Мы взяли на себя смелость опубликовать здесь все произведения, оказавшиеся доступными для нас.
К сожалению, связь с некоторыми авторами была утеряна.
Если ВЫ из их числа, свяжитесь, пожалуйста, с администрацией сайта.








Главная » СОДЕРЖАНИЕ » ЮМОРИСТИЧЕСКИЕ

РАЗ, ДВА, ТРИ – НА СУББОТНИК ВЫХОДИ





В понедельник атмосфера в Отделе была непривычная. Что-то витало в воздухе, какое-то напряжение, смешанное с ожиданием чего-то странного. Или это просто сломался кондиционер – подумала Никита, но отмахнувшись от своих ощущений, поспешила на брифинг. 
Операция предстояла в Праге и это очень радовало. Никита любила этот город по ряду причин. Во-первых, Прага ей просто нравилась, во-вторых, по странной прихоти судьбы, все пражские миссии у Никиты обходились без стрельбы и угрызений совести по поводу очередного пострадавшего невинного. Как особу гуманную и крайне чувствительную такое обстоятельство очень вдохновляло. 
А главное в Праге было ПИВО. Пиво было тайной страстью Никиты, но судьба – злодейка, как обычно, лишала бедняжку даже такой невинной радости. Дело в том, что Майкл пиво не любил категорически, а самое страшное, что он не любил Никиту, выпившую пиво. Не помогала даже упаковка «Дирола» тщательно пережеванная в течение получаса (что было установлено опытным путем). Пить в одиночку не хотелось, а Карлы с которой Никита так любила употреблять обожаемый напиток, уже не было. Каждый раз, вспоминая эту историю, Никита вначале мрачнела, а потом загадочно улыбалась и скребла пальцами по любой подвернувшейся поверхности. Окружающие давно привыкли и на странные реакции внимания не обращали. 
А операции в Праге давали возможность с чистой совестью наслаждаться пивом, городом, а также возможностью отдохнуть от неусыпного контроля Майкла. После истории с Директорией Майкл заявил, что ноги его не будет в Праге и руководство, почему-то это наглое заявление приняло к сведению. Майкла в Прагу действительно больше не посылали. Страшно завидуя, Никита тоже составила список мест, куда она не хотела бы ездить на миссии и даже предъявила сей опус на трех страницах Шефу. Безусловно, подвиг блондинки не остался незамеченным. Теперь как минимум раз в месяц (иногда и чаще) Никита ездила в ненавистные места сопровождаемая сердечной улыбкой Пола Вульфа и дружескими пожеланиями Медлин «надеюсь, тебе понравится». 
Плюхнувшись в кресло, Никита стала внимательно слушать Шефа, который демонстративно посмотрев на часы, сообщил, что цель миссии -- встреча с двойным агентом и доставка крайне важной информации. Выезд, почему-то назначили на среду. Никита решила, что все происходящее только к лучшему, хотя пива хотелось до невозможности. 
Вечером в среду, сидя в пивной и ожидая связного, Никита наслаждалась вечером и несколькими кружками пенного напитка. Опасаясь, что миссия закончится слишком быстро Ники заранее заказала 4 ранее не опробованных сорта темного пива и теперь стремительно его поглощала. Однако агент задержался на 1,5 часа и когда он, наконец, нарисовался на пороге уютного заведения «У трех свиней» в Никите жило, уже как минимум 3 литра пива, и душа требовала праздника. Напевая песенку, подхваченную у сидящей рядом компании русских туристов, про ориентир и любовь, спасущую мир, танцующей походкой пьяного матроса на палубе в шторм, Никита двигалась по бару. В процессе весьма хаотичного движения, она все-таки смогла подобраться к объекту, и весьма натурально уронив бедолагу на пол, забрала диск. 
По дороге в отдел Никита пела вторую, выученную за вечер песню про пилота, который должен был хорошо взлететь и крайне удачно сесть, а там еще немного… Тут Никита каждый раз сбивалась и выкрикивала самые невероятные места, чем очень нервировала водителя, который ехал по автобану со скоростью 180 км в час в направлении Парижа. 
За все в жизни приходится расплачиваться – думала Никита, рассматривая себя в зеркале утром в четверг. Голова раскалывалась, глаза слезились, в горле першило, выпитые 1.5 литра «Боржоми» (по давнему совету агента 3 уровня Мыколы, который был родом с Украины и знал толк в таких делах) не помогали. Никита в сотый раз отругала себя за измену любимому светлому «Златы базанту» и поклялась впредь не пить темное пиво вообще или, в крайнем случае, не смешивать. Правда такие клятвы она давала регулярно. 
Приехав в Отдел, Никита тихонько сидела в тактическом секторе, очень надеясь, что никто про нее не вспомнит. Самочувствие становилось все хуже, а природная любознательность попросилась в отгул. Поэтому Никита абсолютно индифферентно восприняла услышанный обрывок разговора Медлин, из которого следовало, что заказывалось 25, 25 и еще 25 растений. «Куда она сумеет втиснуть столько бонсаев?» -- вяло подумала Никита. 
Проходя мимо Оружейки, девушка заметила Вальтера, который занимался чем-то странным, а именно брал прямую железку, загибал один конец так, что получалась ручка, а затем начинал скручивать данный предмет посередине. Несколько готовых изделий уже лежало в отдельной коробке. 
-- Это что-то для Белой комнаты? – поинтересовалась девушка, не очень рассчитывая на ответ. 
-- Нет, это для субботы – с улыбкой сообщил Вальтер. Правде Никита уже успела пройти 3 метра и ничего не услышала. 
Почти подойдя к лифту Никита умудрилась наткнуться на Майкла. 
-- У меня все хорошо, Шеф не ругал, я не пила – скороговоркой пробормотала девушка и попыталась проскочить к выходу. Однако носок туфли зацепился за слишком широкую штанину брюк, и Никита в полный рост растянулась у ног Майкла. «Хоть бы встать помог» -- с досадой подумала Ник, подымаясь и пятясь к лифту. 
-- Ни-ки-та – услышала она, но тут раскрылись двери, и девушка быстренько скользнула в лифт. 
Приехав домой, Никита решила доставить себе удовольствие и включила диск, который она прихватила на какой-то миссии в качестве трофея. Незамысловатая история героя со странным именем Семен Семеныч Горбунков (с переводом помог все тот же Мыкола) очень веселила. Особенно сильные чувства вызывала сцена, где герою предлагали вино, а он отвечал – лучше пиво. Никита, с замиранием сердца представляла, как однажды, когда Майкл будет в очередной раз наливать вино, она гордо откажется и потребует пиво. 
В самый сладкий миг мечтаний раздался скрежет ключа в замке и в квартиру вошел Майкл. Ни слова ни говоря, он подошел к Никите и потрогал ее лоб. 
-- Ты заболела – констатировал очевидный факт мужчина. Сопротивляться не было сил и Никита молча наблюдала, как Майкл отключил диск и засунул градусник ей подмышку. 
Тихо лежа и рассматривая потолок, она прислушивалась к звукам, доносящимся из кухни. Дело в том, что градусник показал температуру 39,2, а Никите не хотелось пугать Майкла, и она решила уменьшить показания термометра. Почему для этого требовалось положить градусник в морозилку, Никита и сама не смогла впоследствии объяснить. Однако именно это она и сделала под предлогом, что очень хочет пить. Холодное молоко Майкл у девушки отобрал, но градусник засунуть она успела. Теперь проблема состояла в том, чтобы заполучить термометр обратно. 
Незаметно подойти к холодильнику Ник сумела. Точнее она так думала, пока не наткнулась на рентгеновский взгляд Майкла. Пришлось во всем сознаться. В итоге опять оказавшись в постели и смерив температуру под контролем агента 5 уровня, услышала вердикт – «надо лечиться». 
У Майкла в запасе давно хранился рецепт быстрого избавления от простуды. Способ посоветовал неизменный Мыкола, мужчина, чью бритую голову и оселедец на этой же голове забыть было невозможно. Если добавить, что Мыкола являлся бывшим членом УНА-УНСО, а теперь был активным членом общества «Память», носил в ухе серьгу, а в выходные дни красные шаровары – то экзотики было хоть отбавляй. Такими же экзотичными были и советы от Мыколы. 
Проверить рецепт на себе Майкл не решался, а тут подвернулся такой прекрасный повод помочь любимой и удовлетворить застарелое любопытство. 
Через несколько минут в спальню вошел Майкл, неся в руках нечто, в чем Никита с негодованием узнала вчерашнюю непрочитанную газету с разделом светской хроники. Газета была влажной и почему-то пахла подсолнечным маслом и горчицей. Недолго думая, Майкл заставил Никиту сесть в постели и положил ей на спину этот липкий ужас. Только крайне плохое самочувствие помешало девушке высказать все, что она думает. 
В это время Майкл натягивал на Ник пижаму и удивлялся, где она раздобыла такое творение. Пижама была розовой, и ее украшали многочисленные фигурки мишек. Мишки были зеленого, голубого и оранжевого цвета. В глубине души Майкл радовался, что после «горчичников» (именно так, по словам Мыколы, называлась процедура) пижама будет испорчена безвозвратно и ее он больше никогда не увидит. 
К неудовольствию Никиты процесс лечения на этом не завершился. Майкл держал в руках кружку с какой-то жидкостью, от которой поднимался парок. 
-- Тебе надо это выпить – категорично прозвучал приказ. 
Вспомнив предыдущий опыт, Никита покорно закрыла глаза и приготовилась поглощать напиток. Два первых глотка повергли девушку в состояние близкое к обмороку, а ведь оставался еще и третий. Открыв глаза и поняв, что даже смерть не избавит ее от мерзкого пойла, со слезами текущими по щекам, Ник проглотила остаток порции. В голове шумело, перед глазами кружилось, рот горел и только через несколько минут, немного успокоившись под ласкающими руками Майкла, девушка смогла спросить, что это было. 
-- Водка с медом и перцем, разогретая до 60 градусов – радостно сообщил Майкл. -- Говорят, любую хворь как рукой снимет за ночь. 
Однако этих слов она уже не слышала, погрузившись то ли в сон, то ли в беспамятство. 
Средство действительно оказалось чудодейственным. На следующее утро Никита чувствовала себя прекрасно. Замер температуры и повторный через полчаса -- контрольный, показали одно и то же – 36,6. Однако Майкл воспользовался служебным положением и объявил о переносе выходного дня Никиты. Сам же, убедившись, что приготовленный им завтрак съеден без остатка, отбыл в Отдел. 
Целую пятницу Никита наслаждалась ничегонеделаньем. Точнее она валялась на диване, слушала музыку и фантазировала на тему, что могли означать прощальные слова Майкла – «Ты помнишь про субботу?». В итоге Никитка надумала себе романтический вояж на Капри, уютный ресторан под сенью виноградных листьев и что-то еще, заставлявшее ее во сне широко улыбаться. 
Сладкие грезы Никиты были безжалостно разрушены телефонным звонком. 
-- Жозе то есть Никита. Через час в Отделе – услыхав такое в 6 утра, кто угодно будет шокирован. Девушка задумалась. Ну, с Жозефиной все ясно, но если Никита, то почему в Отделе? 
-- Ладно, разберемся на месте – решила Ник и приступила к обдумыванию наиважнейшей проблемы – что одеть? Результатом 25-минутного мозгового штурма стал выбор бежевого кожаного костюма и в тон лодочек на умопомрачительной шпильке. Правда уже в дверях Никита заметила, что на левой туфле слетела набойка. Поскольку времени практически не оставалось, переобувшись в первое, что попалось под руку, Никита бросилась к машине. Только тогда она заметила, что впопыхах натянула черные ботинки для миссий. 
-- Это все из-за Жозефины – с досадой подумала Никита, представляя как она будет выглядеть со стороны и прикидывая, встретиться ли ей по дороге обувной магазин. Мысли были печальными, поскольку было ясно, что прикупить новую обувку не получится. 
Ровно в 7.00 Никита влетела в Отдел и застыла, раскрыв рот от удивления. А удивляться было чему. Весь коридор был завален какими-то ветками, мимо рысью проносились оперативники почему-то в армейском камуфляже, несшие в руках лопаты, и еще какие-то странные инструменты, которые Никита опознать не смогла. 
Но все это померкло, когда Никита дошла до главного зала и увидела Шефа и Медлин. Начальство было одето в спортивные костюмы фиолетового -- Шеф и сиреневого – Медлин, цвета. Никита могла поклясться, во время недавней миссии, которая проходила на вещевом рынке в Шанхае, точно такие костюмы предлагали оптом и с огромной скидкой. В руках у Медлин был лист бумаги, на котором она делала какие-то пометки. Заметив Никиту Шеф что-то шепнул Медлин, которая последний раз черкнула и подняв глаза, кивнула Никите. 
-- Все на выход и садимся в фургоны – скомандовал Шеф и первым пошел к лифту. 
Никита ошарашено вертела головой, пытаясь хоть что-то понять или разыскать Майкла, у которого можно было потребовать объяснений. Убедившись, что ни первое, ни второе не получается, она побежала к выходу. 
«Опоздавшие всегда не правы» -- в очередной раз убедилась в народной мудрости Никита, когда выяснилось, что фургоны уже заняты и ей придется ехать в грузовике с инвентарем. Мрачно сидя на ветках, которые при ближайшем рассмотрении оказались саженцами каких-то деревьев, она придумывала страшную месть Майклу, который вот что, оказывается, понимал под субботой. Очень хотелось плакать из-за коварства любимого мужчины, испорченного костюма и просто из-за того, что жизнь явно не удалась. 
Ехать пришлось довольно долго, но чтобы хорошо поплакать, времени так и не хватило. 
-- Ладно – подумала Никита, -- ладно, не забуду. 
Оглядевшись вокруг, Никита поняла, что они приехала на какой-то пустырь, где камни соседствовали с кучами пластиковых бутылок и оберток из-под чипсов и орешков. Сотрудники Отдела дисциплинированно выстроились в каре с начальством в центре. Наконец-то Ник увидела Майкла, который был одет, как обычно, во все черное, разве что штаны для миссий заменил джинсами, и стоял рядом с Шефом и Медлин. Чуть позади начальства переминался с ноги на ногу Биркоф. 
-- Мы собрались сегодня на этом пустыре, чтобы провести субботник – услышала Ник голос Шефа. 
-- Посадим деревья, очистим землю от мусора и оставим окультуренную территорию жителям окрестностей. Самое главное, что это секретный субботник и о нашем участии никто знать не будет -- важен только результат – соловьем заливался Шеф. 
Рассматривая скучные лица оперативников, Никита поняла, что ни она одна не в восторге от явно бредовой идеи Шефа. Тут слово взяла Медлин и сообщила, что субботник приурочен к 25-летнему юбилею службы Пола Вульфа, а также тому, что Полу никогда не будет больше 50 лет, и еще с пожеланиями послужить на благо человечества как минимум 25 лет. Поэтому будет посажено 75 деревьев. 
Услыхав такое, Никита от всего сердца пожалела, что Пол Вульф не пал смертью храбрых где-то на 3-ем году безупречной службы. 
Следом выступил Биркоф и сообщил, что задание каждый оперативник видит на своей панели. 
На долю Никиты выпало выкопать 15 ям для посадки деревьев. К исходу второго часа напряженной работы, начальство пошло с инспекцией. Подойдя к Никите и оценив ее результаты, Шеф недовольно поморщился и демонстративно поинтересовался у Медлин, каков показатель эффективности работы Никиты. На глаза Ник опять навернулись слезы. Она ведь на самом деле старалась, и уже выкопала 9 ям, вся испачкалась, и вообще, она не обязана участвовать в каких-то дурацких мероприятиях, проходящих по разряду – блажь руководства. 
Настроение Никите немного поднял Майкл, который сказал, что ямы выкопанные Ник на самом деле очень хорошие, но абсолютно не обязательно копать их размером 1 метр на 1 метр и глубиной 1,5 метра. Достаточно вырыть ямку глубиной 50 см и такой же ширины. 
Приободренная Никита успешно докопала оставшиеся ей 6 ям и наконец смогла осмотреться. Биркоф с помощью специальной программы проверял параллельность выкопанных ям. Несколько оперативников выкладывали своеобразный сад камней, а остальные собирали мусор и сбрасывали его в близлежащий овраг. 
-- Интересно, там в овраге тоже кто-то будет проводить субботник – задумалась Никита, – куда они будут выбрасывать мусор? 
Тут внимание Никиты привлек Майкл. Из всех саженцев он почему-то выбрал сосны и прихватив Бирки, начал посадку зеленых друзей человека. Причем посадив очередную сосенку, Майкл загадочно улыбался, ерошил Бирки волосы на затылке, и все это снимала на видео какая-то темноволосая оперативница. 
-- Ну что за безобразие – возмутилась Никита, -- я вообще-то все вижу. Однако принять хоть какие-нибудь меры не успела, так как подошедший Вальтер отвлек Никиту вопросом: 
-- Ну как тебе развлечение? 
Скорчив гримасу, девушка вернулась к наблюдению за Майклом, но сосны уже кончились и Майкл, забрав камеру, присоединился к обществу Медлин и Шефа. 
-- Слушай, -- заинтересованно спросила Никита у Вальтера, -- а что это мы такое разное сажаем? 
-- Сосны символизируют чистоту душевных помыслов Шефа, дубы – крепость и надежность его моральных устоев, а тополя своим пухом будут доставать всех, как и Шеф, который неусыпно борется с терроризмом вот уже 25 лет. Это все Медлин придумала – ухмыляясь, сообщил Вальтер. 
Круто, подумала Никита, надо запомнить. 
Наконец субботник вступил в финальную стадию. Все деревья были посажены и пришел черед руководства. К специально привезенной цистерне с водой присоединили шланг, который тащили 5 человек, наконечник шланга взял в руки Шеф и торжественно передал Медлин. Полив первое дерево, Медлин двинулась к следующему саженцу, предварительно отдав шланг Шефу. Вся процессия потянулась за Медлин и затем церемония повторилась. 
Наконец к 13.00 все посадки были политы, огромные кучи мусора громоздились в овраге, но бывший пустырь было не узнать. Шеф сиял как серебряный рубль, Медлин светила отраженным светом. Первоотдельцы быстренько загрузились в фургоны, которые тут же рванули с места. Никита ахнула, осознав, что машины у нее нет, все уехали, а в джип на котором приехало начальство, ее явно не пустят. 
-- Никита, ну что ты стоишь. Быстрее иди в машину – услышала девушка голос Медлин. Обрадованная Ник метнулась к джипу и налетела на Бирки, в результате чего оба оказались на земле. 
-- Вечно от нее одни проблемы, -- заворчал Шеф. 
-- Да, но Майкл отказался ехать на шашлыки, если мы не возьмем Никиту, а нам нужен трезвый водитель – ответила Медлин, -- так что потерпи. Услыхав такое, Ник очень обрадовалась, подумав какой у нее все-таки замечательный любимый. 
Через полчаса Майкл, который был за рулем, заглушил мотор в крайне живописном месте. Шеф с Медлин споро раскладывали столик и стулья, Бирки настраивал ультразвуковую защиту от клещей, Майкл и Вальтер развели костер и установили мангал. В скором времени над поляной поплыл непередаваемый аромат шашлыка. Теперь Никита поняла, что за штуковины мастерил Вальтер, оказывается, это были шампуры. 
Поедая мясо и запивая его коньяком, Никита совсем расслабилась, полулежа на Майкле и вполуха слушая разговор Шефа и Вальтера. А вслушавшись, очень даже заинтересовалась. Оказалось, что Пол Вульф вспоминал как в свое время оказался в Советском Союзе и в течении двух часов после пересечения государственной границы был задержан пионером по имени Петрик Пяточкин. Причем этот белобрысый пацан с голубыми глазами сам в лесу подошел к Полу и предложил помощь. Помог, паразит – вывел из леса и сдал в руки погранотряда. Причем у Петрика это явно было хобби, потому как Пол отлично слышал, как командир отряда поздравлял ребенка с очередным задержанием. 
-- Как же Вы спаслись? – не смогла удержаться от вопроса не в меру любознательная Никита. 
-- Да повезло просто, -- нехотя признался Шеф, -- обменяли меня на партию одноразовых шприцов. У них в стране как раз дефицит был. 
На землю мягко опускались сумерки, костер догорал, мясо и коньяк остались только в воспоминаниях и желудках участников пиршества. 
Загрузившись в машину, Никита уснула и не слышала как Майкл отвез Медлин и Шефа в Отдел, а Вальтера и Бирки по домам. Проснулась она только от нежного прикосновения к щеке и ласкового голоса Майкла. 
Через несколько часов, прижимаясь к плечу Майкла и слушая его спокойное ровное дыхание, Никита думала, что прожила хороший день. Однако оставалось еще одно обязательное дело. Вставать не хотелось, но долг превыше всего. 
Зевая и постанывая Никита осторожно выбралась из постели и побрела к компьютеру. Тихонько нажимая на клавиши, она напечатала первую фразу «Юстас – Центру».


ПОДЕЛИТЬСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ МОЖНО: http://rdplus.ucoz.ru/forum/17-109-1

Категория: ЮМОРИСТИЧЕСКИЕ | Добавил: Приветка (19.12.2012)
Просмотров: 149 | Рейтинг: 5.0/2