Мы взяли на себя смелость опубликовать здесь все произведения, оказавшиеся доступными для нас.
К сожалению, связь с некоторыми авторами была утеряна.
Если ВЫ из их числа, свяжитесь, пожалуйста, с администрацией сайта.








Главная » СОДЕРЖАНИЕ » ПРОИЗВЕДЕНИЯ ЗАРУБЕЖНЫХ АВТОРОВ

Как бы я окончила 4-й сезон (часть вторая)





(Где-то через полчаса. Шеф, все еще замаскированный, сидит на стуле в кухне и вытирает тарелки. Он смотрит на что-то перед собой, и его яркий макияж плывёт от слез, текущих у него из глаз) 
Мужской голос: Но ты не можешь выйти замуж за моего брата. Ты же единственная женщина, которую я люблю. 
(Камера перемещается так, что мы видим, что объект его пристального внимания – это телевизор, на экране мы видим невозможно красивого мужчину, лежащего в больничной койке, и рядом с ним невозможно красивую женщину). 
Женский голос: О, Тад, неужели ты не понимаешь, что единственная причина, почему я выхожу за Найджела – чтобы он заплатил за операцию, которая спасёт твою жизнь! 
(Шеф вытирает глаза платочком) 
Мужской голос: Но Селена, мы не будем вместе, а без тебя я не хочу жить! Если мне суждено умереть, я хочу умереть вот так, чтобы ты была рядом до конца! Не выходи за него, Селена, я лучше умру, чем буду видеть, что ты вынуждена жить с человеком, которого ненавидишь! 
(Шеф всхлипывает) 
Женский голос: Тад, я должна выйти замуж! Я беременна от тебя! (Музыка) 
Ш. (задыхается): Нет! 
Голос: Смотрите завтра следующую серию «Изменчивой Судьбы»! 
(Шеф выключает телевизор и в этот момент начинает звонить его мочалка для мытья посуды. Шеф подносит ее к уху) 
Ш.: Привет, Мэдлин, ты как всегда вовремя. 
Мэдлин: У меня прекрасные новости – Пол, ты что, плачешь? 
Ш.: Нет, конечно (высмаркивается) Все знают, что мужчины в Отделе слишком мужественны, чтобы плакать. 
Мэдлин: В общем, мы справились с подружкой Биркоффа. 
Ш. (его лицо проясняется) Эй! Это великолепно! Так когда вы привезете её сюда, чтобы я скинул эту дурацкую одежку? 
Мэдлин: Вскоре, Пол. Она полностью проинструктирована, завершила курс боевой подготовки , изучила пять компьютерных систем и к тому же продемонстрировала очень высокий уровень интеллекта. 
Ш. (довольный): А она давно начала обучение? 
Мэдлин: Минут двадцать назад (за её спиной мы видим подружку Биркоффа, её рот и нос вымазаны в белом порошке, а волосы торчат в разные стороны) Но боюсь, что существует 97,5 % вероятность, что следующие 48 часов она будет спать. 
Ш. (вздыхает): Ну что ж, делай то, что должна... 
Мэдлин: Погоди, тут звонок...это Майкл, он, наверно, хочет пожаловаться на Никиту...Подключить тебя, чтоб ты тоже его слышал? 
Ш. (с садистской ухмылочкой): Да уж, пожалуйста! 
(Мэдлин нажимает на кнопочку) 
Мэдлин: Алло? Майкл? Ты меня слышишь? 
Голос Майкла: Мы только что пили кофе с Конни МакКой... 
Мэдлин (после небольшой паузы): И что ты хочешь за это? Медаль? Или у тебя есть еще какая-то информация? 
Голос Майкла: ...я думаю, следует снять Никиту с этой операции... 
Мэдлин (барабанит по столу пальцами): И почему? 
Майкл: Она изо всех сил старается вести себя таким образом, что это совершенно противоречит плану операции... 
Мэдлин (саркастически): Но она так ведет себя на каждой операции, почему это именно сейчас тебя забеспокоило? 
Майкл (длинная пауза): Она выпихнула меня из окна третьего этажа... 
(Волтер и Биркофф, которые проходили мимо, услышали эту последнюю фразу и заторопились подойти ближе, чтобы лучше слышать) 
Мэдлин (с отвратительной улыбочкой): Может, ты объяснишь мне, как самая никчемная оперативница Первого Отдела умудрилась выпихнуть самого знаменитого в мире шпиона из окна? 
(Биркофф и Волтер пытаются скрыть хихиканье) 
Майкл: Она застала меня врасплох. 
Мэдлин: Хорошо. Тогда, может, объяснишь, как самая никчемная оперативница Первого Отдела умудрилась застать самого знаменитого в мире шпиона врасплох? 
Майкл: Она сказала мне стать на карниз...Но когда я поставил ногу на карниз, то понял, что карниза нет...то есть его там никогда и не было...Но...я ей доверял...Когда я глянул вниз, и понял, что карниза нет, вот тогда она меня и выпихнула... 
В. (толкает Мэдлин локтем): Так что ты собираешься сделать с Никитой? 
Мэдлин (воплощенная невинность): Мы повеселимся. Майкл, я очень серьезно обдумала создавшуюся ситуацию, и единственное, что, я считаю, нужно сейчас сделать – это ликвидировать Никиту, и как можно скорее. 
Майкл (заикаясь от шока): Вы...вы не ликвидируете Никиту! 
Мэдлин: Почему это? 
Майкл: О-она ваша единственная оставшаяся оперативница! 
Мэдлин: Найдем еще. 
Майкл: Но не таких, как она! Вы не посмеете! Где вы еще найдете убийственно красивых женщин в прекрасном физическом состоянии, у которых нет ни будущего, ни прошлого, ни семьи, ни друзей, и которые выполняют самые ужасные и неприятные задания по первому требованию! 
Мэдлин: Запросто. Через полчаса сюда прибывает вагон порно-звезд. (Жестоко усмехается) Так ты уверен, что Никиту нужно снять с задания? 
Майкл: Ну...забудьте про то, что я сказал раньше... 
Мэдлин: Я так и сделаю. (выключает микрофон и видит Волтера и Биркоффа, пляшущих от радости) 
Мэдлин (уходя, через плечо): Вы же понимаете, что я пошутила насчет порно-звезд. 
В. и Б. (приуныли): Сволочь. 
(Через некоторое время: Майкл следит в бинокль за девушками в купальниках, которые ходят вокруг бассейна с книгами на головах. 80-килограммовая женщина с длинными белыми косичками командует ими через мегафон. Майкл наводит бинокль на Никиту, которая выглядит слегка неуверенной в своем крохотном бикини и серебристых ботинках на огромной платформе. Рядом внезапно возникает Биркофф и достает свой бинокль.) 
Майкл (даже не шевельнувшись): Джейсон, что ты здесь делаешь? 
Б.: У меня обеденный перерыв. 
Майкл: Так почему ты не в игровом салоне? 
Б.: Видишь ли, у меня был выбор: либо все время проводить за компьютером, либо наблюдать за вот этими пухленькими полуобнаженными красотками...Ты опять спутал близнецов, Майкл, у МЕНЯ есть жизнь. 
Майкл: Если это, по-твоему, весёлое времяпровождение, ты ошибаешься. 
Б: Эй, вот увидишь, меня будут показывать так же часто, как и тебя! 
Майкл: Конечно...пока ты будешь платить за это $50 в час. 
Б.: А хоть бы и так! Я тоже хочу быть в игре! 
Майкл: Будешь, только играть будешь сам с собой. 
Б.: Ха-ха, смотрите-ка! Наш зомби шутит! Тогда я пойду туда и сам соблазню твой объект (направляется к бассейну). 
Майкл: Вот это я и хотел услышать. 
(А девушки тем временем вышагивают под музыку польки, которая звучит из старого проигрывателя) 
Инструкторша: Унд расс, тфа, три...Унд расс, тфа, три... 
Н. (Конни): Знаешь, почему женщины в Америке никогда не будут равноправными? 
Конни: Ну, виной тому автоматизация текстильной промышленности во время индустриальной революции, которая значительно уменьшила число работ, которые женщины могли делать дома, воспитывая детей, что привело к так называемому «Домашнему Культу», который... 
Н. (раздраженно): Ты знаешь, ПОЧЕМУ ЖЕНЩИНЫ В АМЕРИКЕ НИКОГДА НЕ БУДУТ РАВНОПРАВНЫМИ?!!! 
Конни: Нет, почему? 
Н.: Потому что, если мужчин оценивают по тому, насколько они богаты, умны, влиятельны, то единственное достоинство женщины – воздушные шары вместо груди! 
Конни: Нет, неправда, у умных женщин есть много возможностей. 
Н.: Несомненно, именно поэтому твои родители выбрасывают тысячи долларов на эту школу, чтобы ты могла стать еще умнее, изучив во всех деталях исскуство хождения на высоких каблуках с чертовой книгой на голове. 
Конни (с улыбкой): Но я должна стать Королевой Свинофермы. Ими были моя мама и бабушка, и они годами откладывали деньги, чтобы послать меня сюда и продлжить семейную традицию. Всего несколько месяцев – и я начну заниматься чем-то более серьезным. 
Н.: Да, но как ужасно будет, если ты умрешь от старости, и тебе не хватит всего несколько месяцев, чтобы найти лекарство от рака, и твои последние слова будут: «Ах, зачем я только потратила столько времени на этот конкурс красоты». 
Конни (смеётся): Не думаю, что я смогу найти лекарство от рака. 
Н. (толкает её локтем): Кстати, об ужасных болезнях, я заметила, что ты ходила пить кофе с тем противным парнем-французом. 
Конни: Майкл. А ты что, его знаешь? 
Н.: Только по слухам. Судачили, будто он женился на какой-то азиатке со своей работы, но бросил её после того, как она пострадала на пожаре. Потом, не оформив развод с первой женой, он женился на мусульманочке и бросил её после того, как она от него забеременела. Я слышала, что он никогда не навещает её и не платит алименты. И это кроме всех тех бедных девушек, с которыми он позабавился, не подумав жениться, включая и ту бродяжку, с которой познакомился в тюрьме. На твоем месте я бы держалась от него подальше. 
Конни: Не беспокойся, у меня твердое правило – не спать с парнем, если мы встречаемся меньше полугода 
Н.: Как это можно полгода жить без секса? 
Конни: Потому что если парень сможет прождать так долго, то седьмой месяц будет просто потрясающим! К тому же, я немного старомодна. Я не могу делать ЭТО, если я по-настоящему не влюблена. 
Н.: Я тоже. Но я влюбляюсь моментально, так что в конце концов оказываюсь в постели с любым парнем, который мне улыбается. 
(Конни смеётся) 
Н. (зло): Что тут смешного? 
(И как нарочно, музыка смолкает и иструкторша кричит в мегафон): 
Инструкторша: Унд хватит на сефодня! Расходимся! 
Н. (Конни, в то время как они снимают с головы книги): Знаешь, брать уроки красоты у старой толстухи Краут – то же самое, что брать уроки актерского мастерства у Денниса Ричардса.
Конни: Но это Брюнхильда Гроссенхаузер. Она была известной фотомоделью в Восточной Германии. 
Н.: Господи, если в Восточной Германии такие фотомодели, то неудивительно, что Западная Германия отгородилась от них стеной! 
Конни: Ну, вообще-то Берлинскую стену построили коммунисты в... 
Н.: Твою мать, могу я хоть раз пошутить без того, чтобы получить от тебя урок истории?! 
Конни: Ну извини. 
Б. (в спину Конни): Эй, красотка, тебе когда-нибудь говорили, какая ты жирная в этом купальнике? 
Конни (оборачивается): Простите? 
Б.: Ну, по-моему, ты всегда жирная, но в этом купальнике ты просто невероятно жирная! Настоящая пампушечка! 
Конни (у неё от обиды отвисает челюсть): Ты правда считаешь, что я толстая? 
Б.: Нет, я так не думаю. Я думаю, что ты СУПЕРЖИРНАЯ! 
Конни (вздрагивает): Что, я слишком жирная, чтобы стать Королевой Свинофермы? 
Б.: Шутишь? Конечно, ты для этого слишком жирная, с такими габаритами тебе стоило бы стать КОРОЛЕВОЙ ШТАТА! 
(При этих словах даже у Никиты отвисает челюсть) 
Конни (задыхаясь): Боже, я и не думала, что всё так плохо. (показывает на Брюнхильду) Я такая же толстая, как и она? 
Б.: Кто, этот бегемот? Ты что! Ты и рядом не валялась! 
(Конни вздыхает с облегчением) 
Б.: Ты намно-о-о-о-го жирнее! Ты её в этом вопросе переплюнешь! 
(Конни плачет) 
Б.: И вообще, ты, наверно, самая жирная девчонка из всех, что я когда-нибудь встречал. 
(Тут Биркофф вскрикивает, так как Конни стремительно проносится мимо и при этом задевает его и сталкивает в бассейн. Когда он всплывает, то видит Никиту, которая стоит, руки в боки, и качает головой) 
Н.: Джейсон, ты козёл. (уходит) 
Б. (удивлён): А что я такого сделал? 
(Вновь кухня. Шеф, все еще в наряде посудомойки, смотрит шоу Джерри Спрингера и отскребает кастрюли. Входит Никита и выключает телевизор) 
Ш.: Эй, я же смотрю! 
Н.: Вы смотрели Джерри Спрингера? 
Ш.: Ну-у-у, один из гостей – известный террорист, связанный с Красной Ячейкой... 
Н.: И он настолько тупой, чтобы приходить на шоу Спрингера, только потому, что у его подружки есть постыдный секрет, который она хочет ему поведать перед миллионами зрителей? 
Ш.: Ладно! Признаюсь! Я начал смотреть телевизор днём, потому что мне было скучно, а теперь не могу отвыкнуть! Довольна? 
Н. (хлопает ему по плечу): Не переживайте, Пол, это не лишает вас мужественности. 
Ш.: Не лишает? 
Н.: Что лишает вас мужественности, так это платье и парик. Но вообще-то Терри мне как-то сказала, что вас никогда нельзя было назвать настоящим мужчиной. (Читает его нагрудную табличку) Полетта...а это не то итальянское блюдо, которое готовят из свиных кишок? 
Ш.: Ты мне что-то хочешь сказать или хочешь, чтобы я тебя пристрелил? 
Н.: И то и другое. 
Ш.: А почему ты не следишь за Конни? 
Н.: Конни сидит у себя в комнате, выплакивая глаза, потому что думает, что она жирная. Думаю, она некоторое время не будет никуда ходить. 
Ш. (смеётся): Ох уж эти женщины! Они не будут довольны своим телом, пока не изморят себя голодом так, что останутся лишь кожа да кости. Неудивительно, что они все такие слабые и глупые (Никита смотрит на него недобрым взглядом) Ну, ты к ним не относишься, я бы не назвал тебя слабенькой. 
Н.: Спасибо, Пол. (садится на стойку и болтает ногами). Я пришла затем, чтобы получить от вас материнский совет. 
Ш.: Очень смешно. 
Н.: У вас когда-нибудь была водолазка... 
Ш.: Нет. 
Н.: Дайте же мне закончить! Может, у вас когда-нибудь был пиджак, который, когда вы его покупали, был последним писком моды, и вы не могли дождаться, когда наденете его, и вам хотелось носить его каждый день? Но потом он полинял и вытерся настолько, что вы спрятали его в шкаф, и каждый раз, когда смотрите на него, он выглядит так ужасно, что вы удивляетесь, как вообще могли его носить; но почему-то вы не можете заставить себя выбросить его? 
Ш.: Нет. 
Н.: А у меня сейчас именно такая ситуация с Майклом. Мне он надоел, но он как бы все еще мой, и я не хочу, чтобы он принадлежал другой. 
Ш.: Ну, у этой проблемы очень простое решение. 
Н. (улыбается): Что, правда? 
Ш.: Позволь, я расскажу тебе маленькую историю. Когда я был мальчишкой, у меня был охотничий пёс. По чистому совпадению, пса звали Майкл. Он был прекрасным псом, самым лучшим, но он был одинок. И вот однажды он привел с собой какую-то бездомную блохастую собачку. Отец сначала решил утопить её, но каждый раз, когда он подходил к собачке, Майкл начинал рычать, так что мы решили оставить эту псину, так как Майкл оставался нормальным кобелём и обслуживал всех породистых сучек в округе. 
Н.: Значит, вы считаете, что я должна быть благодарной Майклу за то, что он всегда меня защищает, и не быть такой эгоисткой? 
Ш.: Да нет, я же просто описываю ситуацию. А потом... 
(Тем временем Майкл идет к автомобильной стоянке. Его приветствует до костей промокший Биркофф) 
Б.: Майкл, вода из бассейна закоротила мой электронный ключ от машины. Подвезёшь меня в Отдел? 
Майкл: Нет. 
Б.: Ну пожалуйста! 
Майкл (смотрит на него пустым взглядом): А что тебе так хочется вернуться в Отдел? Тебя же там замучат за то, что ты назвал Конни толстушкой. 
Б.: Не называл я её так! Я просто сказал, что она пухленькая... 
Майкл: Ну, если ты так говоришь (вдруг замечает на ветровом стекле красную розу и записку) А это еще что? (Читает записку) «Дорогой Майкл, я очарована твоей красотой и обаянием. Встретимся в заброшенном сарае на рассвете. С любовью, Конни» Ву-у-ухуу! (танцует, празднуя победу) Он стреляет, он попадает в цель! Так кто тут мужчина, а, Джейсон? Кто? 
(Снова в кухне) 
Ш.: ...и та собака ломала все свои будки, так что мы решили её усыпить... 
(Никита клюёт носом) 
Ш.: Но Майкл нашел выход и помог ей убежать. Но без своей подружки он стал слабым, он ничего не хотел, и на охоте от него не было толку... 
Н.: Там еще долго до конца? 
Ш.: Очень долго! 
(Отдел. Подружка Биркоффа объедается Oreo – от Симора осталась целая коробка) 
Мэдлин: Привет. 
ПБ (подпрыгивает почти на фут): Я этого не делала! 
Мэдлин: Чего не делала? 
ПБ: Ничего, за что меня стоило бы ликвидировать! 
Мэдлин: Я хотела только сказать, что ты для нас очень ценное приобретение. Ты закончила двухгодичный курс обучения всего за полчаса, перегнав даже Майкла, который справился с этим за несколько месяцев. 
ПБ: Классно. 
Мэдлин: Всё, что осталось – психическая оценка. 
ПБ: Чего-чего? 
Мэдлин: Я буду задавать тебе вопросы и записывать ответы. 
ПБ: А если я неправильно отвечу, меня ликвидируют? 
Мэдлин: Не бойся, вопросы разработаны так, что позволяют оценить твоё психическое развитие как агента. Тут нет правильных или неправильных ответов. То есть на первый раз нет. 
ПБ: Здорово! Так когда мы начнём? 
Мэдлин: Как только я закончу мучить твоего дружка за то, что он помешал операции. 
ПБ: Ну и отлично. 
(Кухня) 
Ш. (моет посуду, спиной к Никите): А та собака подружилась с соседской собакой, которую, по-моему, звали Эдриан, и они принялись вместе уничтожать все подряд. Когда они забрались в птичник и позагрызали всех наших фазанов, мой отец обозлился и решил усыпить их обеих. Но Джордж, так звали того соседа, начал искать свою собаку, расклеивать везде объявления. Тогда мы пошли в клинику, и нам сказали, что Эдриан уже усыпили, так что мы забрали оттуда подружку Майкла, чтобы Джордж не догадался, ЧТО мы сделали. 
Н.: Вы не могли бы немножко побыстрее рассказывать? 
Ш.: Терпение, юная леди. 
(В Белой Комнате. Биркофф привязан к стулу) 
Мэдлин: Думаю, ты знаешь, почему ты здесь. 
Б.: Нет, не знаю. 
Мэдлин: Ты здесь затем, чтобы понять, что Отдел имеет свои правила, и мы применяем строгие меры к тем, кто их нарушает. 
Б.: Я уже понял. Можно я пойду? 
Мэдлин (с садистской ухмылочкой): Нельзя. 
(Кухня) 
Ш.: Мы наконец поняли, почему эта глупышка была такой плохой охотничей собакой – потому что она не интересовалась ничем, кроме Майкла. Так что мы отвезли её к ветеринару, чтобы он это исправил. Когда мы привезли её назад, она стала гораздо лучшей собакой, но Майкл всю ночь выл на луну. Когда мы уснули, он угнал машину и отвёз Ник...я имею в виду, сучку, к ветеринару, чтобы тот вернул всё, как было. 
Н.: Пёс угнал машину и поехал к ветеринару? Ну это уж чересчур. 
Ш.: Ну я же сказал, что он был отличным псом. Короче, оказалось, что Эдриан на самом деле не усыпили, и что именно на ней впервые испробовали то лечение, которое мы применили к нашей собаке. 
(Никита со скукой вздыхает и достает из сумочки Шефа «Сникерс») 
(Белая Комната) 
Мэдлин: Так что, как ты сам понимаешь, Джейсон, ты должен быть наказан. И серьезно. Но поскольку это твоя первая провинность – и притом довольно мелкая, мы не станем делать самого страшного – (смотрит в список) – не станем сажать тебе на колени жирную тётку под песню «Похороны друга». Вместо этого мы обратимся к твоей второй наибольшей фобии. 
(Входят близнецы-палачи, одетые в одинаковые розовые ночнушки, они несут с собой розовые пуховые подушки) 
Б. (его лицо искажается ужасом): О нет! Только не швыряние подушками! Все, что угодно, только не это! 
Мэдлин: Прости, Джейсон. Шекспир однажды написал, что иногда нужно быть жестоким, если хочешь сделать добро. (Уходит, а близнецы приближаются к орущему Биркоффу) 
(И снова кухня) 
Ш.: Но затем сучка проследила за Майклом и обнаружила, что у него была другая собака, которая родила ему щенка. Конечно, наша сучка взревновала, ведь та, вторая, была чистокровная, а эта даже не знала, что за пес был её отец. 
Н. (садится на стойке, на которой до этого лежала в изнеможении) Так какое всё это имеет отношение к моей проблеме? 
Ш.: Проблеме? 
Н.: Моей проблеме с Майклом!!! 
Ш.: Ой, похоже, я слишком увлекся...Я забыл. А что ты спрашивала? 
(У Никиты отвисает челюсть.) 
Н.: Ну, Пол, ты за это заплатишь! Я серьёзно! 
(Мэдлин и Волтер наблюдают, как во все стороны летят перья в то время, как близнецы лупят счастливого Биркоффа подушками) 
Б.: Да-да, милая, вот так! Подпрыгни! Ну-ка стукни меня еще раз! 
Мэдлин: Волтер, почему мне кажется, что Джейсон не был до конца честным во время психической оценки? 
(Комната Никиты. Никита сидит на кровати и курит) 
Н.: Послушай, Конни, если ты уж вознамерилась весь день лежать и плакать, может, ты из чистой вежливости уйдешь в ванную, чтобы я не слушала твоих рыданий? 
Конни (всхлипывает): Как ты думаешь, я толстая? 
Н. (у неё получается врать еще хуже, чем у Майкла): Нет. 
(Конни хмурится) 
Н.: Ну ладно, согласна, ты слегка полновата, но без этого никак нельзя, нужно же как-то уравновесить твою необъятную задницу. 
(Конни опять начинает всхлипывать) 
(Отдел. Печальная Мэдлин стоит над накрытой каталкой. Сзади подходит Биркофф и хлопает её по плечу. Мэдлин оборачивается и подпрыгивает, как будто увидела привидение) 
Б.: Мэдлин, ничего, если я и моя девушка сегодня возьмём покататься Отделовский «Ягуар»? 
Мэдлин: Конечно, то есть я хотела сказать – НЕТ, нельзя! 
Б.: Почему? 
Мэдлин: Потому что...он в ремонте. 
Б.: Ну ладно, останемся тут и возьмём напрокат какую-нибудь порнушку. 
Мэдлин: Я бы порекомендовала «Дьявол в мисс Джонс – 2» 
Б.: Пойду спрошу, может, она его уже смотрела. 
Мэдлин: Нет! Не ходи! Я хочу сказать...она на задании. В Антарктике. (Оттесняет Биркоффа к двери, чтобы он не увидел каталку). Слушай, Джейсон, только что поступила пара новых оперативниц. Это две близняшки-блондинки. 
Б.: Да? 
Мэдлин: Да, но как-то уж слишком эротично друг к другу относятся. 
Б.: Да, я читал о таком феномене в одном научном журнале. 
Мэдлин: И так как ты сам – один из близнецов, то, возможно, найдешь какое-то решение. Я хочу, чтоб ты написал отчет на 50 страницах и подал его в Отдел ПсихОценки. 
Б.: А можно я сначала позвоню своей девушке? 
Мэдлин: Нет. Она в одиночном поиске. 
Б.: Это будет работа всей моей жизни...(Уходит, а у Мэдлин начинает звонить наушник) 
Мэдлин: Пол? 
Ш.: Мэдлин, быстро! Включи телевизор! Джун пытается уговорить Эдди, чтобы он повредил тормоза в машине Уорда, так что она сможет использовать его страховку! 
Мэдлин: Пол...боюсь, у меня для тебя плохие новости. 
Ш. (после длинной паузы): Пожалуйста, скажи мне, что это не относится к девушке Биркоффа. 
Мэдлин (пауза еще длиннее): Её ликвидировали... 
Ш. (вне себя от гнева): О, женщина! Зачем ты это сделала?!!! 
(Комната Никиты) 
Н.: Черт подери, Конни, я шутила. Ты могла бы быть актрисой. 
Конни (подозрительно): Это тоже одна из твоих шуточек? 
Н.: Вовсе нет! Ты гораздо стройнее, чем Мэрилин Монро, а она была секс-символом своего времени. А посмотри на Джейни Мэнсфилд, это же вообще бочка по сравнению с тобой! А рядом с Мэй Уэст ты выглядишь как настоящий дистрофик! 
(Конни улыбается и вытирает слёзы) 
Н.: Так что всё, что тебе нужно – построить машину времени и вернуться в тот век, когда мужчинам нравились толстухи! 
(Конни швыряет в Никиту подушкой) 
(Кухня. Шеф, невероятно злой, слушает свой мочалочный телефон) 
Мэдлин: Пол, послушай – это не такая уж большая потеря. Она была слишком глупой для агента. 
Ш.: Но Мэдлин, мы же нанимаем десятки людей, единственная обязанность которых – погибать, когда мы им прикажем! Даже у детей из садика хватит ума быть агентами! У людей, которые не знают ответа на $200-вопрос в игре «Кто хочет быть миллионером», хватит на это ума! Даже у НИКИТЫ хватит на это ума! 
Мэдлин: Пол, ты не понимаешь! Она провалилась на психической оценке. 
Ш.: Но как это могло случиться! Ведь на первый раз нет ни правильных, ни неправильныз ответов! 
Мэдлин: И я так думала. Но Пол, это была просто мука. А когда мы дошли до вопроса про кошку и обезьяну! Ужас! Сперва она ответила «Обезьяна», ведь она обожает кошек, и я попыталась задать следующий вопрос, но нет! Она решила изменить ответ, ведь некоторые обезьянки такие милые; но и некоторые кошки тоже...Я сказала, хватит, следующий вопрос, но она продолжала, что если бы перед ней сидели хорошенькие обезьянка и кошечка, она бы не знала, кого выбрать. Я пыталась сказать ей, что мне всё равно, но нет! Она припомнила всех кошек и обезьян, которых когда-либо видела, и стала размышлять, смогла бы она убить ту или эту! И мне пришлось её пристрелить. 
Ш.: Мэдлин, если бы мне пришлось пристреливать каждую женщину, которая меня раздражает, они все были бы уже мертвы. Включая тебя. 
Мэдлин: Я понимаю, что сделала ошибку. И я сделаю всё возможное, чтобы исправить ситуацию. 
Ш. (жестоко хохочет): О, ты хочешь исправить ситуацию, хорошо же! (достает две подставки для коленей, я не знаю, что имеется в виду, может, коврики? – Roberta) Единственная причина, по которой я согласился на эту тайную операцию – я надеялся провести веселенькую ночь с красотулей...но теперь я возвращаюсь в Отдел, и когда я приеду, ты дашь мне полное УСТНОЕ (в оригинале все гораздо понятнее – oral,- Roberta) объяснение, почему мне не стоит заносить это маленькое происшествие в твой файл! (отшвыривает мочалку, сдирает парик и направляется к двери. Но вскоре после ухода он возвращается, а рядом с ним идет нахмуренный Мистер Джонс) 
Мик: Тебе кто-то разрешал покинуть пост? 
Ш. (покорно): Нет, сэр. 
Мик: Тебе кто-то разрешал злоупотреблять своей властью лидера самой секретной в мире анти-террористической организации, чтобы склонять своего тактического аналитика к оральному сексу? 
Ш. (пристыженно опускает голову): Нет, сэр. 
Мик: Так какая была единственная причина, по которой ты согласился на эту тайную операцию? 
Ш. (покорно смотрит на свои ботинки): Всеобщее благо, сэр. 
Мик: Верно! Не забывай об этом! 
Ш.: да, сэр. Благодарю вас, сэр. 
Мик: Хорошо, что я зашёл сюда по дороге! Я как раз шел проверять Никиту. (уходит, потом через секунду возвращается и забирает подставки для коленей) А это я тебе верну сразу после того, как допрошу её. (уходит) 
Ш. (саркастически): Хорошо быть королём! 



ПОДЕЛИТЬСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ МОЖНО: http://www.teleserial.com/index.php?showtopic=10370

Категория: ПРОИЗВЕДЕНИЯ ЗАРУБЕЖНЫХ АВТОРОВ | Добавил: varyushka (23.12.2012)
Просмотров: 171 | Рейтинг: 0.0/0