Мы взяли на себя смелость опубликовать здесь все произведения, оказавшиеся доступными для нас.
К сожалению, связь с некоторыми авторами была утеряна.
Если ВЫ из их числа, свяжитесь, пожалуйста, с администрацией сайта.








Главная » СОДЕРЖАНИЕ » МЕЖДУ ЭПИЗОДАМИ

Последняя стадия. Точка отсчёта.





Страница  1 2 3

 

Накануне. 

 

Я должен помочь. Я должен попытаться помочь ей. Отдел подозревает её, и не без оснований…. Глупая… Тебе одной не удастся победить эту систему, она слишком сильна и масштабна. Я не могу смотреть, как она сама убивает себя. Я должен попытаться помочь…. 

Её дом. Её квартира. Её дверь. Сколько раз я входил в неё с противно приторным чувством попытаться спасти, помочь, остановить казалось бы неизбежное… 

 

-Входи… 

 

Она выглядит испуганной. Глаза широко раскрыты и вопрошающе смотрят на меня. Я знаю этот взгляд….. Я слишком хорошо знаю тебя, Никита. 

 

-Что ты задумала? 

-О чём ты? 

-Эймс был не виновен, ты знала это с самого начала. Ты работаешь с Эдриан? 

-Кто это?..... Почему ты так смотришь? Я говорю правду, я не знаю никакой Эдриан! 

- Я хочу помочь тебе… 

-Помочь мне?... В чём? 

- Ты знаешь в чём. Всё зашло слишком далеко, Никита. Они это так не оставят. Если ты когда-нибудь доверяла мне - то можешь довериться и теперь. 

 

И почему я подумал, что она доверится мне?.... Что бесит меня сейчас больше всего так это –то, что ЗАСТВИТЬ доверится я не смогу….. Всё, что угодно, только не доверится мне…. 

 

- Ты хочешь, чтобы я созналась, а потом привела тебя к Эдриан? 

- Ты сказала, что ты не знаешь Эдриан. Мне начинает порядком надоедать и раздражать этот бессмысленный разговор. Бессмысленное противостояние мне. 

- Вот именно. Почему ты уверен, что знаю? Тебя послал Отдел? 

- Да. Но они не могут проконтролировать меня. Позволь мне помочь тебе… Где диск с файлами, который ты похитила? Из- за него погиб Эйнс. 

- Ладно, Майкл, теперь ты потерял меня! 

 

Ставка на жалость сыграла. Она начинает нервничать…. 

Не бойся меня…. 

Это последнее, что ты можешь сделать. 

Только не меня. 

Да, я делал всё, чтобы зародить в тебе сомнения, но только не страх, не ненависть. Этот взгляд. Нет, не пытайся меня обмануть. 

Я не верю тебе. 

Сейчас мне хочется обнять, прикоснуться, до боли прижать к себе, защитить…. Но я только прикасаюсь к её волосам, чувствую через тонкую кожу перчаток её хрупкие, дрожащие плечи. Глупая, доверься мне! 

 

- Ты потеряла голову…. 

 

-------------------------------------------------------------------------- 

 

- Убери пожалуйссста ру ки…. 

 

Мне хочется ударить, кричать! Надоело, ВСЁ надоело, так ещё и ты! Не трогай меня. Не трогай МЕНЯ! Только не сейчас, я не скажу. Прояви теперь и ты - то терпение, о котором с таким упорством твердишь мне столько лет! 

Я не могу выдержать его пристального взгляда. «Доверься мне, я помогу тебе» - какими мы стали разговорчивыми…. Вот каким может быть Майкл Сэмюель, когда ему что-то нужно….. 

 

- Послушай… Если Эдриан преуспеет, всех агентов ликвидируют, без исключения. Отдел свернут, как будто его никогда и не было… Если ты думаешь, что Эдриан сможет защитить тебя - ты ошибаешься… Где она?!

 

Он рывком приколачивает меня к стене. Он готов вытрясти из меня правду… Что ж, долго тебе придётся трясти. Мне больно, он взбешён, я не повинуюсь ему…. Только не сейчас! 

 

- Я не знаю… 

- Где файл? 

- Я НЕ ЗНА – Ю! 

 

Боже, сколько ещё будет продолжаться эта пытка? Наш разговор слушает Эдриан, лишнее подтверждение того, что она оказалась права в наших с ним чувствах…. Настойчивый, такой красивый, сильный, так близко, я чувствую его дыхание, его пронизывающий и ищущий во мне ответы - взгляд…. Гладит мои волосы, губы…. Но меня сложно уже этим пронять. Я повзрослела. Я больше не та наивная девочка, которой можно вот так просто манипулировать. Придётся тебе придумать что-нибудь новое! 

Его голос охрип и еле слышно, практически с мольбой повторяет… 

 

-…….. Зачем?....... Зачем?....... Это твой последний шанс… Наш последний шанс…. Где Эдриан? 

 

Господи…. Когда всё это кончится?

 

- Я не зна - ю…. 

- Тогда ты не оставляешь мне выбора… 

 

Этот взгляд, он что-то решает для себя. Он волнуется, переживает за меня. Искренне!... Не скрывая! Я с трудом припоминаю подобные моменты, когда эта его долбанная непроницаемость хоть на минуту покинула его лицо. Как же мне всё это надоело….. 

Достало, измотало…….. 

Кто бы знал……. 

 

Час спустя. 

 

Кабинет Пола Вульфа- Шефа Первого Отдела. 

 

- Она всё отрицает 

- Ты нашёл у неё диск? 

- Нет 

- Почему? 

- Она не настолько глупа, что бы держать его дома. 

- И последнее Майкл, по твоему она тот, кто нам нужен? 

- Да…. 

 

Я ищу решение…. 

Правильное решение… 

Я не был готов в ближайшее время расстаться с ней, снова потерять её, я не готов к этому вообще… 

Мысли судорожно бродят в голове, ища правильное решение. 

Я должен что-то придумать…… 

 

************************************ 

************************************ 

 

Понедельник. 9:45 

 

Дом Эдриан. 

 

Я подхожу к столу, за которым вижу труп Карлы…. Остальных сотрудников. 

Началось. 

Вернее уже закончилось. 

И правда говорят- понедельник день тяжёлый…. 

 

- Не стрелять…….. увидите её. 

 

Майкл отдаёт приказ Дэшу и Пирсу увести Эдриан. Мы остаёмся одни, если не считать 5 трупов в соседней комнате. 

 

- Уходи… 

- Что? 

- На свободе у тебя есть шанс спастись. Если вернёшься в отдел - его не будет…… Уходи…. 

 

Нет… Мне не хочется сейчас обнять его и сказать, что всё хорошо, что всё закончилось, что это было секретное задание и что он больше может не волноваться за меня, что я в норме…. Мне не хочется, так как я сама ещё не знаю, чем закончится этот день. Сейчас я ничего не хочу, ничего не боюсь, это ставшее хроническим, чувство безразличия…

 

- В чём дело? Я не собиралась бежать. 

 

12:38 

Центр. Главный зал для Брифинга. 

 

- Покончим с этим 

-Подождите. Всё не так просто.

 

Мне всё становится ясно. Только что Никита придала Эдриан, сейчас она собирается придать Отдел. 

 

- Всё кончено, Никита! - Шеф не моргая смотрит на неё через тонкие стёкла своих очков испытывающим взглядом. 

- Всё будет кончено когда Я скажу! 

- Я не знаю, что ты задумала, но ты об этом пожалеешь! 

- Диск, что у вас в руках не единственный, это копия. Если я не отзовусь через час - её разошлют по важнейшим точкам мировой информационной сети… Вы помогаете убийцам, которые уничтожают свой народ! Вы поощряете терроризм во всём мире! Мы призваны бороться с такими людьми, а не помогать им! 

- Я не собираюсь тебе ничего объяснять. 

- ВЫ сделаете это или отделу конец! Спасайте его!

 

Я мысленно выругался. 

Никита в одиночку затеяла слишком опасную игру. 

На секунду закрыл глаза, пытаясь сориентироваться в сложившейся ситуации. Я стою и смотрю на то, как в 3х метрах к северу от меня взвинченный Шеф пытается Ей что-то объяснить, как левая бровь Медлин в 45 градусах южнее ползёт вверх от чувства призрения….. Да, это развитие событий ожидаемо, Никита всегда умела удивлять и поражать своим безмерным чувством справедливости. 

Никита, что же ты делаешь…. 

В зале, кроме меня, Никиты, Шефа, Медлин и Эдриан ещё 3 свидетеля – Дэш, Пирс и Полак, два из которых оперативники 2 уровня и один 3. В моём оружии 6 патронов, этого вполне достаточно, чтобы остановить их. Потом солгать про третью копию, что она у меня и что мне нужна уверенность в сохранности Никиты. Вспоминаю, что Полак и Пирс ведут важную операцию по внедрению на дальнем востоке и вылет через 4 часа. Значит жертвовать ими сейчас не будут, хорошо подготовленной замены в такие сроки не найти. Если будет зачистка свидетелей – то не сейчас. Значит у неё ещё есть время…. 

 

---------------------------------------------------------------- 

 

Всё закончилось. Я, как ни странно звучит, поверила. Теперь я им не опасна…. 

Шеф и Медлин расползлись по норам, решать мою дальнейшую судьбу… Эдриан увели на ликвидацию… Все разошлись. 

Только я и Майкл.

Он смотрит на меня, молчит, думает. 

И я как всегда не могу понять о чём…. 

Вижу привычно холодный, молчаливый взгляд, и только цвет глаз, мне кажется, немного темнее, чем обычно.

 

- Я не хотела обманывать тебя, Майкл… Эдриан наблюдала за мной… Всё должно было выглядеть настоящим. 

 

Его Молчание сейчас казалось мне вечностью. 

 

- У тебя есть 6 часов прежде, чем они примут решение. У тебя 2й уровень, они постараются это исправить….. 

 

Он подходит ко мне, настолько близко, что я чувствую запах его тела, его духов. «У тебя есть шесть часов»- это всё, что ты можешь сказать мне? Когда моя жизнь висит на волоске? 

 

- Я уже говорила тебе, я не собираюсь бежать…. 

- Они убьют тебя…. 

 

ДА НАПЛЕВАТЬ МНЕ, НЕУЖЕЛИ ТЫ ЕЩЁ ЭТОГО НЕ ПОНЯЛ? Мне наплевать на свою жизнь, мне уже давно на всё наплевать, но говорю лишь.. - Возможно…. 

 

Он так близко…. 

Сердце зашкаливает… 

Пульс 200 без малейшего намёка на уменьшение оборотов…. Эти глаза….. Они не врут мне. Этот взгляд. Эта печаль, сожаление, я не понимаю…. Объятия…. Поцелуй, лёгкий как прикосновение теплого ветра…. Что – то в воздухе, но это что-то рвёт мне сердце, рвёт мне душу. 

Лёгкая дрожь в коленях. 

Я так жду, что ты скажешь мне быть с тобой эти 6 часов, 

Прикажешь мне быть с тобой эти чёртовы 6 часов… 

Но ты просто уходишь, как всегда ты просто уходишь! Оставив меня одну! Со всеми своими страхами… Чёрт возьми, Майкл, я ненавижу тебя! И ПЛЕВАТЬ МНЕ НА ВАШ МИР! НА ОТДЕЛ! НА ВАШИ ЗАКОНЫ! Я НЕ БОЮСЬ! Я НЕ БОЮСЬ. Я не боюсь….. 

 

- Я не боюсь…. не боюсь….

 

 

17:19 

Квартира Никиты. 

 

Осталось 6 часов. Вернее уже 4:32:12 

Я успеваю выпить вина, искупаться, а может даже накраситься и погладить своё самое красивое платье от Gucci 

Я не переставая анализирую свою жизнь, своё прошлое, причины почему моя жизнь не пощадила меня. Почему именно Я…? 

Что такое последняя стадия? Кто может сказать или рассказать?  

Сначала пропало желание видеть людей, потом я перестала хотеть их слышать, меня всё чаще посещало чувство безразличия, ко всему, ко всем, к самой себе и своей судьбе…. Я не хотела больше улыбаться, перестала чувствовать в этом потребность. Не хотела слушать… Мою самую любимую музыку…. Я очень люблю музыку… А сейчас я не хочу видеть Его. Интересно, это последнее? Я ещё жива? Сколько можно ещё?  

Нет слёз… 

Мой милый дом. Моё единственное место, где я могу расслабиться, почувствовать себя хотя бы немного защищённой. Место, где я могу плакать, рыдать. Просто молчать… Это ложное сладкое чувство, что здесь я могу спрятаться от смерти, от насилия, обиды, боли, безразличия, от Отдела, от Него. Стены стали мне друзьями, они ждут меня, здесь мой ДОМ. 

У меня никогда не было дома, который бы ждал меня, в котором бы ждали меня. Моё детство, моя мать, как она? Что с ней? Я стала всё чаще вспоминать её, думать о ней. Как говорил мой любимый Вальтер - если начинаешь вспоминать мать - это не к добру. Да и чёрт с ним, с этим Добром…. 

Мне плохо сегодня, как никогда. Всё обрушилось на меня, на мою голову, одним разом, всё достало, я так не могу. Видит Бог, я больше не могу.. Я не думаю о смерти, как может показаться, им, ЕМУ… Напротив, я хочу жить, более того я хочу жить долго и счастливо Всем назло! Но и о жизни я сейчас тоже не думаю.. Пустота, безразличие.

Мне 26 лет, через 2 месяца исполнится 27. Что я имею? Да ничего. Ни семьи, ни детей, ни друзей, ничего, что имеет среднестатистический человек женского рода… Более того, для всего этого я мертва…Так захотели…. Только миссии, трупы, одиночество. Не думаю, что я когда-нибудь смогу смирится с такой жизнью. 

В чём моя вина? В том, что я не смогла жить с алкоголиком-матерью и извергом отчимом? В том, что не могу принять ту жизнь, которую мне преподнёс сам Господь Бог. 

За что? 

Чувствую, что я одна, без Бога, без веры, одна, метающаяся, все ещё надеющаяся, как загнанный зверь. Только на что я надеюсь? Наверное на – то, что меня уже никто не осудит. Я уже в аду…. И остаётся только лишь принять как данное – то, что есть. А это Отдел, кровь, предательство, одиночество, смерть, смерть, смерть…. 

 

Я не сплю…. 

А если и сплю-то при свете, с оружием под подушкой, с диким страхом и с мыслью, а вдруг Он придёт- это для меня стало практически одним и тем же, что и мысль о смерти, такой же мучительной, холодной, ядовитой, пронизывающей и заставляющей леденеть душу. Если засыпаю- то вижу один и тот же сон, как я навожу прицел, спускаю курок и….. Темнота….. Только отвратительно мерзкий звук, у самых ушей, всхлипывания, булькающее, захлёбывающееся кровью чьё-то горло, жадно хватающее последний воздух, последние секунды жизни, последние конвульсии, этот отвратительный всхлип! А после, - пробуждение… Со стойким и отвратительным запахом крови… 

Никогда не думала, что у смерти есть запах, да и думала ли я когда-нибудь об этом? Нет, только последние **лет. 

Сегодня мне кажется, что я всё- таки научилась давить в себе любовь. Я ушла настолько далеко, насколько это возможно в моей дерьмовой ситуации. Стараться не видеть, не слышать, не думать… Он ведь этого хотел? 

Я больше не хочу думать о тебе.. 

Я приказываю себе не думать о Тебе! 

Один вопрос мучит, ПОЧЕМУ? 

Почему он отталкивает меня? 

После всего , что было. Зачем? 

Да какого чёрта, не наплевать ли когда умирать? 

Сегодня, завтра, всё равно это неизбежно, главное, что мы есть друг у друга, и я готова умереть в его объятиях, но видимо он не готов умереть в моих…

 

Я никого и никогда так сильно не любила… 

Мне страшно, что я никогда больше не смогу кого-нибудь ТАК полюбить… Чтобы снова потерять.  

Я уже взводила курок, я хотела расстаться с жизнью, я хотела встать под пули, было время, когда я желала быть ликвидирована. Но всегда был Он, Майкл, который волею судьбы или по своей воле вставал между мной и моей судьбой, между мной и моей волей, желанием. Между мной и моей смертью… Он твёрдо решил, не спросив у меня, что я должна жить… Для него, для его удовольствия видеть меня, слышать меня, для успокоения своей души. 

А есть ли она у него?

 

Я устала от лжи. Я пытаюсь, но не могу понять. Его глаза мне не врут, не умеют. Они мне никогда не врали, они любят меня. Но раз ты хочешь Так, пусть будет так! Я останусь для тебя воспоминанием, твоим материалом. Но никогда не зачеркнуть ему ту ночь, не вырвать из моей памяти ту баржу в Леоне. Этот взгляд, Его глаза, как они смотрели на меня, когда Он уже почти смирился с моей смертью. Как срывал с меня одежду, жадно целовал мои губы, кусал их, до боли, как последний раз. Так не целуют «материал», так целуют женщину, к которой есть чувства…. 

Он целовал каждый сантиметр моего тела, каждый шрам, каждый волосок. Смотрел на меня, жадно изучая, нюхая мой запах, напоминая капризного ребенка. Бережно  прикасался ко мне, занимался со мной любовью. Его охрипший от желания голос, еле различимые фразы. Тогда казалось, что он ненавидит меня, за - то что я есть в его жизни, в его желании, и ненавидит себя, за то что он так сильно хочет меня, моей власти над ним, моей жизни в его.

 

Я никогда не забуду ту миссию, где в нашей спальне, во всём доме находились десятки камер направленных на нас, следящие за каждым шагом. Нам нужно было играть любовь, изображать семью. Ночь, я прошу его быть со мной, так было надо, для задания, так было надо и мне и ему… Мы нуждались в этом, Он нуждался во Мне. Его сильное тело, ревниво укрывавшее меня от посторонних любопытных глаз, чтобы ни кто не видел более того, что он готов был показать им. Зарывшееся в мои волосы любимое лицо, тихие еле различимые , сказанные только мне, только моему уху слова, с неимоверной нежностью «Ты всё ещё помнишь меня?  Моё тихое «Да»….. Разве можно так Любить не любя? В чем смысл? Зачем? Я не верю…

Он чувствовал себя хозяином моего тела, души, без вопросов, не спрашивая меня хочу ли я этого… Нет, мне не забыть, и никто, ни Отдел ни Майкл не вырвет этого у меня из памяти, не отнимет мои чувства! 

А сейчас ему нет дела до меня… 

«Ненавижу» - единственная трезвая мысль.

Молюсь только об одном, быстро умереть, не мучаться… Сейчас, наверное, я могу просить только об этом.

Я не живу, а существую - мой скромный анализ происходящего… 

 

Я Никита Уирс, мать вашу, и вы практически сломали меня…

 

Сегодня идёт снег, белый пушистый снег, вся земля  покрыта белым покрывалом, смотрю на этот дивный вид из окна и мне на секунды становится хорошо, уютно и одиноко… 

Одиночество- моя верная и преданная подруга. Я к ней привыкла, как к самой себе, как к части себя. Бокал с Chаteau Haut-Brion, мой любимый плед , как же я люблю эти вечера, дома, в безопасности, подальше от Отдела, от въедливого взгляда Медлин, Шефа, подальше от Его безразличного взгляда, от его показного равнодушия….

 

Глоток вина…. 

Чёрт, да кого я хочу сейчас обмануть , сказав, что ничего не хочу? ХОЧУ. Хочу любить. Желать. Хотеть. Дышать. В конце концов – жить! 

Мне одиноко, как никогда, и я не хочу плакать, реветь навзрыд, не хочу. 

Пустота переполняет меня….. 

Мне страшно. 

Чувство неизбежности обнимает меня и не хочет размыкать свои ледяные объятия. 

Я дрожу. 

Я боюсь. 

Я боюсь чего-то не успеть… 

 

 

 

17:53 

Центр. Кабинет Майкла. 

 

Три  отчёта по текущим операциям. 

Душный кабинет. 

Компьютер. 

Усталость и безразличие ко всему, что сейчас происходит за пределами моего кабинета. 

2 часа 54 минуты, как она вышла на поверхность. 44 минуты назад сработал датчик на её двери, она дома. 

Я даже знаю, с какой скоростью она ехала, я знаю о Ней всё… 

Глухая головная боль. 

Я устал. 

Медлин озвучила приказ Шефа, что я отстранён от всех текущих операций и могу ехать домой, к семье, эта моя первостепенная задача - быть с семьёй. Зачем? Это не необходимо. Но у меня сейчас нет ни сил ни желания думать об этом, позже… 

 

Пересечение улиц Piazza San Pietro и via della Conciliazione. 

Я еду, но только не домой, не сегодня, хочу побыть один…. 

Моя загородная квартира, полупустая, с безликой чёрной мебелью, унылыми стенами, ощущение полного, абсолютного одиночества… 

Мне комфортно.

Я привык.

«Семья», Елена…. Я много думал, кто мне эта женщина. Я слишком много позволил себе, допустив рождения сына, привязанности к нему. Задевает-то, что Елена любит не меня, а то, что я ей «дал» полюбить. Идеального мужчину, идеального мужа. Я нежен с ней, терпелив, внимателен, я стараюсь компенсировать свой обман, своё ложное пребывание рядом. Но придёт время, когда Вачек всё - же даст знать о себе и всё закончится… 

Мой сын. 

Я понимаю, что не готов расстаться с ним. 

Не хочу думать об этом, позже… 

 

Тело в Отделе, а мыслями в квартире Никиты. 

Рядом с ней. 

Обнимаю её.  

Как она? 

Хм, как и последние ***лет, злится на меня, ненавидит, в который раз посылает меня и всё что со мной связано к чёрту…

Я этого не хочу.

Но сделал и делаю всё для того, чтобы так было, что бы отпустить, отдалить, оградить её от себя. Пусть даже хирургическим путём, причиняя боль. Она научится терпеть, принимать, мирится, выживать…. Она не хочет понять, что так надо, что так будет лучше для неё, для её безопасности. Я настоящий опасен для неё, и тем более опасны мои чувства к ней, которые я уже с трудом могу скрывать. 

Раздражает.

 

Я держался, старался не думать, но эта ревность, она сведёт меня с ума. Голова раскалывается… 

Ответы есть, но они меня не устраивают. 

Я так часто заставляю умолять. Я убиваю любого, ставшего у меня на пути, но я не могу убить в себе её, мысли о ней… Я так устал сопротивляться….. 

Это разрушает меня. 

С трудом вспоминаю ту жизнь, которая была «до». Как чужую, но до боли знакомую. Я когда-то писал стихи, верил в справедливость, любил жизнь. И что сегодня осталось от меня? Я больше не стараюсь прикрыться сдержанностью, эмоций нет, чувство опустошенности. И  мне комфортно, я привык. Единственное желание сейчас - ехать к ней, просто посмотреть, как она, соврать, что все хорошо. Побыть рядом, успокоить, просто коснуться её волос. 

Это пытка. 

Я хочу того, что не могу себе позволить. Не могу прикоснуться, раздеть, любить… 

В минуты таких мыслей я ненавижу её. Ненавижу за – то, что она есть в моей жизни, в моей голове. И ненавижу себя, за свою слабость. 

«За что ты так преданно любишь меня?» 

Я вру, не договариваю, опять вру, предаю её, и мне всё это ненавистно..

 

Я открываю бутылку Chаteau Haut-Brion. 

Запах ее любимого вина оседает в легких. Его вкус…. 

Я хочу ее. 

Хочу услышать охрипший от желания голос.

Нежно. 

Я сделаю все, чтобы не дать произойти тому, что задумали Пол и Медлин…

Вся эта история с Эдриан…

Жизнь Никиты принадлежит мне, и только мне решать, когда ей умереть. 

Я так решил. 

Я уже терял ее. Знаю, как это. Подозреваю, что второй раз мне дастся это много труднее. 

Иногда позволяю себе думать, что если ее не станет-то добровольно сойду с дистанции сам. Не будет меня, - Адам в безопасности. Исчезнет смысл манипулировать им. Им и Еленой. Но все эти рассуждения быстро давлю в себе. 

 

************************************** 

************************************** 

 

Вторник. 5:45 

Квартира Никиты. 

 

Я проснулась, значит, я ещё жива. 

Мои 6 часов истекли, а радости от этого не прибавлялось. Обычно с утра всё кажется уже не таким страшным, драматичным, но сегодняшнее утро так же мрачно, как и вечер накануне, плюс ко всему боль в голове и состояние, будто всю ночь по мне ездил бульдозер. 

Сегодня мне ничего не снилось, а проснулась я от того, что у меня дико пересохло во рту. Бутылка вина давала о себе знать. Голова раскалывалась от выпитого, выплаканного, прожитого минувшим днём…. Я заснула прям там, на кушетке, со стаканом в руке и под своим любимым мягким пледом, свернувшись в затейливую букву «зю», которая ещё больше усугубила моё состояние. 

До этого утра я никогда не замечала, какой противно- звонко -писклявый звонок у моего телефона, казалось он раздаётся прямо в моей голове, причём для большего садизма предусмотрительно поставлен на вибрацию… 

 

- Да 

- Жозефина… 

- …….. 

 

Весьма противоречивое чувство, чем-то схожее с чувством облегчения, вроде бы, а с другой стороны дурного предчувствия. 

Нервы? Сложно сказать однозначно. 

Меня вызывают в Отдел, но вызывал не Майкл… 

 

7:10 

Центр. Медицинская лаборатория. 

 

Суета. Крики. Каталки. Кровища.

Грязные ругательства и проклятия… 

Это вернулась группа «Дельта» с практически проваленным заданием. 

 

-Быстрее!! Давайте, ДАВАЙТЕ ЖЕ БЫСТРЕЕ!!! Он умирает!!! Обширное ранение мягких тканей!!! Сделайте что – нибудь !! ПОМОГИТЕ ЕМУ!!! СПАСИТЕ ЕГО!!!!!!!!!!!! В ЧЁМ ДЕЛО, МАТЬ ТВОЮ????? 

 

Кларк терял терпение, казалось ещё чуть -чуть и он достанет свою пушку и к хренам положит весь мед персонал. Его ноздри судорожно раскрывались, и в этот момент моё воображение нарисовало мне быка, в комнате сплошь расшитой красными тряпками. 

 

- Он умер… 

- ТАК ОЖИВИТЕ ЕГО!!!!!!!! СДЕЛАЙТЕ ЧТО - НИБУДЬ!!! 

- Мы ничего не можем сделать………. 

 

Я в первый раз видела Кларка в таком состоянии, обычно сдержанный, сейчас он тикал как бомба, вот- вот готовая взорваться… 

 

-Что случилось? -Я сочувственно взяла его за плечо. 

- Это задание было тухлым с самого начала! Тот ,кто его планировал, заплатит…. Мы потеряли Деша и Пирса ….. 

- Дэша и Пирса?

- Зря мы их вообще взяли! 

- Куда их послали? 

- Откуда я знаю…. 

 

Что –то напрашивалось в моей голове сложиться воедино, как невидимый пазл, детали обрисовывались всё яснее и яснее… Если бы ещё не похмелье, думаю мыслительный процесс занимал бы куда меньше времени. 

Надо узнать, что скажет об этом Майкл? 

 

Центр. Отдел программирования.

 

- Биркоф, а где Майкл? 

- Его нет. 

- Как нет? 

- Что-то изменилось и его поменяли с Феррерой… 

- Майкл в центре? 

- Нет. 

 

А это уже интересно…

Поменяли с Фереррой. С чего бы? Господи, лишь бы с ним ничего не случилось! 

Смотрю в «голубятню»…. Шеф и Медлин, как два стервятника высматривающие свою следующую жертву, смотрят на меня. «Что-то ВЫ в последнее время становитесь всё более и более предсказуемыми»- крутится у меня в голове.

 

8:00 

Центр. Главный зал для Брифинга. 

 

Брифинг… 

Мрачные мысли не покидают меня, как и головная боль…. 

Шеф как обычно «запевает» свой рассказ-повествование, что-то вроде заученной мантры про плохих парней. Сбор информации. Террористическая организация «Новый путь» , базируется в Китае и т.д. 

Голова раскалывается.

…..хм….Новая причёска, у него и у Медлин. Шефу идёт. Короткая стрижка и седина только подчеркнула его многолетний опыт и военную значимость, а вот Медлин явно погорячилась… Возможно, существует ещё какая – нибудь директива, по которой руководство должно менять имидж в один день, пака смерть не разлучит их? 

Из глубокой задумчивости выводят слова Шефа: 

 

- Мне нужно полное обезвреживание. Командир группы – Ферерра. Вылет сегодня. 

 

Шеф уходит, а к этому времени меня уже явно начинает бесить самодовольный, сверлящий мой профиль взгляд  Ферерры. Про себя отмечаю: звериное лицо, звериный оскал и имя какое-то рррычащие. 

 

- Я проверю план операции и принесу…- сказала я, вставая, с желанием побыстрее скрыться от этого буравящего взгляда. 

- Не надо. Иди, готовься. Ты будешь исполнителем. 

- Обычно я №3

- Не сегодня… 

 

Не многовато- ли новостей для одного мучительного утра? Знает ли об этом Майкл?? 

 

9:15 

Центр. Оружейный Отдел. 

 

- Сегодня не как обычно…- Вальтер протянул мне необходимое снаряжение. 

- Знаю……. Я исполнитель…….. 

- С каких пор??? 

- Где Майкл? 

- Не знаю! Он уехал вчера вечером, часа через 2 после тебя, а что? 

- Мне надо с ним поговорить. 

- Поговори со мной, сладкая! 

- С тобой не могу, понимаешь? 

- Это насчёт Эдриан, да? 

 

Иногда казалось, что Вальтер умел считывать информацию с воздуха. Он всегда был в курсе всех дел. Удивительно… 

 

- Были свидетели… 

- «БЫЛИ»? 

- … Полак…. Пирс…. Деш… 

- Послушай, детка, брось! Ты внушаешь себе-то, чего нет! Наши люди погибают каждый день… Если бы тебя хотели убрать-то давно убрали бы… 

- Не уверена…. 

 

16:26 

Китай. Шанхай. Улица Хунь-суньэ. 

 

Ужасный день. 

Не менее ужасный квартал. 

Узкие улочки, много людей с такими же узкими глазами. 

В десяти шагах расположен рынок, но складывается впечатление, что этот рынок простилается не только вдоль 3х этажных зданий, но и много больше, охватывая весь периметр района и захватывая даже проезжую часть. Наш фургон еле - еле протиснулся между огурцами, помидорами, куриными яйцами и другой всякой всячиной. Я сразу же красочно представила себе наш отъезд, если вдруг что-то пойдёт не так. Явственно рисовалась картина из передавленных в рагу курей, кабачков, баклажанов, прилавков, людей…. А о том, что что-то пойдёт не так я была более чем уверена, интуиция меня ещё ни разу не подводила. 

Я шла в нелепой конусообразной панаме, в бесформенном наряде, натянутом поверх спец. одежды для миссий. В общем -то отличалась я только ростом. Китайцы- удивительно маленький народ…

 

- Ферерра, здесь проблема! – сказала я, выстрелив в голову китайцу, внезапно появившегося в дверном проёме с оружием в руках направленным на меня. 

- Ничего. Продолжай. 

 

Я зашла в комнату. Нашла в полу тайник. Вскрыла. Загрузила на свою панель информацию из взятого передатчика. 

 

- Я отправляю. 

- Всё хорошо. Выводите людей, –голос Биркофа как-то немного обрадовал и обнадёжил. Но интуиция- вещь серьёзная. С ней не поспоришь. 

- Никита, стой на месте! – сказал Ферерра, как отрезал. 

- Стоять? Зачем?

- Им надо проверить данные. 

- Биркоф! Канал «В»!..................Биркоф?........ БИРКОФ?..............Ферерра, почему Биркоф не на связи??!! 

- Не знаю… Должен быть… Я проверю. 

 

Тут все мои сомнения сразу же рассеяло появление в таких же узких дверях, как и видимо всё здесь, 3х азиатских лиц враждебнонастроенной наружности с оружием в руках. В эту доли секунды я поклялась себе сразу в 2х вещах- никогда больше не ставить под сомнение свою интуицию, и никогда не пить на ночь более 2х бокалов вина. Мысль о том, что я могла не дожить до сегодняшнего вечера - пришла ко мне много позже. 

 

Я бежала, судорожно спуская курок в движущиеся мишени.

Один убит.

Страх. 

Только ещё не осознанный, чистый, наадреналиненный страх, от которого немеет тело и разум. 

Сердце отбивает твист, а теперь заныло и просто рвётся наружу, больно ударяя о рёбра. 

В голове на перебой, сбивая друг друга, носятся только 2 мысли : «Надо бежать, надо остаться в живых, надо бежать, надо остаться в жив…». 

 

На бегу снимаю с себя всю лишнюю одежду и смешную, треугольную шляпу,- только мне не смешно. 

Остаюсь в удобном кожаном костюме и при полном  обмундировании. 

Мозг выдаёт общую картину : «4 трупа, 2 противника с права, один чуть севернее, выход один - через окно». Похмелье как рукой сняло, окно так окно..

 

Звон стекла, бьющегося о моё плечё. 

Два выстрела. 

Крыша. 

Кувырок. 

Проулок. 

Здравствуйте люди, здравствуй Феррера,- только вот почему-то стоит этот Ферерра с протянутым в мою сторону 9 МилиМетровым Магнум 44 калибра. 

Это уже слишком! 

 

Выстрел.

Мимо.. 

 

- Ты же сказал, что всё чисто!!! – я была готова его убить. 

- Я не сам это выдумал. Поехали!! 

 

Сердце успокаивается. Ритм становится похож на нормальное сердцебиение, а не на 1000 озверевших дятлов, поселившихся в моей груди. 

Пазл встал на своё место, все предельно ясно и понятно. Меня хотят ликвидировать, выставив это несчастным случаем при выполнении задания.

«Ну уж неееет…Вы слишком хорошо обучили меня, что бы так просто избавиться.» 

 

22:16 

Центр. 

 

Медлаб, отчёт, душ, всё на автомате. 

Майкла нигде не видно. 

В душе начинают сеяться сомнения и не обнадёживающие догадки. 

Лишь бы с ним ничего не случилось… 

 

- Прости. Мы ошиблись. Была получена неверная информация. Не надо было посылать тебя одну. 

 

Прости, что? Мне это послышалось? Медлин сейчас пытается оправдаться? Зачем? 

Эта женщина ассоциируется у меня с привидением. Привидением Первого Отдела… 

Своей собственной тенью, от которой веяло, как и дорогим парфюмом, так и холодом, смертью. 

Не очень такой коктейльчик, хочу заметить.

 

- Я давно не видела Майкла.. Он на задании? 

- Нет. 

- А где?

- Дома, наверное. 

- Д-о-м-а…

 

На секунду мне показалось, что Медлин произнесла это слово на непонятном мне языке. 

Видимо, потому что слово Дом и имя Майкл в одном предложении у меня вызвало явное противоречие и до неузнаваемости искажало моё понимание смысла этого слова… 

 

Страница  1 2 3



ПОДЕЛИТЬСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ МОЖНО: http://rdplus.ucoz.ru/forum/17-235-1#44969

Категория: МЕЖДУ ЭПИЗОДАМИ | Добавил: Приветка (30.12.2012)
Просмотров: 640 | Рейтинг: 5.0/4