Мы взяли на себя смелость опубликовать здесь все произведения, оказавшиеся доступными для нас.
К сожалению, связь с некоторыми авторами была утеряна.
Если ВЫ из их числа, свяжитесь, пожалуйста, с администрацией сайта.


КАТЕГОРИИ






Главная » ............

Спасение (страница 3)

Страница  1 2 3 4

20:10 АМ

 

Ты стала частью меня  
Ты всегда будешь моим страхом… 
Отказавшись от части себя
Я позволил тебе стать собой…

То, что я чувствую, было обещано твоим лицом,
Звуком твоего голоса,
Нарисовано в моей памяти.
Даже если ты не со мной-
Я с тобой.

 

Никита сидела, прикованная к железному стулу, и ждала, когда в комнату зайдут люди,  желающие её ответов, которых она дать, увы, не могла.

Когда за ней пришли вооружённые люди, она смогла лишь сказать Майклу «дождись меня», и оставив его лежащим на свёрнутой в рулон и заложенной под голову куртке. Её руки дрожали, а мозг пытался судорожно подбирать все возможные варианты развития дальнейших событий. Она знала, что выдержит, чего бы ей это не стоило. А ещё она знала, что Майкл жив, и что у них ещё есть время, которое она собиралась тянуть ценной собственной жизни. Искренне надеясь, что их найдут, успеют найти, она молилась, чтобы не случилось самого страшного…

Никита, похолодев от ужаса и страха, ждала скрипа открывающихся дверей. Она смотрела в зеркальную стену, зная, что там, за ней - лежит Майкл. Она знала, что он ждёт её, что мысленно держит её за руку, отдавая ей все свои оставшиеся силы. Ей больше всего не хотелось, чтобы он видел или слышал её страдания, не хотелось выглядеть слабой в его глазах, но она так же знала, что свою женскую «слабость» ей не удастся скрыть, как бы она не старалась.

Спустя несколько бесконечных минут, отмерянных сумасшедшим пульсом девичьего сердца, в комнату вошел Питер Лонг. Он остановился в дверях, принял всё туже позу- заложа руки за спину, и несколько долгих секунд изучал привлекательную внешность блондинки, чьи волосы были сильно взлохмачены и перепачканы кровью её спутника. Он с серьёзным выражением лица обсмотрел Никиту с ног до головы, и сделал шаг к ней на встречу.

 

- Здравствуй, Никита… Ведь так тебя зовут?

 

Никита молчала, смотря в своё отражение в зеркале, на своё исхудавшее от душевных терзаний лицо.

 

- Ваш друг, Майкл, не захотел с нами сотрудничать… надеюсь, Вам удастся уговорить его.

- Я не буду этого делать, лучше сразу убейте…

- Но но но… деточка… зачем же так сразу!? Мы сначала побеседуем, порассуждаем, даже поуговариваем тебя, а потом уже будем, как говорится «смотреть». Вы хорошие, опытные сотрудники и я хочу предложить вам работать на меня. Я же в свою очередь могу предложить вам безопасность, ресурсы, и самое главное – жизнь. Вы будите работать на «чёрную пыль», помогая нам быть на шаг впереди первого Отдела. Как вам моё предложение?

- Мы никогда не будем работать на убийц…

- А вы-то кто, дорогая? Разве не хладнокровные убийцы?

 

Никита перевела ледяной взгляд на своего собеседника.

 

- Мы убиваем, таких, как Вы… Наша организация борется с таким отродьем, а не сотрудничает с ним.

- Ооо, вы, я смотрю, пропитаны патриотичным духом! Это хорошо… и всё же мои доводы достаточно веские. Вы хотите жить, Никита?

- А вы?

- Я - да… и я живу не предавая своих идеалов. А они у меня есть, Никита, и я их буду отстаивать, чего бы мне это не стоило… и вы мне в этом поможете.

- Ваши идеалы терроризм, торговля оружием и наркотиками?

- Это реалии нашей жизни, Никита, всего лишь малая часть огромной паутины большого бизнеса. Неужели вы так наивны, пологая, что способны добиться мира во всём мире?

- Мы добьёмся того, что когда-нибудь перебьём всех уродов, похожих на вас. По крайней мере- будем очень стараться…

- хм… Никита… Вы переходите на оскорбления… Зачем? Я же с вами вежлив!

- Да плевать я хотела на вашу «Вежливость»…

- Хорошо… Вы не менее упрямы, чем ваш друг Майкл… но я вас сломаю… Вы не подумайте, что я позволю вам быстро умереть, совсем нет. Вы будите жить, но вот вопрос Качества вашей жизни очень сомнителен…

 

Молчание.

 

- Будет стыдно и больно, Никита, подумайте.

 

Никита выпрямила сжатую в нервный комок  спину, стиснула сводящие от страха скулы - пытаясь скрыть душевное отчаяние. Её взгляд полыхал ненавистью и презрением, а вспыльчивый характер позволил ей выплеснуть свой гнев - плюнув Лонгу в лицо.

 

- Да пошел ты, ублюдок…

 

Седовласый мужчина проигнорировал выходку девушки. Лишь сделал шаг назад и добавил:

 

- Мне очень жаль, Никита.

_________________________

 

Майкл лежал на ледяном полу, не находя в себе сил хотя бы шевельнуться. Он повернул голову к прозрачному стеклу, за которым сидела Никита.  

Его тело отекло, сломанное ребро впивалось осколками в мягкую ткань, не позволяя ему вдохнуть полной грудью. Он слышал весь разговор Никиты с Питером Лонгом и, закрывая уставшие глаза, мысленно, гордился своей женщиной, свои «материалом», своим выбором. Он знал, что Никита никогда не придаст Отдел, как бы она его ни ненавидела, как бы ни призирала. Единственный, ради кого она могла это сделать- был Майкл и он прекрасно знал это. Но в этот раз он не хотел таких жертв, не видя в них ни малейшего смысла.

Да, он хотел для неё жизни, хотел для неё многого, разительно отличавшегося от -того, что он мог предложить, но…  

Он смирился со своей судьбой, смирился с её судьбой, что далось ему много сложнее. Единственное, чего он хотел, – умереть от пули. И не менее желанна для него была лёгкая смерть для своей женщины.

 

Мысли Майкла прервал женский крик, когда Никите вкололи ту же дрянь, какой напичкали его. Он открыл глаза, и увидел «Стэнли», который проделывал те же манипуляции, что и недавно с ним. Он хорошо знал ту боль, которую она сейчас испытывала, и от этого горького знания сердце сжалось в стальных тесках жалости к Никите.

Она стонала, испытывая ужасные ощущения, разрывающие все клеточки её тела на части.

Он прекрасно знал, что Никита, за все время пребывания в Отделе, успела испытать на себе жестокие пытки врагов, не раз попадая в их руки. Но лично видеть её муки, было сродни виденью собственной смерти…

Он лежал и думал о сотрудничестве. Думал, что, возможно, сможет вытащить их из этого логова, после того, как они согласятся работать на них. И все эти противоестественные для него мысли были спровоцированы только лишь одним сильным чувством – желание спасти Никиту.

Майкл ещё раз нажал на вшитые чуть выше щиколотки часы-передатчик, посылая сигнал Отделу, в надежде на- то, что их всё таки обнаружат. Но прошло слишком много времени, и что-то ему подсказывало, что их уже не будут искать, что ими решили пожертвовать…

 

Сознание Майкла периодически отключалось, выкидывая его мысли в воспоминания, самые счастливые дни из последних лет его жизни. Он вспоминал Адама, его первое день рождение, как он впервые взял его на руки и свои слёзы, которых не смог сдержать. Он стоял, один, в больничной палате для новорожденных, смотря на маленькое личико, выглядывающее из белых пелёнок- и понимал, что этот день навсегда врежется в его память, что это будет последнее воспоминание перед его смертью...

Он вспоминал, как впервые увидел Никиту. Вспоминал свою  злость на её непослушание и -то, как это редкое для него чувство- злость- ещё сильнее привязало его к ней.

Для Майкла не было невыполнимых задач. Сломать своевольный характер Никиты, убить в ней человечность - стало делом принципа, первостепенной задачей обозначенной в его планах на ближайшее будущее. И чем больше он узнавал её, тем больше понимал, что именно эту черту ни ему, ни кому-либо другому, не получится удалить из её личностных качеств.

Вспоминал, как позже, именно за эту внутреннюю «жизнь» он и полюбил её. Что именно своим чрезмерным человеколюбием, своей откровенностью и доверчивостью она смогла пробить брежь в платине его равнодушия.

 

Крики сменились громкими пощёчинами, ударами, которые наносили двое мужчин по телу и лицу Никиты. К тому времени «Стэнли», собрав со стола все свои принадлежности и тщательно разложив их по отделениям своего саквояжа,  вышел из комнаты. 

 

Избиение прекратилось, когда в комнату вошли ещё двое мужчин. Они освободили руки и ноги Никиты от замков, а взяв обмякшее тело за шиворот - положили животом на железный стол, на котором ранее лежали ампулы карлика.

Майкл слышал, как все четверо мужчин ухмылялись, разглядывая хрупкое, стройное тело. Сердце его замолчало, а предчувствие ужаса беспощадно схватило за горло, начиная медленно душить.

Он понимал, что эти люди не остановятся не перед чем, чтобы заполучить их знания.

Он готовил себя к одному: Никита должна раскусить капсулу.

Глаза застелило не пролитыми слезами, а жалость к любимой женщине перекрыла душевной болью – физическую.

Майкл вертел в зубах капсулу, ища в себе силы не раскусывать её, пока Никита жива. А она  слышала только грубые ругательства, которые произносили её мучители, и роняла слёзы на стальную поверхность большого стола. Она смогла только лишь отвернуть лицо от зеркала, за которым всё ещё жила её душа.

 

Шло бесконечное время, за которое Майкл лишь несколько раз смог закрыть глаза.И больше не было сил терпеть, не было сил смотреть на –то, как из нее забирают последнее желание жить.

Майкл попытался крикнуть, но голос смог издать лишь охрипший шепот. Но не смотря на это дверь заскрипела и в комнату вошел ненавистный мужчина по имени Питер Лонг.

 

- Я знал, что ты не сможешь выдержать.

 

Лонг был серьёзен, стерев с лица прежнюю самодовольную ухмылку

 

- Оставь её. 

- Это означает, что ты готов с нами сотрудничать?

- Моя жизнь за её.

- Нам не нужна твоя жизнь. Нам нужна информация.

- Лонг…

- Я слушаю тебя, Майкл

- Клянусь, я убью тебя.

 

Полулысый внимательно посмотрел на Майкла, и в его взгляде читалось что-то новое.

Лонг осмотрел крепкого мужчину лежащего на полу, достал из кармана рацию и, вжав квадратную кнопку, произнёс не знакомым до сих пор голосом.

 

- Хватит! Приведите девушку обратно в камеру…

 

Лонг развернулся к выходу и добавил:

 

- Майкл, я всего лишь хочу сотрудничества. Предайте Отдел и всё. Вместе. И вы будите жить.

Иначе ваши муки, к сожалению, только начались…- И вышел, закрыв за собой тяжёлые двери.

 

Лонг прислонился к холодной стене и, прикрыв ладонью глаза, тихо произнёс, как будто всё ещё разговаривая с кем-то:

 

- Я бы и сам себя за это убил, Майкл…

 

Мужчина шел по коридору, отвернув на шее ворот водолазки и нервно почёсывая зудящую кожу под латексными краями маски. Он спешил в свой кабинет, чтобы поскорее снять с лица противное, душное одеяние.

Ему хотелось прийти и умыться холодной водой, в надежде смыть воспоминание о глазах Майкла, полных боли и ненависти …

 

______________________________________

 

00:12 РМ

 

Меня преследует будущее

Будет ли будущее моим прошлым?

Или время - это исчезающая картинка

Моих бесконечных попыток?

 

 

Узкие коридоры Отдела провожали безразличным взглядом хрупкую, женскую фигуру.

Юбка - длиной чуть ниже колена, узкий пиджак – подчёркивающий стройную талию, тёмный капрон – обтягивающий рельефные ноги. Чуть вьющиеся тёмные волосы,  игриво обрамляющие тонкую шею и красивый женский лоб. Её взгляд был пуст, а бровь слегка изогнута от вихря мыслей, проносящихся в её голове.

Медлин шла к лифтам, одиноко стуча пластмассовыми набойками по каменному, отполированному полу. Она уверенно и в тоже время грациозно  чеканила каждый свой шаг, словно чёрная кошка, не спеша переходящая улицу. Её долгий путь пролегал поворот за поворотом, а сама она, идя долгими коридорами, размышляла о правильности своего решения, об собственноручно спланированной миссии и  её успехе.

Лёгким движением руки она нажала металлическую кнопу, дождалась, пака лифт откроет свои двери, и вошла в него. Вставила именной ключ в специальное отверстие, набрала код на голографической клавиатуре, приложила палец к выемке в стене, подтверждая команду его  отпечатком. Двери лифта бесшумно закрылись, а сам он начал своё стремительное погружение в самые нижние этажи подземного мира Отдела.

3 минуты не казались ей вечностью. Это время было потрачено на обдумывания вопросов, дальнейших планов миссии, анализа полученных сведений.

 

Двери всё так же бесшумно открылись, выпуская свою гостью в обшитое жестью помещение. Тусклый свет коридора впустил в себя незнакомую гостью, потому как Мэдлин редко посещала эти мало кому известные просторы, которые служили Отделу как тайные камеры для засекреченных миссий. Из этого уровня было два выхода. Первый - в сам Отдел, второй - к шлюзам главного выхода.

Медлин отсчитывала шаги в нужном направлении, вдыхая полной грудью воздух, постепенно начинающий менять свой привычный запах- на затхлый и сырой. Минуя два поворота, она остановилась перед железными дверьми и, поправив короткую прядь на виске - сделала шаг в чуть приоткрытые двери.

Помещение с низкими потолками, с царящим внутри запахом сырости, чуть перемешанным с  дымом табака. Два кресла, между ними небольшой журнальный столик, на котором стоит полный графин с водой, поставленный на кипу каких-то бумаг.

Мэдлин прислушалась к тихой, приятной музыке и двинулась в сторону разделяющих небольшую комнату дверей. Во второй её части было много светлее, а весь интерьер состоял из огромного зеркала, высокого стула, большого стола с разложенными на нём принадлежностями для  нанесения грима. В правом углу, на шестах - 5 макетов человеческих голов, на которых  одно и тоже мужское лицо – седое с залысинами, глубокими морщинами на лбу и вокруг глаз. Рядом с макетами, на подставках - очки, обрамлённые толстой роговой оправой и чуть правее, в прозрачных футлярах - вставные челюсти с некрасивыми, жёлтыми зубами. 

Мэдлин ещё раз внимательно осмотрела комнату и развернулась на звук приближающихся шагов.

 

- Здравствуй, Медлин.                        

- Здравствуй, Шон.

- Я подготовил очередной отчёт о текущем состоянии миссии «Бэтта».

- Я лично решила узнать, как продвигаются успехи.

- Всё идёт по плану.

- Они о чём -нибудь догадываются?

- Нет. Они думают, что в плену у реального противника.

- Как ты оцениваешь их моральное состояние?

- Майкл сильный духом. Он беспрепятственно переживёт все испытания, чего не могу сказать о Никите. Меры, допущенные к ней, возможно, окажут безвозвратные изменения в её психике.

- На этот счёт будут предприняты необходимые меры.

 

Медлин перевела взгляд на большое количество косметики, лежащей на столе и развернулась к стеллажу с искусственными лицами.

 

- Они говорили о возможных вариантах развития событий?

- Да, Никита спрашивала о том, готов ли он сотрудничать с «чёрной пылью» и готов ли придать ради неё Отдел.

- И?

- Они пришли к тому, что в этом нет смысла. Что предательство Отдела всё равно повлечёт за собой смерть.

- Ты настаивал на предательстве?

- Да.

- Ты предлагал им защиту от Отдела, настаивал на том, что они смогут быть вместе?

- Да.

- Хорошо…,-  Медлин сделала паузу на обдумывание сказанного.

- Они говорили о смерти?

- Да. Майкл сказал, где находится цианид.

- Они извлекли его?

- Да.

- И как они это сделали?

- Под предлогом близости. Всё выглядело натурально, даже если учесть-то, что мы знали их возможные действия. Всё выглядело, как обычная страсть между отчаянно любящими людьми.

- «Отчаянно» любящими?

 

Мэдлин оторвала взгляд от внимательно рассматриваемой латексной маски, надетой на макет головы, и направила его в сторону обаятельного, молодого мужчины.

 

- Ты пропитался жалостью к этой паре?

- Нет, мэм, я просто констатирую факт.

 

Мэдлин сканировала мужчину своим фирменным взглядом, отвечая в нутрии себя на какие-то важные вопросы.

 

- Шон. Вы должны понимать, что эта миссия не предусматривает какой –либо жалости. Они одни из наших лучших оперативников, и мы не можем оставлять ни малейших сомнений. 

- Простите, но я не совсем понимаю, зачем нужна такая жестокость…

- Жестокость?- бровь Медлин вновь взметнулась к белому, гладкому лбу.- Жестокостью было бы убить, оставив одного, в одиночестве, оплакивать другого.

- Так почему бы им, как Вы говорите - лучшим,  не позволить просто быть вместе? Учитывая их статус- сделать для них исключение…

- Шон, ты задаёшь глупые вопросы. Не заставляй меня разочаровываться в тебе…

- Простите, мэм.

- Отдел не делает исключения. У нас есть свои правила, которые они прекрасно знают и которыми - пренебрегли. Они закрыли глаза на директиву, на множественные замечания. Как тебе известно, этого уже достаточно для ликвидации.

- Понятно, мэм.

- И не называй меня «мэм»… Ты знаешь, я это не люблю…

 

Мэдлин сделала шаг к мужчине и, подарив ему приятную полуулыбку, провела пальцем по красивому, чётко очерченному мужскому рту.

 

- Я назначила тебя главным в этой миссии не для того, чтобы ты задавал мне глупые вопросы или оспаривал мои действия... Возможно, в это будет трудно поверить, но я тоже испытываю искреннюю жалость к этой паре, пусть и немного отличающуюся от привычного понимания этого слова. Мне жаль их, но это не означает, что я или Центр сможет закрыть глаза на их отношения  ... Мои на первый взгляд варварские методы дают им шанс на жизнь. Пол не стал бы тратить своё время на выдумывание подобных проверок, он просто пожертвует одним из них, в то время как я, наоборот, стараюсь сохранить им жизни… даже пусть такой ценой… - Медлин, тихо произносила свою речь и гладила русые волосы мужчины, аккуратно уложенные в  причёску.

 

Шон слегка приобнял её, нежно притягивая хрупкое тело за талию.

Он совсем недавно сблизился с этой опасной женщиной, и она ему действительно искренне нравилась. Но и не маловажной причиной для своего романа с ней стал обычный, человеческий страх. Страх перед отказом.

Можно сказать - у Шона не было выбора. Он был наслышен о том, что если Мэдлин на кого-то «положила глаз», в желании заиметь его в любовники - то непременно добивалась своего… любыми методами…

 

Шон поцеловал её и ощутил на своих губах знакомый вкус помады, провёл рукой по коротко-стриженным волосам, запустил руку за лацкан пиджака, прикасаясь кончиками пальцев к её высокой груди... Медлин прильнула к нему и ответила на его поцелуй, но тут же слегка отстранилась.

 

- Не сейчас… позже.

 

Бросив на приятного, молодого мужчину заинтригованный взгляд она обошла его, и направилась к выходу, по дороге поправляя причёску и чуть вздёрнутый пиджак. Медлин продолжала всё так же чуть заметно улыбаться, минутно поддавшись приятным воспоминаниям о недавней страстно - проведённой ночи в постели Шона.

Она выходила из комнаты, задержав свой взор на мониторах, на которых отчётливо виднелись, в разных ракурсах, два лежащих на полу тела, крепко обнимающих друг друга. Улыбка Медлин исчезла, а в её взгляде можно было прочесть - хладнокровие, беспричастность и лёгкую тень обычной, женской зависти, которую она испытывала, но которую старалась стереть из своего отношения к ним, как любое проявление ненужных эмоций…  

 

________________________________________

 

2:01 РМ

 

... умереть, не зная, куда ты держишь свой путь

Следи, понимай.

Моя жизнь полна грусти и печали,

По пути ли тебе со мной, Моя любовь?

 

 

- Как ты?

- Я выдержу…

 

 

 

 

 

- Они не остановятся…

- Знаю…

 

 

 

 

- За нами не придут…

 

 

Молчание.

 

 

- Обними меня…

 

 

Два обессиленных тела, тесно прижавшись, лежали на пропитанном влагой бетоне. Их взгляды отчаянно искали друг друга, но не находили, теряясь в абсолютной темноте. Горячее дыхание согревало их лица, а слабые руки пытались в последний раз крепко обнять, желая прочувствовать единство их тел, единство их мысли.

И он и она мысленно прощались, в надежде запомнить биение сердец, в надежде ещё хотя бы раз встретиться.

 

 

- Что мне сделать?

- Скажи, что любишь меня…

- Я люблю тебя… 

 

 

Она гладила слипшиеся от крови волосы Майкла. На их глазах больше не было слёз, а  уставшие и измученные лица выражали лишь полное спокойствие и умиротворение.

Майкл так же гладил любимые, светлые волосы, безнадёжно пытаясь принюхаться к ним, но они давно потеряли свой свежий запах, свой удивительный аромат. Но… он помнил его, бережно вынимая эти воспоминания из самого дна своего сердца.

 

 

 

- Я готова…

 

 

 

Любовь? –  вопрос…

Любовь….. обострённая больными чувствами, бесконечными испытаниями, несправедливыми запретами.

Больная любовь, изъеденная страхами, одиночеством, мыслями, отчаянием.

Любовь, как «русская рулетка»- нажми на курок и увидишь, есть ли у неё будущее.

Любовь без конца, любовь без начала, обозначенная лишь числом и временем, одним днём, одним мгновением…

Любовь – сейчас, здесь и сегодня.

Любовь, как истина, как откровение, как воздух, без которого не можешь дышать.

Любовь, как желание полного единения, забвения.

Любовь без ответов, без слов, без существительных.

«Только в тебе нуждается всё моё существо».

Любовь, как прекрасное, как музыка, как слова из невыдуманной песни…

 

Мы нашли вечность,

Которая могла разрушить наши сердца,

Отражение наших душ.

Посмотрите на Нас

Возьмите всё, кем мы можем быть

Возьмите всё, кем мы должны быть

Наша вера прокладывает нам путь

Мы сделали всё, чтобы вы помнили Наши имена...

 

 

- Если Там есть жизнь - я найду тебя…

 

 

- Я люблю тебя…

 

 

Молчание.

 

 

- Good bye..

 

 

 

Поцелуй.

Движение.

Объятие.

Желание.

Надежда.

 

 

- Good bye…

 

 

Вдох.

Яд.

Выдох.

Дрожь.

Забвение.

_________________________________

 

- Миссия «Бэтта» окончена.

- Подготовьте выход. У вас есть 2 часа. Все действия по инструкции.

- Хорошо.

_________________________________

 

10:21 АМ

 

Безгранична власть внушения-

Когда, крепко зажмурившись ты видишь,

Как лучик света скользит по полу

Сквозь ржавчину и многовековую пыль,

Преображая изуродованный мир притворства.

Но затем ты открываешь глаза, а вокруг снова темнота...

 

 

Свет…

Белый потолок…

Белые стены…

Белые простыни…

Белая комната…

 

«Жизнь, как мало в этом слове…

Пять букв, за которые ты цепляешься и дорожишь…»

 

Майкл открыл глаза и, не отрывая взгляда, смотрел в потолок.

Разум пытался найти ответ, не сумев оправдать ожидания…

Он смотрел на свой силуэт, отражающийся в гладкой, натяжной конструкции…

Смотрел на глянцевую поверхность, на мерцание в ней отражающихся огоньков, предаваясь приятным ощущениям, разливающимся по всему его онемевшему телу. Он закрыл уставшие глаза и почувствовал себя одинокой частицей в этом новом, белом мире, не увидев в отражении того, кто находится рядом…. Совсем рядом…

 

Майкл снова открыл глаза и осмотрел всё, что вырисовывалось размытыми линиями. Сознание  искало что-то, за что могло бы зацепиться, что могло бы подсказать, объяснить, дать ответ…

Приглядевшись к соседствующей с его отражением фигуре, Майкл повернул голову, желая воочию увидеть - то, что секунду назад привиделось в белом глянце.

 

Рядом  с ним, на соседней кровати лежала Никита, свернувшись калачиком и поджав под себя ноги. Она лежала к нему лицом и смотрела на него безразличным, отстранённым взглядом.  Молча, не желая произносить ни слова…  

 

Прежде, чем Майкл смог лучше разглядеть того, с кем ещё недавно попрощался навсегда, в комнату вошел человек.

   

- Здравствуйте…

 

Молчание.

 

- Я думаю у вас есть вопросы, на которые я хотела бы ответить.

 

- Почему?- Никита задала вопрос, продолжая смотреть пустым взглядом на пришедшего в себя Майкла.

 

- Почему?... Надо ли объяснять, что вы сами вынудили нас прибегнуть к подобным методам?...

 

- Почему?

 

- Вы ценные сотрудники, Никита, по отдельности… Но не буду скрывать тот факт, что вместе вы не менее сильны и ценны, но существует маленькое «но»…

 

Медлин сложила руки за спиной и выпрямила и без того прямую спину. Слова звучали, как заученный текст, а за внешним спокойствием и безразличным взглядом пряталось волнение и учащённое сердцебиение.

 

- Мы не единожды предупреждали вас, что ваши отношения не должны переходить черту личного характера… Не должно быть привязанности, не должно быть «жертвенности»… Вы должны понять, что в Отделе не должно быть чувств, которые могли бы мешать вам выполнять ваши первостепенные задачи… И мне жаль, Майкл, что ты, как опытный оперативник 5 уровня, не смог предотвратить подобной ситуации. И ты прекрасно понимаешь, о чём я сейчас говорю… И ты, Никита, тоже…

 

Медлин сделала несколько шагов, прохаживаясь по боксу, и на ходу, тихим голосом, произносила голые факты из своего доклада,  ранее составленного для Шефа первого Отдела.

 

- Не раз вставал вопрос о вашей ликвидации, но мы не можем пожертвовать вами двумя, и не можем пожертвовать, пака, одним из вас, потому как, на мой взгляд, производительность одного из вас резко упадёт, что повлечёт за собой смерть обоих, а это для нас также не приемлемо.

Как я уже говорила, вы ценные сотрудники, и Отдел на данном этапе нуждается в вашем профессионализме, но ваша близость закрывает от нас ваш внутренний мир. Если говорить другими словами -ваш союз опасен Отделу, а это означат только одно - мы должны знать каковы ваши мысли,  предугадывать ваши поступки, которые, возможно, могут быть направлены против Отдела и его безопасности, что, как вы понимаете, тоже не приемлемо.… А подобные методы спасают вам вашу жизнь, т.е. служат вам во благо, как бы на первый взгляд это абсурдно не звучало.

 

Медлин выдержала паузу в несколько секунд и добавила:

 

- Считайте, что эта цена за вашу любовь…

 

Молчание.

 

- Не боитесь? - Майкл также не сводил глаз с Никиты, продолжая изучать голубые, широко раскрытые глаза, в которых, как ему казалось, что -то безвозвратно потерялось.

- Чего мы должны бояться, Майкл?

 

Молчание.

 

- Я не Кронэн...

- Что ты имеешь ввиду?

 

Молчание.

 

- Я стреляю сразу в голову.

- Это угроза?

- Пусть тебе подскажет твой многолетний опыт.

- хм… Я вполне могу понять твои эмоции, Майкл. Но надо было думать раньше о возможных последствиях. Ведь ты знал, что мы не сможем закрывать глаза.

 

На мгновение в комнате воцарилась тишина, которую прервал охрипший женский голос.

 

- Яд?

- Сильнодействующее снотворное.

- Значит…. Всё выдумано?

- Нет. Миссия реальна и прошла более чем успешно. Вы изъяли нужную нам информацию и захватили настоящего Питера Лонга. Что касается вас – то результаты достаточно обнадёживающие. Пока что вы нам не опасны.

 

Вопросы чередовались один за другим, меняя свою тихую окраску –то женским, -то мужским тембром.

 

- Нас пытали наши же сотрудники… - скорее не вопрос, а мысли Майкла вслух. - Кто?

- В миссии «Бэтта» участвовала 4я группа…

- …..Вы….. вы не люди….. вы звери… -  Никита перебила ровное звучание спокойного, женского голоса, не находя в себе сил промолчать и дослушать, но Медлин не обратила внимания на злобное высказывание.

 

- ……которая будет ликвидирована до того, как вы вспомните последние дни вашей жизни. А настоящий Питер Лонг ждёт вашего возмездия…

 

Молчание.

 

- Процесс «Калена»?

- Да, Майкл, ты участвовал в его разработке…

 

Медлин перевела взгляд на приборы, подключенные к телам Майкла и Никиты.

 

- Ваша память будет скорректирована... Вы не будете помнить последние часы жизни в камере и ваше самоубийство. Завтра ваши воспоминания станут частичными и примерно одинаковыми. Ты, Майкл, вспомнишь, как потерял сознание от болевого шока до того, как Никиту начали насиловать. Ты, Никита, как потеряла сознание от избиений и препаратов и это тоже будут «Все» твои воспоминания о плене.

 

Молчание.

 

- Медлин.

- Да, Майкл?,- женщина отвела глаза от Никиты и буквально наткнулась на ледяные, зелёные глаза, от которых веяло смертельным холодом.

- Молите Бога, чтобы я забыл.

- Иначе?

- Иначе я убью вас.

 

Медлин еле заметно улыбнулась одними уголками рта, но только она знала чего, на самом деле, ей это стоило…

 

- Забудешь, Майкл, поверь. – пауза, - Ваше состояние оценивается как стабильное, волноваться нет причин. Сегодня же вас переведут в палату интенсивной терапии, а после вашего выздоровления мы предоставим вам возможность лично ликвидировать Питера Лонга и скинуть с души тяжёлый груз. Думаю не надо говорить, что и этот наш разговор вы тоже помнить не будете…

 

Никита развернулась на звук знакомого, женского голоса, а весь её взгляд, направленный на Медлин, выражал лишь отчаянную ненависть.

 

- Я ненавижу вас…… всей душой…… будьте вы все прокляты…

- Я не ждала вашего понимания, Никита.

- По- вашему мы марионетки? Без души, без чувств, которыми вот так просто можно управлять?

- Никита… Вы должны запомнить, что существует правила, с которыми вам надо смириться. И когда вы их примите - ваша жизнь значительно облегчится.

- Если всё так просто-  сотрите наши чувства из воспоминаний!!! Сделайте так, чтобы мы забыли друг друга!!! Зачем все это, если есть способ стереть наши мысли?

- хм…. Ты каждый раз задаёшь мне этот вопрос, Никита…

 

Майкл нажал кнопку на пульте, приподнимая спинку своей кровати, и чуть слышно произнёс:

 

- «Каждый раз»?

- Ваши чувства слишком сильны и глубоки…

- «Каждый раз», Медлин?

- …Они находятся на том уровне, который мы не можем очистить, на который не можем повлиять, потому как рискуем затронуть и повредить ваши жизненно-важные процессы… Поэтому, отвечая на твой вопрос, Никита, на данном этапе- это, к сожалению, не возможно.

- Ты не ответила на Мой вопрос.

- Ты хочешь знать, Майкл, подвергались ли вы ранее подобным проверкам?

 

Молчание.

 

- …Боже….. Майкл…- Никита закрыла своё лицо руками, не находя в себе сил смотреть на всё, что происходило вокруг неё.

 

- Надеюсь, я ответила на все ваши вопросы… А сейчас… Постарайтесь отдохнуть,- Мэдлин развернулась к дверям и дождавшись их открытия медленно вышла, оставив после себя один лишь «вакуум».

 

_______________________________________

Страница  1 2 3 4



ПОДЕЛИТЬСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ МОЖНО: http://rdplus.ucoz.ru/forum/17-230-1#43923

29.12.2012, 02:56
Категория: Каталог страниц | Добавил: Приветка
Просмотров: 336 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1