно. 
Я девушка воспитанная и понимающая, что сама во всем виновата, поэтому отрицательно качаю головой, мол все хорошо. Говорить пока не получается. Надо же какие разные у него могут быть руки – минуту назад железные тиски сдавливали и причиняли боль, а сейчас нежные и ласковые массируют плечи, поглаживают горло. 
-- Что ты тут делаешь? – начинает допрос Мишель, а ведь это действительно так. Говорит он нежно, но глаза как ледяные айсберги, а его пальцы в любой момент готовы снова сжать мое горло. 
-- Я хотела сделать сюрприз Адаму. Как будто подарок от Санты. Думала будет здорово. Хочешь – проверь. 
У меня даже слезы на глаза навернулись. Я так старалась, сама упаковывала, а он сейчас все испортит. 
-- Лучше если ты сама развернешь 
-- Хорошо. Но почему ты мне не веришь? 
Как обычно в ответ взгляд, который я бы охарактеризовала как ничего не выражающий, пустой. 
Ну и пусть. Твои проблемы. Псих. Нормальные люди так себя не ведут. 
-- Надеюсь ты не требуешь, что бы я разобрала игрушку на запчасти? 
-- Нет. Упакуй все снова. Не плачь. 
Конечно, все получилось не так красиво, но надеюсь Адаму понравится подарок. У меня же сейчас только одно желание – убраться куда подальше и не встречаться с месье Лепанжем еще лет этак 50, а можно и больше. 
-- Счастливого Рождества – стараюсь вложить во фразу как можно больше сарказма. Кажется получилось, только я об этом уже пожалела. У Мишеля удивительно выразительные глаза и сейчас в них плещется такая боль. Странный он. Ладно, от меня не убудет и нечего в Рождество копить обиды. 
-- Мишель все в порядке. Мне не больно. И я сама виновата, надо было поговорить с тобой, прежде чем лезть в чужой двор. Границы частной собственности священны. Прости меня и спасибо что не вызвал полицию. Хорошего праздника тебе и Адаму. 
Такое ощущение, что он разрывается напополам. Одна часть что-то хочет сделать, а другая не дает. Ну я не психоаналитик, в душевных терзаниях не разбираюсь. Минуты две мы стояли, молча смотрели друг на друга, а потом я развернулась и пошла к машине. Лапс уже заждался и встретил меня негодующим ворчанием. Правильно дорогой, поехали отдыхать, а месье Лепанж может и дальше каменным истуканом стоять во дворе и смотреть вслед моей машине. 

Страница 1 2 3 4 5 6 7 8 

  




ПОДЕЛИТЬСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ МОЖНО: http://rdplus.ucoz.ru/forum/17-137-1

Категория: 6 СЕЗОН | Добавил: Приветка (24.12.2012)
Просмотров: 401 | Рейтинг: 5.0/1