Мы взяли на себя смелость опубликовать здесь все произведения, оказавшиеся доступными для нас.
К сожалению, связь с некоторыми авторами была утеряна.
Если ВЫ из их числа, свяжитесь, пожалуйста, с администрацией сайта.








Главная » СОДЕРЖАНИЕ » ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

Спасение





Страница  1 2 3 4

Мы  надеемся, что поймём однажды

В чем смысл этой безумной игры…

Если нет боли, значит правила все еще те же

Мы вместе
Мы готовы играть.

 

 

Большая комната освещалась огромным количеством ламп, где не было не единого уголка, в который бы не проникал ослепляюще яркий свет, умело спрятанный в недрах разно-уровневого потолка.

Там находилось множество аппаратуры и электроники, из которой два больших монитора, развёрнутые друг от друга, моргали множеством цифр, чьими-то фотографиями, сводками последних операций…

За большим, стеклянным столом сидели двое.

Мужчина пил чёрный, крепкий чай, к которому пристрастился ещё в молодости, во Вьетнаме, где он когда-то служил. Он был одет в строгий костюм цвета серой шерсти, практически в тон тройке - рубашке, верхняя пуговица которой была небрежно расстёгнута. А на его ногах красовались до блеска отполированные чёрные туфли известной марки.

На вид ему было лет 50, что подчёркивала белоснежная седина, ухоженно зачесанная в модную стрижку. Он внимательно смотрел сквозь тонкие стёкла своих очков на красивую женщину, сидящую напротив и обильно дымил привезенной на заказ кубинской сигарой.

Женщина же пила свой любимый горячий бразильский кофе, приятно, еле заметно улыбалась, но была не более чем внимательна к разговору, который они неторопливо вели. Она  внимательно изучала сидевшего напротив приятного, голубоглазого мужчину. Вглядывалась в столь знакомые ей черты лица, как будто пытаясь в очередной раз убедится в том, что каждая морщинка присутствует, и никуда не исчезла за прошедшие 8 часов ночного отдыха.

Со стороны можно было подумать, что женщина немного кокетничала, и чувствовала себя весьма свободно, оставаясь при этом предельно вежливой. Даже учитывая тот факт, что её  диалог с шефом Первого Отдела велся всегда исключительно на «ты». 

 

- Как продвигается миссия «Валэрэй»?

- Достаточно успешно. Группы уже в самолёте, ожидается приезд в 11 часов.

- Есть потери?

- Незначительные... 3%

- Это хорошо…… Я оценил твой вкус……. Мне нравится новый дизайн этой комнаты…

- Спасибо,- женщина изобразила на своём лице полуулыбку, выглянув из –за края маленькой фарфоровой кружечки.

- Медлин…

- Да, Пол…

- В какой стадии разработки операция «Бэтта»?

- Я почти закончила……. Остались незначительные нюансы…

 

Пол Вульф выпустил густой, ароматный дым.

 

- Ты уверена, что нам это необходимо?

- Это единственно возможное решение…. Мы с тобой уже обсуждали приоритеты. Все ранее использованные методы не возымели должного результата,- улыбка Медлин исчезла так же внезапно, как и еле уловимое кокетство. Женщина сметила тон на строгий и чуть тёплый взгляд на пронизывающе-леденящий.

 

- Да…. Мы говорили на эту тему. И всё же….. Это дело принципа?

- Отчасти…

- Я надеюсь, ты не примешиваешь личный оттенок в эту миссию?

- Нет.

- Когда?

- В ближайшие дни… Осталось определить действующих лиц.

- Хорошо… Медлин. Эта операция зависит полностью от тебя и ложится полностью на твою ответственность.

- Знаю…. Я всё учла…. Да, это крайняя мера, но в любом случае результаты будут нам полезны. Как положительные, так и отрицательные.

 

Шеф Первого отдела затушил сигару в огромную хрустальную пепельницу в виде рассеченного глобуса, снял очки, прикрыл глаза, потёр пальцами переносицу и посмотрел чуть покрасневшими глазами на ледяную статую, в которую превратилась сидящая напротив ещё совсем недавно приятная женщина.

 

- Какие операции на сегодня намечены?

- Две. Первый брифинг через…,- Медлин, не поворачивая головы, приподняла чётко очерченную чёрную бровь и взглянула чуть правее, на часы, в нижнем углу монитора,- 27 минут.

- Проведи его за меня. Я что-то плохо себя сегодня чувствую.

- Я скажу Джефри, чтобы он зашел к тебе и проверил давление.

- Не надо,- Пол встал, задвинул стул, ещё раз внимательно посмотрел на давно знакомую ему женщину и добавил:

- Это скорее всего обычная мигрень. Мне просто надо отдохнуть. Если что-то важное, я в Башне,- и сложа руки в карманы брюк вышел из кабинета, отстучав каблуками ровный ритм.

 

 

______________________________________

______________________________________

______________________________________

 

 

Вальтер, как обычно бывает в свободное время, сооружал какую-то деталь для своих новых изобретений. Его отделяла от стола, на котором лежало что-то очень маленькое, огромная лупа, делающая лицо мужчины причудливо-искажённым. Вальтер внимательно смотрел на крошечную микросхему, ковыряя в ней не менее крохотным пинцетом. Он сосредоточенно смотрел на то, как криво припаялся кусок проволоки и тихо чертыхался, пытаясь отодрать её от скрупулёзно собранной детали. Через несколько минут в лупе появилась белоснежная рука. Вальтер ещё раз взглянул через лупу на то, что легло на стол, и перевёл внимательный взгляд на обладательницу скромного маникюра.

 

- Вынужден сделать тебе комплимент.

- Да?- девушка лучезарно улыбнулась и широко распахнула чуть подкрашенные ресницы.

- Под лупой ты выглядишь не менее ухоженной, чем при обычном осмотре,- Вальтер мило улыбнулся.

- Спасибо, Вальтер……….,- девушка засветилась счастьем,- Что делаешь?

- Пытаюсь исправить огрехи...

- Получается?

- Спроси через час, если я не сойду с ума от злости на свои дрожащие руки!

- Может тебе попросить помощника?

- Ты с ума сошла!!?! Пака я жив, на километр никого не подпущу к своему рабочему столу!

- Ну что ж, как знаешь…

- А ты чего тут делаешь, куколка? Разве у тебя не выходной?

- Я жду Майкла. Его срочно вызвали на доработку плана предстоящей миссии.

- Ох, голубки………. Как я вам завидую…… Вот вспоминаю свои молодые годы…..эээээх, как давно это было!

 

Никита улыбнулась и с любовью посмотрела на старика, ставшего для неё практически отцом. Вальтер был единственным человеком, который относился к ней в стенах Отдела с нескрываемой душевной теплотой. И она каждый раз ощущала на себе его озабоченный взгляд и искреннюю, не поддельную заботу.

 

- Как думаешь…… Начальство уже смирилось с вашим союзом?

- Не знаю, Вальтер. Не хочу думать об этом. Сейчас всё хорошо, и это главное.

- Это да, дорогуша. Тебе и не надо особо думать, пусть за тебя это делает твой мужчина. Уж он наверное придумал, как уберечь тебя от грома и молний начальства… Старик немного подумал и тихо добавил,- Он хоть немного отошел после расставания с Адамом?

- Мы не говорим об этом…

- О.

Никита покрутила в руках плоскогубцы, заглянула через плечо старика в круглую лупу, внимательно изучила лежащую под ней микросхему и направилась к входу.

 

- Ладно, Вальтер… Пойду, посмотрю, не освободился ли он.

- Иди -иди, сладкая… Таких нельзя надолго оставлять в одиночестве,- и придвинулся плотнее к столу, не снимая с лица улыбки.

 

Никита ещё раз посмотрела на дорогого ей человека, и направилась в кабинет Майкла. Она

 шла по огромному залу, не скрывая приятной полуулыбки. Слегка задумавшись и поднимая руками распущенные волосы. О чём-то мечтая. Вспоминая прошедшую ночь, ощущения от которой эхом отзывались в теле лёгкой, приятной судорогой.

Все приятные мысли, которые плавным танцем кружили в её голове, прервало светлеющее окно «голубятни», за которым очертились два силуэта. Свет потолочных прожекторов мешал Никите разглядеть их лица, вернее выражение их лица, но она чётко ощутила на себе леденящий душу пристальный взгляд, который сканировал всё её существо. Девушка опустила руки, демонстративно отвела взгляд куда-то в темную пустоту коридора и не ускоряя неспешного шага вошла в кабинет Майкла.

 

Зайдя, Никита облокотилась на запертую за собою дверь и слегка выставила вперёд узкие бёдра, затянутые в чёрную кожу облегающей юбки. Она с наигранной жалобностью посмотрела на сидящего за своим рабочим столом мужчину, одетого в строгую, тёмную одежду.

 

- Сейчас была попытка убить меня двумя парами глаз.

 

Майкл оглядел высокую блондинку. Он видел, что с утра она надела на себя, и сейчас снова опустил взгляд на провокационные красные туфли на шпильке, весь день приковывавшие свое внимание к себе. Из-за высокого каблука ноги девушки, и без того длинные, казались еще  изящнее, приобретая максимально точеные линии.

 

- Мне нужно ещё пол часа.

 

Никита не спеша обошла его сзади, опустила руки на плечи, и медленно соскользнула вниз по  напряженной груди. Дойдя до толстой кожи пояса, чуть слышно сказала на ухо:

 

- Надеюсь ты не против, если я побуду тут? Тише воды, ниже травы.

 

Тишина в ответ означала «Против».  

Никита накрутила на палец завиток волос, небрежно лежащий на затылке мужчины, прошла к стулу, стоящему напротив и демонстративно уселась на него, аккуратно положив одну ногу на другую.

 

Майкл отвёл взгляд с тонких коленок на жалюзи своего окна.

Нет, он не хотел прогонять её, но и её присутствие мешало сосредоточиться на делах.

Он перевёл взгляд на монитор и продолжил что –то набирать на клавиатуре, изредка поглядывая на внимательно изучающую его девушку.

 

Через обещанные пол часа, Майкл поставил точку в последнем предложении.

 

- Мы можем идти.

 

Майкл включил прослушку и видео наблюдение, а Никита ждала, держа распахнутые двери и внимательно наблюдая за каждым узнаваемым движением.

 

Они шли по залу к главному выходу, держа расстояние друг от друга в 2 шага, по привычке, будто прикрывая тыл напарника.

Майкл не отрывал взгляда от тонких каблуков, тихо стучащих по каменному полу и изредка поглядывал на светлые волосы, струящиеся по её спине. Ему было наплевать на всё, что находилось вокруг рассматриваемого объекта. Ему хотелось смотреть именно на эту женщину, запоминать каждое движение её бёдер, каждый твёрдый шаг. Он чувствовал зависимость от этого зрелища, чувствовал, как всё его существо нуждается в том, чтобы видеть её.

Никита шла впереди, чувствуя спиной его присутствие, чувствуя себя желанной этим человеком, чувствуя себя победительницей. Она смотрела вперёд, высоко подняв голову, бросая ненавистный взгляд в сторону кабинета Медлин, и  окон «голубятни».

Все работники украдкой разглядывали их. В их лицах  читалась тень уважения, возможно зависти, и это вселяло в девушку ещё большее мужество и сладкое чувство пусть не долгой –но победы. Победы над правилами, над запретами.

 

Пара вышла на поверхность, села в припаркованный чёрный Мерседес с намертво затонированными стёклами и тронулась в сторону Большого кольца *** площади.

 

- Ты не голодна?

- Нет...

 

Никита с нежностью  посмотрела сквозь розовые стёкла очков на любимый профиль, улыбнулась, что-то в очередной раз подмечая для себя, положила руку на его колено, нежно сжала тонкими пальцами и задумчиво перевела взгляд на окно, за которым проплывали здания из разноцветного стекла и бетона.

Майкл не спеша вёл машину к знакомому дому.

Ему сейчас меньше всего хотелось жить в своей полупустой, холодной и одинокой квартире, которую с большим желанием хотела обставить Никита. И не хотел этого по одной простой причине… Не хотел, чтобы появился лишний повод возвращаться туда, где его никто не ждёт. Он хотел быть там, где была она.

 

Никита поднималась по ступенькам своего подъезда, оставляя позади себя тонкий аромат парфюма, который глубоко оседал в лёгких поднимающегося позади неё мужчины. Остановившись на лестнице, Никита достала из сумочки ключи и протянула их Майклу. Он молча снял их с её пальчика и направился к нужной двери, загородив широкой спиной  весь обзор коридора.

Девушка прильнула всем телом к открывающему дверь Майклу. Он развернулся, притягивая к себе хрупкое тело за талию, и зарылся руками в пушистые, светлые волосы. Взгляд упал на лицо, нежно-розовый рот, который он нежно поцеловал и слегка прикусил от охватившего его желания. Ногой толкнул дверь позади себя, и увлёк Никиту  за собой, но она выкрутилась из цепких объятий и лукаво улыбаясь, начала отступление в глубь большой не освещенной  комнаты. Она видела красивое лицо, глаза, внимательно рассматривающие её чуть взлохмаченные от его объятий волосы. Видела нетерпение, и это было понятно по взгляду и маленькой,  еле заметной морщинке,  появившейся между его бровей.

Ей это нравилось… Ей нравилось играть с ним…  

Майкл протянул руку, призывая ее подойти к нему, но Никита на этот жест только отрицательно покачала головой.

 

- Статья 5, пункт 3 "б"…, - сказал Майкл в своей спокойной манере, снимая тонкие перчатки, медленно стягивая их с каждого пальца, - Неповиновение действующему начальству приравнивается к понижению в звании или к ликвидации…Сейчас, пожалуй, ограничимся понижением…  Учитывая, что Вы впервые нарушаете эту статью.

-  Вы сегодня так великодушны,- Никита, улыбаясь, запрыгнула на диван и присела на его спинку.

- Вы же понимаете, Ни-ки-та, что потом потребуется длительное время на Вашу переподготовку?

 

Майкл медленно подходил, снимая с себя пальто и кидая его на рядом стоящее чуднОе пластмассовое кресло. Он подошел ближе и взял Никиту за лодыжки, настойчиво потянув её со спинки дивана. Встал коленями на мягкую ткань и притянул желанное тело ближе к себе. Никита обхватила его ногами и откинулась на спинку софы, с удовольствием прикрывая чуть подкрашенные глаза.

Майкл, наблюдая за ней, провёл большим пальцем по чуть опухшим от его поцелуев губам. По подбородку, оставляя невидимый след на коже. Белоснежной шее, медленно продвигаясь к груди, затянутой в плотный трикотаж. Он наблюдал, как её тело, прогибаясь, отзывается на его прикосновения. Он любовался им, ласкал её грудь, нежно рисуя на ней кончиками пальцев замысловатые узоры, которые плавно переходили от линии тонкой талии, к бедрам, которые он сжал и придвинул к себе ещё плотнее.

 

Он дразнил её, делая вид, что не желает спешить. А  спешить ему сейчас действительно было некуда и незачем. Он для себя всё решил - он хочет быть с ней.  Несмотря ни на что. Просто наслаждаться её присутствием, телом, запахом…

Чем больше Майкл видел неприятие Отдела, направленного против его решения, директивы, запрещающей им быть вместе, тем больше он хотел обладать ею...

Вопреки всему… Вопреки всем… и отчасти «назло»…

 

Его зелёный взгляд, чуть затуманенный и опьянённый - не оставлял не единого сомнения в его желании…

Юбка Никиты задралась, обнажив сексуальное, чёрное бельё, которое она выбирала и купила специально для него. Ещё больше прогибая спину, она подалась вперёд, чуть приподнимая бёдра и давая понять, что ей нравится и что она хочет продолжения той ласки, от которой по всему её телу пробегали мурашки. Просит продолжение прикосновений к тонкому капрону, разделяющему их горячие тела.

Никита слегка прикусила зубами его грудь вместе с тонкой шерстью джемпера, затем сняла его  и вновь поцеловала, оставляя на коже тёплое и влажное дыхание. Майкл тихо простонал, закрыл глаза и ещё сильнее притянул её голову к своей груди, которую она продолжала нежно покусывать.  

 

Нежные щёки Никиты порозовели от прикосновений к его коже, от предчувствия близости с ним. Отголоски минувшей ночи, которую им так не хотелось заканчивать, приятной болью пронзали всё её тело.

Этой ночью они не желали размыкать своих нежных объятий. Раствориться в удовольствии и поддаться сну – означало сдаться, а сдаваться никто из них не привык…

 

Майкл притянул её еще ближе, усаживая на себя, в желании окончательно сократить дистанцию, оставляя лишь миллиметры для разделяющей их жаркие тела материи.

Он глубоко дышал, обжигая дыханием нежную кожу шеи, которую продолжал целовать и слегка покусывать.

Одежда им всё ещё мешала, и из неё нестерпимо хотелось выбраться.

 

Его наэлектризованные волосы нежно щекотали ее лицо. Её локоны рассыпались, перемешавшись с  каштановой копной.

Никита нежно поглаживала его скулы, на ощупь вспоминая знакомые черты, а он наслаждался запахом её волос, еле сдерживая желание вновь нежно прикусить фарфоровую кожу шеи... Он  наслаждаться покорностью, присутствием, нежно обнимал и ласкал….

 

Никита, всё так же чуть заметно дрожа, пыталась расстегнуть хитрый замок на ремне его брюк…

 

Щелчок - и он поддался.

 

Их голоса перешли на шепот и невольно вырывающиеся рваные фразы…

 

- Майкл…- как будто умоляя, прошептала Никита.

 

Мелкий пот проступил на лицах обоих, на их телах, разгоряченных возбуждением и неистовым желанием обладать друг другом.

Никита чувствовала на себе тяжелое, горячее тело, беспощадно придавившее её к дивану - слишком узкому, чтобы комфортно развернуться на нём…

Сейчас их тела напоминали жадный клубок, который сплёлся воедино. Клубок эмоций, напряжения, страсти, сумасшедшей энергии, желающей выплеснуться наружу, разлиться нежностью, способной затопить всё вокруг…

 

Майкл полностью подмял девушку под себя, сковал все её движения и остановился. Прижавшись лбом к ее лбу медлил, желая привыкнуть к тесному, горячему женскому телу. На мгновение повисла тишина, они не двигались, плотно прижавшись друг к другу…

 

- Майкл..

 

Сколько прошло времени? Минуты, часы? Неизвестно…

Все спуталось, сплелось, руки, тела, объятия.

Только дыхание, частое, рваное, в которое ворвался телефонный звонок…

 

Майкл посмотрел в сторону пальто, лежащего в кресле.

 

- Мне надо ответить, - прошептал он в скрываемое чуть взмокшими волосами ухо Никиты.  Протянул руку и дотянулся до края грубой шерсти черного пальто. Рванул его на себя и достал ненавистный телефон.

 

Глубокий вдох, восстанавливая ровное дыхание.

 

- Да

- Жак… - тихий женский голос.

- Да 

- Собери свою группу. Брифинг через час.

 

Майкл закрыл подбородком крышку телефона и положил его на пол.

Он, всё ещё по инерции, только уже не спеша, повторял простые движения, не желая  покидать  горячего тела…

Ему не хотелось куда-либо идти, ехать, что-либо делать...

Не хотелось видеть людей, Отдел, никого…

Ему хотелось остаться здесь…

 

- Нам надо ехать в Отдел.

- Сколько у нас времени? - прошептала Никита.

- Меньше часа.

- Что им надо?

- Не знаю.

 

Молчание.

 

- Сначала душ.

 

___________________________________

 

 

Подойдя к огромному столу для брифингов, Майкл и Никита сели в кресла. Рядом плюхнулся Биркофф, принеся с собой ноутбук. Яркий свет голограммы осветил  лица собравшихся.

 

- Жозеф Никияри, лидер пока мало нами изученного «Красного пороха»,  - ледяные глаза Шефа холодной сталью полоснули всех сидящих напротив. Он нажал кнопку пульта, и фотография сменилась на фото темноволосого мужчины лет 45, с большими залысинами и очками с крупными линзами.

- Питер Лонг. Один из руководителей террористической группировки "Чёрная пыль". По нашим разведданным, он на протяжении двух лет сотрудничает и ведёт дела с Жозефом Никияри. Между ними тесный контакт, также "Чёрная пыль" закупает у него оружие.

 

Картинка сменилась на систему координат и фотографии со спутника.

 

- Это одна из баз "Чёрной пыли", которая располагается на территории *** республики. Нам стало известно, когда и во сколько Питер Лонг будет находиться там. Нам нужен он сам и жёсткий диск его личного компьютера, который сможет дать бОльшую информацию о Никияри. В операции участвуют 3 группы. Твоя группа - ведущая,- холодный взгляд впился в непроницаемое лицо Майкла, - Вся информация у вас на панелях. Вылет через 4 часа.

 

Шеф небрежно положил маленький пульт на стол и развернулся к стоящей в конце стола Медлин. Бросил на неё короткий взгляд и поспешил уйти в свой кабинет.

Женщина стояла в тени, сложа руки на груди. Она осматривала всех присутствующих, не акцентируя своё внимание ни на одном из пяти сотрудников. Только лишь на долю секунды задержала взгляд на блондинке и мужчине, сидящих рядом. Подождав, пока все оперативники разойдутся, развернулась и растворилась в черноте узкого коридора.

 

 ***********************************************

 

 

 

_____________________________

 

Четверг. 04.23 РМ

 

Что если потерянная нами кровь растрачена впустую

Что если ты понял, что напрасно продал душу

Что если ты пробудился ото сна бесконечных мечтаний

Что если мир, который мы знаем – лишь бледная тень реальности.

 

Полёт был не долгим. По прибытию все группы расселись по двум фургонам.

Оперативники, сбившись в кучу, как обычно что-то обсуждали, некоторые даже умудрялись шутить, а оставшиеся просто дремали, прильнув спиной на обшитые мягкой материей стены авто. Фургон покачивало от ухабистой дороги, что немного убаюкивало и ложно успокаивало.

Биркоф отбивал чечётку на клавишах, не обращая внимания на всё движения и разговоры, происходящие позади него. Майкл сидел напротив единственной девушки. Она тоже дремала, или же, прикрыв глаза, о чём-то размышляла.

Он незаметно зацепил её ногу носом ботинка. Никита открыла глаза и улыбнулась, кротко пробежав взглядом по лицу, черты которого знала наизусть.

 

- Тебе всё понятно в плане операции?

 

Никита кивнула.

 

- Проверила оружие?

 

Похлопав по карманам, ответила,-  Глок, 4 обоймы, датчик ближнего слежения, координатор местности. Вроде всё…

 

Группа оживлённо болтавших не обращала на их краткий диалог никакого внимания. За исключением двух оперативников, сидящих к ним лицом. Да и те быстро потеряли интерес к их монотонному разговору.

 

- Тебя что-то тревожит?

 

Майкл не ответил.

Фургон, слегка кочнувшись, резко остановился.

 

- Все группы на месте. Начинаем операцию,- Биркоф отчитался в микрофон,- Готовность номер один.

 

Мужчины сбились в кучу на выходе, загородив всё ещё сидящих друг против друга мужчину и женщину. Двери открылись и ударились ручкой о бронированный корпус кузова. Когда все оперативники покинули машину, Майкл встал, и подал руку Никите, закидывающей в рот подушечку жвачки, которая всегда спасала её от зарождающегося волнения.

Биркоф украдкой взглянул на пару. Он давно заметил, что эти двое с недавних пор и не пытаются скрыть своих чувств. С одной стороны - был рад за них. Да и с другой стороны тоже был рад, давно научившись мириться со своими неоднозначными чувствами к Никите.

 

Майкл подошел к выходу и внимательно взглянул на жующую девушку.

- Держись рядом.

Никита кивнула. - Ты тоже.

- Удачи,- пробормотал Биркоф.

 

**

- Группы на позициях. Ждём цель.

- Ок. Вижу цель. Лонг приближается к восточной части здания. Три автомобиля. Охрана. В поле зрения 14 человек. Первая группа начинайте приближение. Действия по команде.

 

Чёрные тени, чередуясь, пробирались по одному, укрываясь за небольшими бункерами, выстроенными в удобном шахматном порядке. Цель находилась в 300 метрах, оцепленная по периметру охраной Питера Лонга. Группы разбегались в разных направлениях, напоминая муравьёв, бегущих из муравейника.

Никита следовала за Майклом, не увеличивая дистанции более 2х метров. Делая несколько быстрых шагов оборачивалась, страхуя тыл своей команды. Майкл же, невесомо ступая массивными ботинками, блокировал опасность впереди.

 

- Цель вошла в здание. Оцепите периметр. Группа 3 -юг ,север, группа 2- запад. Устраните охрану. Группа 1- вход с восточной стороны. Там 3 человека.

- Есть.

 

Крошечные тени расползались в разные стороны. Первая группа в составе Майкла, Никиты и ещё 4 человек заходила с восточной стороны здания. Автоматные очереди эхом раздавались в вечерней тишине. Гильзы летели, отстукивая рваный ритм о грубую кожу ботинок. 2 дымовые шашки туманной стеной закрыли бегущих оперативников.

 

- Вторая группа, всё чисто.

- Потери?

- Ноль

- Продвигайтесь к востоку.

- Запад чист

- Потери?

- Один.

- Блокируйте вход.

 

Майкл, достигнув цели, распахнул огромные железные ворота, чтобы пропустить в них подбегающую команду. Он видел Никиту, бегущую в паре с членом их состава и видел вдали от них 3х противников, один из которых уже прицелился, готовый поразить цель.

 

- Никита, 3 часа!

 

Девушка развернулась по часовой стрелке и выстрелила в надвигающегося противника. Тот, «тяжёлым мешком», упал и уткнулся лицом в землю. Остальные двое повалились от смертельных пуль Майкла.

Все, по очереди, забежали в здание. Яркие вспышки выстрелов сверкали в приглушённом свете небольшого, недостроенного помещения. Запах пороха невесомой дымкой пробирался в самое нутро, возбуждая тело всплеском адреналина. Пули рикошетом отскакивали от железных перил, дверей, и образуя световые гирлянды напоминали дешёвый салют.

 

- Мы в здании.

- Хорошо,- звук клацающей клавиатуры,- Цель в северо-восточной части помещения. 2й этаж. Майкл, лестница в 5 метрах от склада.

- Мы поднимаемся.

 

Майкл в несколько шагов пересёк центр здания, и зачищая территорию от выбежавших из склада противников - обернулся к подбегающей сзади оставшейся группе. Бросил беглый взгляд на Никиту, движением головы указал на железную лестницу, ведущую на 2й этаж, давая понять, что ей надо идти первой. Девушка взялась за перила и вбежала на первую ступеньку. Майкл же остановил её движение, схватив за рукав. Посмотрел на сжатое ладонью плечо.

 

- У тебя кровь.

- Ерунда. Зацепило,- Никита продолжила взбегать по лестнице, нервно жуя жевательную резинку.

 

Второй этаж. Короткая автоматная очередь. Проход чист. Майкл жестом рассредоточил силы по этажу, кивая головой Никите в ту сторону, куда направился сам.

 

- Майкл. Лонг в третьей комнате восточной части здания. С ним ещё двое,- голос в передатчике.

 

Пара пересекла коридор длинной не больше 10 метров, свернула на лево и отсчитав 2 двери выстрелила в дверной замок. Два ствола Глока в мгновение нарисовались в дверном проёме. Короткая автоматная очередь и охрана повалилась на пол, распластавшись на нём в нелепых позах.

За обшарпанным, дубовым столом сидел седовласый мужчина, поправляя очки в толстой роговой оправе. Он погладил облысевшую голову и молча уставился на вошедших. Правый глаз нервно дёрнулся, а на его лице застыла странная гримаса. Нет, он не был растерян. Наоборот. Смотрел на вооружённого мужчину и женщину с нескрываемым отвращением.

В кабинете стояло множество стеллажей с различными папками и бумагами. Яркий свет оголённой лампочки освещал убогую обстановку комнаты. Майкл, не снимая с прицела мужчину, молча указал девушке на компьютер. Никита обошла полу лысого сзади, толкнула ногой кресло с сидящим в нём Питером Лонгом, и оно покатилось в сторону Майкла, царапая маленькими колёсиками деревянный пол. Набрала на клавиатуре комбинацию цифр.

 

- Всё на месте.

- Снимай диск,- спокойно констатировал Майкл, не сводя взгляда с мишени.

- Есть. Уходим.

- Биркоф. Цель взята. Диск у нас. Готовь отход, мы выходим,- Майкл сделал шаг к мужчине, который с нескрываемым презрением смотрел на него.

- Вы меня убьёте?

- Нет. Вы пройдёте с нами.

 

Майкл схватил «цель» за шиворот, поставил на ноги и обшарив карманы одежды пихнул стволом автомата в ту сторону, откуда они только что без стука вошли. Никита сунула диск запазуху и тоже поспешила выбежать вслед за ними.

Девушка шла чуть позади Майкла, держа от него расстояние в шаг, и испытывая минутное облегчение. Слышались редкие отголоски выстрелов, доносившихся с первого этажа. Группы зачищали территорию. Никита сменила третью обойму, с грохотом отбрасывая вторую на пол. Выплюнула потерявшую вкус жвачку и деловито задрав рукав спец одежды посмотрела на часы.

 

- Мы уложились в 47 минут.

 

Из дальней двери противоположной стороны узкого коридора бесшумно вышли двое мужчин, в одежде цвета хаки и скрывающих лица матерчатых масках. Их глаза смотрели через овальные прорези в затылки уходящих. Первый прицелился в хрупкую спину светловолосой девушки. Второй -в крепкий торс мужчины, скрываемый толстой материей спецодежды.

Секунда.

Мгновение.

Два глухих выстрела.

___________________________________________________    

 

Пятница. 2:10 АМ

 

Но вот не различить лица

Во тьме, в зеркальном отраженье

И грусть в душе, и в горле жженье

Начало... Нового Конца.

 

Тишина.

Пронизывающая, всеобъемлющая, громкая, орущая тишина.

Мрак.

Давящий, ослепляющий, холодный, немой мрак.

Запах… гнилой, сырой, отдающий мокрой глиной.

Чувства…- их нет.

Необычное ощущение - глаза открыты, моргаю, но ничего не вижу.

Я ослеп?

Умер?

Если это легендарный ад-то он очень странно выглядит… Я ожидал нечто другое…

Это и не рай… если верить красочным картинкам в буклетах. Здесь слишком темно и сыро.

Я не чувствую тела, только боль…началась… в голове… резкая… В форме тонкой иглы, давящей острым концом на затылок… Противно звенит в ушах….

Нет, я не умер…

Я пытаюсь думать, соображать… прислушиваться. Не думаю, что в аду мне пришлось бы думать… Во всяком случае не о том, почему я здесь оказался и вообще- Где я…

Пака две новости. Хорошая – я жив. Плохая- это не сон…

 

Мне больно моргать. Сомневаюсь, что вообще моргаю. Я не вижу абсолютно ничего.

… Транквилизатор… … и что-то ещё…

Бешено стучит и ноет сердце от наркотика.

Пришел в чувства – значит, ещё примерно час и к телу вернётся чувствительность.

 

5,6,7,8,9…

……..

Никита….

…..

Питер Лонг…

Я обрывками вспоминаю последнее, что запомнил.

Мы шли по коридору. Позади меня шла Никита. Задание… 47 минут… всё…

Никита.

Где она?

Мертва?

Если нет-то что с ней?

Если да – то почему тогда я жив?

 

Каждый вопрос ударяет железным молотом по голове, которая первая начала что -либо ощущать. Я лежу на сыром, холодном полу, который чувствую кожей виска. Просто адская, разворачивающаяся головная боль. Чем быстрее будет проходить

действие препарата, тем сильнее начнёт ломать. Я готов. Не первый раз.

 

Что потом?

Вопросы, вопросы и пака не одного ответа... Раздражает.

 

Голова кружится. Этот противный звон в ушах… Я ещё плохо соображаю. Меня тошнит, и я с трудом верю в то, что лежу. Ощущение полёта, невесомости.

От боли и ломки сводит челюсти… Каждый раз, когда попадаешь в такую хреновую ситуацию, тебя обязательно напичкают какой- нибудь дрянью… Я знаю себя и свой организм, способный выдержать многое. Жаль только зубы, которые после недавно умышленно – проваленной миссии в Боливии, плена и всаженной в меня наркоты - начали ещё сильнее крошиться. Шеф убил 2х зайцев, включив меня в состав той операции - отыгрался на мне, и выслужился перед Джорджем. Конечно - Майкл, кто же ещё, как ни Майкл вытащит задницу Отдела из дерьма- за простое «спасибо», которое я в этот раз, кстати, не услышал. Почему не услышал? Потому что Шеф знает - после моего «пожалуйста» он снова окажется у меня в долгу... Наша с ним не озвученная схема…

Он играет со мной в свои игры, каждый раз пытаясь показать мне моё место, но я ещё жив- значит ни разу не проиграл. Я продолжаю подниматься по отполированной кровью карьерной лестнице, построенной на костях, трупах, сломанных судьбах, искалеченной психике и мёртвых душах.… Мне есть чем гордиться? Нет. Но я достойно выживаю в тех условиях, в которые загнала меня жизнь…. Или я сам…

 

Знакомый привкус железа… Булитамин*, а в сочетании с транквилизатором просто наимерзейший коктейль… От всех этих препаратов сводит челюсти, от сильного действия которых - зубы, непроизвольно, трутся друг об друга. Ещё несколько лет такой травли организма химией и я сотру их в порошок. Весьма противные ощущения…

Надо будет зайти к Бену… Говорят - лучший дантист Отдела… если конечно…

Где я допустил ошибку?

 

8:54, 8:55, 8:56, 8:57, 8:58, 8:59, 9, 9:01……

Я не знаю точно, сколько прошло времени, но звон в ушах начинает стихать.

Я что-то слышу…

Может мерещится?

Нет.

Я отчётливо слышу что-то…

Капающую воду…

И ещё…

Дыхание.

Никита?

Жива?

Рядом?

Я слышу тихое, ровное дыхание. Но не пойму - насколько оно близко.

Я знаю это дыхание, как своё... думаю, что смог бы узнать его из тысячи… Это Никита. Жива и Рядом.

Я так ей обрадовался, что нестерпимо захотел крепко -крепко обнять.

Хочу окликнуть её, но не могу пошевелить не одной мышцей лица, не говоря уже о теле.

 

25:23, 25:24…

Руки, ноги… Я ещё не могу ими пошевелить, но тело может хотя бы немного двигаться.

Я хочу к ней. Проснулась ли она? Слышит ли моё дыхание?

Я издаю звук, странный, грудной. Это единственный способ дать ей знать, что я рядом, если конечно она услышит меня.

Я пытаюсь двинуться. У меня получается, кое как- но это хоть что-то. Я пытаюсь «перетащить себя» ближе к звуку, ближе к её дыханию.

Я пытаюсь двигаться в сторону звука.

 

39:59, 40…

Я упираюсь головой в тело. Её тело. Теперь я чувствую её запах. Нежный запах ириса - её духов.

Дыхание где-то выше. Я стараюсь приблизиться ближе к нему. Упираюсь лбом в её лоб.

Теперь она дышит мне в лицо, и я могу вдыхать этот пряный воздух, а не ту вонючую сырость, на которой мы лежим.

Это успокаивает.

Я снова издаю грудной, немой звук. Никита не слышит, она спит. Это хорошо. Я буду рядом, когда она очнётся. Я буду рядом…

______________________________

 

2:45 АМ

 

Держи меня, пока не появится свет

Покажи мне то, что ещё можно увидеть

Давай потеряемся там, где ничто не имеет значения

Там, где небо встречается с морем

 

 

Меня трясёт, мне холодно, как будто я лежу в ванне со льдом.

Моя голова раскалывается, больно, очень.

Чувство невесомости.

Что происходит?

Чёрт, что со мной?

Темно. Или я не могу открыть глаза?

 

Тошнит. Сильно.

Боже, как мне плохо.

Я сплю? Нет. Слишком больно.

Мне очень холодно… сыро… запах гнили… и ещё чего-то…

Чего-то до боли знакомого…

Родного…

Моего…

Майкла…

Его дыхание…

Близко…

Очень близко…

Майкл.

Майкл! 

Ты рядом…

Мне не страшно…

 

Я учащённо дышу, зубы стучат. Я не чувствую, я слышу их звук.

 

- Никита…

 

Я пытаюсь выдавить из себя хотя бы пол слова. Бесполезно. Я мычу…

 

- Всё хорошо, не бойся…

 

Я верю…

Я верю…

Я верю…

Транквилизатор… от этой гадости можно и скончаться, вернее от такого количества…

Мы живы…

В какой дыре мы находимся? Зачем? Что нас ждёт?

Питер Лонг… 47 минут… Нас схватили, но как? Майкл сам лично трижды проверял весь план операции... я проверяла… Не должно было быть осечки. Хотя какая уже разница… Мы где-то совершили ошибку… Какая уже разница… какая разница… больно…

 

Майкл что-то не внятно говорит мне… Каждое слово раздаётся в голове ацкой болью, и в тоже время самым сладким сиропом разливается по всему телу, перетекая в сердце.

Я чувствую его тёплое дыхание. Он лежит напротив, прикоснувшись ко мне своим лицом.

Я чувствую его руку, которая обнимает меня и притягивает к себе.

Скоро и я смогу обнять тебя…

 

- Тебя знобит. Это скоро пройдёт. Считай до 500та, так будет легче, это немного отвлечёт от боли и судорог.

 

Хорошо…

Хорошо…

Он целует мой лоб… глаза…

Время - остановись мгновение…

Если я сплю -то не хочу просыпаться…

 

1, 2, 3, 4, 5….

 

______________________________________

 

Её трясёт. Озноб. Потерпи…

Я обнимаю её. Я чувствую её. Потерпи…

 

- Потерпи.

 

Мысли заполняют всё пространство.

Что они знают? Знают ли про Отдел? Не убили- значит нужна информация.

Как всё надоело…. Разве это жизнь?

Выдержит ли она?

Выдержу ли я?

 

Я не могу передать, что испытываю, каждый раз, когда ей плохо, когда ей причиняют боль…

Она сильная. Пожалуй, самая сильная женщина из всех, которых я когда –либо знал… Но для меня она всегда останется беззащитной, неопытной девушкой с небесными глазами, которую я отчаянно пытаюсь защитить, от себя не в последнюю очередь, и за которую, добровольно, несу тяжёлую ношу ответственности. Сколько бы времени не прошло, и какая бы сильная она не стала, моё отношение к ней видимо не изменится. Я по- прежнему, насколько у меня хватает возможности, стараюсь оберегать ее.  Почему? Раньше мне самому себе было сложно ответить на этот вопрос… Я искал ответа в своей одиночной камере, в которой сам себя запер. И я нашёл его. Надо ли говорить, что этот «ответ» меня не устроил?

Я искал его в сложном, а оказалось всё до банального просто.  

Оградить её от смерти - стало моей навязчивой идеей, схемой моей жизни. Я испытываю подобное чувство только когда думаю о сыне, возможно, это и есть одна из причин – «почему»…

 

Кажется, в моих руках озноб её тела становится чуть меньше.

Я крепче сжимаю объятья.… Потерпи…

_________________________

 

Я чувствую его сильные руки. Легче… Так легче…

Ужасный мрак.

Так темно, что ощущение, будто я ослепла.

Наплевать, что будет…

Плевать….

Плевать…

Я уговариваю себя в том, что мне наплевать, и в том, что самое главное - Майкл рядом. Со мной. Сейчас.

Им нужна информация и поэтому мы живы.

Что им известно?

Знают ли- кто мы?

Выдержу ли я?

Выдержит ли он?

Вопросы, вопросы и не одного ответа… Раздражает…

Я чувствую пересохшее горло. Чувства возвращаются ко мне. Боль постепенно отступает. Но ещё сильно знобит. Я пытаюсь сказать:

 

- М м майкл.

- Я рядом. Еще больно?

- Т терпимо.

«Хотя мне больно даже думать».

- это Булитамин.

«чёрт… тогда понятно, почему такие «яркие» ощущения..»

 

Ну вот, мы можем говорить.. слышат ли нас? Наверняка… хотя…

 

- Сколько мы здесь?

- Точно не знаю. Прошло минут 45, как я пришёл в себя.

- Ты т т тоже ничего не видишь?

- Да. Здесь темно.

- Как думаешь, они следят за нами?

- Думаю, что - да.

- Мне холодно.

- Знаю…  

- Они убьют нас?

- Скорее всего- да.

 

 

____________________________

 

2:59 АМ

 

 

Насчитал - час. Чувствую ноги. Двигаюсь, но встать ещё не могу.

Никиту уже не знобит.

Я нащупываю позади себя стену. Такую же сырую, как видимо всё здесь.

Пытаюсь сесть. Получается. Я притягиваю её ближе. Беру на руки.

 

Думаю, и мысли мои чернее, чем эта кромешная тьма, которая обволакивает нас…

 

Пожалуй, если это «конец»-то он лучше, чем я представлял. Последнее, что я услышу или увижу - она, её голос, её дыхание…. Дежавю…

 

- Майкл.

- Да.

- Тебе страшно?

- …За тебя…

- Я выдержу. Обещаю.

 

Мне рвут душу её слова. Прости, что не могу защитить тебя. Прости.

Я должен сказать. Должен сказать. Должен сказать…

Должен.

 

- Нет.

 

Господи, как же тяжело.

 

- Никита.

Страница  1 2 3 4



ПОДЕЛИТЬСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ МОЖНО: http://rdplus.ucoz.ru/forum/17-230-1#43923

Категория: ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ | Добавил: Приветка (29.12.2012)
Просмотров: 569 | Рейтинг: 5.0/3