Мы взяли на себя смелость опубликовать здесь все произведения, оказавшиеся доступными для нас.
К сожалению, связь с некоторыми авторами была утеряна.
Если ВЫ из их числа, свяжитесь, пожалуйста, с администрацией сайта.


КАТЕГОРИИ






Главная » ............

СКАЗКА ЛЕСНОГО ОЗЕРА (страница 4)

Страница  1 2 3 4 5 6 

Через час Никита возвращалась на свою поляну, окрыленная восторженной радостью, опьяненная ласками и поцелуями. Ее даже 
слегка пошатывало, но ей было абсолютно все равно. Хотелось кричать на весь лес, как кричат весной птицы, обрадованные первым теплым лучам солнца, но она почему-то сдерживалась. Наверное потому, что впервые в жизни ощущала себя не беспечным существом не определившегося пола, а женщиной, которая любит и любима. Гордость от этого сознания не позволяла ей вести себя 
недостойно, и Никита улыбалась этим мыслям, покусывая губы, все еще налитые горящим соком.Из-за дерева к ней навстречу вышел человек, и она вскрикнула от неожиданности. Это был Пол Вульф. На его лице не было и тени улыбки, которой он обычно светился при виде нее. Никита поняла, что дела плохи.
– Ну что такое? – она застонала от бессилия. – Пол, я же так недавно видела тебя. Зачем снова ты пришел?
– Я хочу поговорить с тобой, королева.
– Еще одна деревня, очередной трофей или пленный?
– Майкл Самюэль.
– Что Майкл Самюэль? Послушай оставь его в покое. Он не виноват в смерти моего отца. Так ведь? Он и не слышал о той истории. Я 
отпустила его и передумала мстить.
– Я догадался. Провести со своим врагом три часа на берегу озера в костюме русалки – слишком даже для тебя. Странно было бы, если бы ты теперь не отпустила его. Я хочу знать, почему. Почему ты решила отдать предпочтение своему врагу, а не мне, человеку, которого ты знаешь столько лет, человеку, которому доверял твой отец? Ведь Майкл ни за что не пойдет против воли своего отца. Отец хотел, чтобы он женился на Лизе Феннинг? Ты считаешь, что он этого не сделает только потому, что разбойница с большой дороги подарила ему свою любовь на берегу лужицы посреди леса? Заметь: подарила только из-за своей неописуемой глупости и неопытности.
– Ты... – в глазах Никиты блеснула ярость, она резко вылетела из состояния пьяной невесомости и схватилась рукой за нож на поясе. – Ты следил за мной? Да как ты смел? Кто давал тебе такое право?
– Девочка моя, это лес, – Пол криво усмехнулся. – Я хотел бы посмотреть на того, кто отнял бы у меня право ходить там, где мне 
вздумается.
– Это мой лес. Ты забыл о границах?
– Это мнимые границы. К тому же, скоро мы с тобой перестанем обращать на них внимание. Понимаешь, когда ты переедешь в мой 
замок...
– Да! – Никита гневно схватила Пола за куртку, как будто примериваясь для того, чтобы вытрясти из него все внутренности. – Я 
перееду в СВОЙ замок, но для этого мне нужно тебя убить. Ты так торопишь события?
– Ты не убьешь меня. И меня даже радуют эти угрозы, если вспомнить, чем они закончились для предыдущей твоей жертвы.
– Замолчи! Я не могу слышать твой голос!
– А придется, дорогая моя. Твой отец хотел, чтобы ты стала моей женой. Хватит уже бегать по лесу, ты же не дикая кошка. Дом, очаг, большая собака, куча ребятишек вокруг. Я понимаю, что раньше ты об этом не мечтала, но теперь ведь задумалась? Или я не прав? Или в траве у озера ты думала не об этом? А какая разница, кто будет вместе с тобой сидеть у очага в этой компании: я или Майкл Самюэль? Скоро ты поймешь это.
– Да, конечно, – Никита нервно кивнула. – Мне будет абсолютно все равно, кто будет рядом, кому я доверю свою жизнь, кто будет отцом моих детей...
– А все серьезнее, чем я думал, – Пол откинул голову и расхохотался, распугивая птиц с соседних деревьев. – Ты решила стать матерью? Наш милый друг пробудил в тебе новые инстинкты? Звезда моя, мне жаль, что это так. Ты не такая, как все, ты привыкла к свободе, к дикой жизни, в которой действуют только твои правила. Ты погибнешь, если лишить тебя всего этого. Ты – женщина-девочка, вечная озорница, это самое замечательное, что есть в тебе. Когда-нибудь Майкл поймет это, но будет уже поздно. Поздно будет спасать тебя. Он надругается над тобой, над твоей жизнью, мыслями, а потом отметит, что ты уже не та, которую он встретил, что ты перестала отличаться от остальных. И как ты думаешь, что он сделает?
– Найдет тебя и перережет тебе горло за черные пророчества.
– Нет, тогда ему уже не захочется этого делать, потому что ему будет все равно. Когда он будет входит в комнату и смотреть на тебя, такую будничную и покорную, он будет воспринимать тебя как мебель. И знаешь, что случится? Он женится на своей невесте, на девушке своего круга, которую сейчас отвергает. Он не сможет назвать тебя своей прилюдно, не сможет повести на бал, в церковь в воскресенье. Он будет всегда помнить о том, что ты – лесная разбойница, грабившая его обозы и уводившая его лошадей. То, что 
случилось с вами у озера – предел его чувств к тебе. Он никогда не сможет уважать тебя и относиться к тебе, как к женщине своего круга. Только как к белокурой дикарке, необдуманно отдающей ему тело и душу.
– Это неправда! – на щеках Никиты блестели дорожки от слез ярости и бессилия.
– Правда, Никита, правда. И ты сама это понимаешь. Видишь, как я хорошо рассказал тебе обо всем. Веришь мне? Нельзя же не поверить. А теперь послушай, что ты будешь иметь, когда станешь моей женой.
– Я никогда не стану твоей женой!
– А ты подумай получше. Я знаю тебя всю твою жизнь и знаю, кто ты такая. Меня это не смущает. Мы с тобой – люди одного круга. Это очень важно. Я смог бы считаться с твоими желаниями и потребностями. Ты была бы свободной, весь лес был б твоим.
– Мне о тебя ничего не нужно. Даже лес. К тому же, он принадлежит Майклу.
– Ой, как ты заговорила! А не от тебя ли слышал все время: "мой лес", "моя земля", "мой замок"?
– Замок и есть мой. Я там родилась, там похоронены мои родители.
– Так верни его себе. Ты согласна переехать туда, ко мне?
– Без тебя.
– С Майклом? Никита, перестань смешить меня. Вашим с Майклом "домом" может быть только лесное озеро. И не мечтай о том, что он приведет тебя в свой замок или, того лучше, – ты его в свой. Ему не хватает сильных эмоций. Что он видел в жизни? Каких женщин? Таких, как его невеста: хорошеньких, нежных, безвольных. Ты удивила его, вот и все. Удивление длится недолго.
– Ты не можешь запретить мне думать о том, о чем мне хочется. Мои мысли подвластны только мне. Даже если мы с Майклом расстанемся, это не значит, что я приду к тебе. Я отказала тебе уже давно, задолго до встречи с Майклом. И теперь ничего не изменилось в твою пользу, что бы ты себе ни придумывал.
– Никита, там на озере...
– Что там на озере? Ну что? Да, я была там не с тобой. И мне плевать на то, что ты это видел. На здоровье. Жалко только, что ты не понял самого главного: ты мог видеть это, но никогда не сможешь получить от меня того, что я могу дать Майклу. Пусть мы будем вместе недолго, но этот срок – целая жизнь для меня.
– Ты не хочешь послушать меня...
– Не хочу! Я достаточно наслушалась тебя. Теперь я должна вернуться домой. Наверняка меня уже заждались. В последнее время я слишком часто пренебрегала своими обязанностями.
– И что ты им скажешь теперь? Скажешь, что они больше не должны грабить обозы Самюэлей, потому что Майкл – твой любовник? Никита, что у тебя было своего и дорогого в жизни? Только воспоминания об отце и твоя честь. Ты все отдала Майклу. И что ты имеешь теперь?
– То, что я имею, – вот здесь, – Никита приложила ладонь к груди, – и вот здесь, – перенесла ее ко лбу. – Это мое, этого никому у меня не отнять. Мы сменим дорогу. Здесь живут не только Самюэли. Что же касается памяти о моем отце, то она осталась при мне. 
– И ты согласна связать свою судьбу с сыном его убийцы? Союз, замешанный на отцовской крови? Браво, Никита.
– Это не твое дело. Сын не в ответе за преступление отца, тем более что он ни о чем не знал.
– Это он тебе так сказал.
– Сказал, когда еще не знал, кто я такая.
– Ах вот как у вас все начиналось? А ты страшная женщина, Никита, – Пол опять рассмеялся, но уже более натянуто. – В общем, я предлагаю тебе выбор: либо ты сейчас идешь со мной в НАШ замок, либо ты остаешься при своем и я объявляю войну и тебе, и твоему Майклу. А ты еще не знаешь, что это означает. Твои вялые нападения на его обозы – капля в море по сравнению с тем, что могу сделать я. Я превращу вашу жизнь в ад.
– Не превратишь. Я не позволю тебе.
– Посмотрим. Так что ты решила?
– Все остается так, как есть. ты уходишь своей дорогой и по возможности не появляешься в моей жизни.
– Я появлюсь в твоей жизни, причем не с подарками, как обычно, а несколько иначе.
– И вернешь Майклу коня, которого ты у него отнял. Ты подарил мне Майкла ночью? Почему же не отдал мне весь комплект?
– Коня? Отдать тебе коня? Хорошо, я верну его тебе или Майклу, как прикажешь, королева, – голос Пола был злым и звенел металлом.
– Вот и хорошо. Прощай, Пол.

Никита резко отвернулась от него и пошла дальше своей дорогой. Он сверлил взглядом ее спину, пока она не скрылась за деревьями, а она чувствовала этот взгляд, как будто он вонзил в нее стальной клинок.В воспоминаниях ее царил Майкл, его голос, его руки, улыбка. Она не могла даже представить себе, как на его месте может оказаться кто-то другой, особенно Пол Вульф, которого она теперь ненавидела всеми фибрами своей души. А что если Пол решит причинить вред Майклу прямо сейчас? Что если он от слов перейдет к делу и обидит его? Конечно, применять понятие "обидеть" в отношении взрослого здорового мужчины не стоит, но Майкл просто не ожидает никакой мести, он не знает разбойничьей жизни и от неожиданности может не суметь защититься. Но как предупредить его об опасности? Не скакать же сейчас в его замок. Было бы глупо. Его сестра даже на порог ее не впустит, а уж 
слушать не будет тем более. Но как же быть?

В глубоких раздумьях Никита добралась до своей поляны. Разбойники, остававшиеся там, а не бродившие по лесу, начали что-то говорить, задавать какие-то вопросы, но она только махала рукой, откладывая все мелочи на потом.
– Что случилось, сладкая? – рядом с ней вырос Вальтер. – Ну что опять случилось? Почему я в последнее время так часто задаю тебе 
этот вопрос? Где ты была? Куда исчез твой подарок? Ты умышленно отпустила его?
– А по-твоему, я должна запереть его в доме и поить нектаром, с силой разжимая ему зубы? – буркнула девушка. – Он пошел домой. Я давала ему коня, но он не взял.
– Никита! – всплеснула руками Урсула. – Где ты опять бегаешь? Не успеваешь поставить ее на ноги, она снова начинает носиться по лесу. И где Майкл? Ему не помешали бы свежие примочки.
– Он пошел домой. Может быть, мне написать это на листе картона и на шею повесить?
– Ну почему ты кричишь? Пойдем, я дам тебе поесть. Ты со вчерашнего дня маковой росинки во рту не держала. И гостя своего не покормила. Он упадет в дороге от бессилия.
– Не нужно меня пугать. Я не хочу есть. Где Биркофф?
– Вместо того чтобы парня мучить, правда, пошла бы да поела, – предложил Вальтер.
– Я не собираюсь никого мучить. Мне нужна его помощь.
– Из него никогда не получится разбойник. Смирись. Ко всему хорошему, он близорукий...
– Сейчас меня это не интересует. Биркофф, иди сюда!
Парнишка, за время своего пребывания в станице немного пообвыкшийся, уже заполучил дружбу Вальтера, нескольких более молодых разбойников и даже Медведя, которого все еще побаивался, но уже совсем немного. Он выскочил откуда-то из-за сарая и остановился перед Никитой. Вид у него был бодрый, за поясом лихо виднелся подаренный Вальтером нож, а к щеке присохли 
крупинки каши.
– Ты пришла? Хочешь учить меня стрелять?
– Размечтался. У меня к тебе дело. Я поняла, что лучника из тебя не получится, но что ты умеешь делать этим ножом, кроме раскалывания орехов?
– Ну... – Сеймур взял нож в руку и повертел его перед глазами. – Хочешь знать, могу ли я кого-нибудь заколоть?
– Заколоть? – Никита криво усмехнулась. – Мне и ответ твой не нужен, сама знаю. Если на тебя кто-то нападет, ты его не заколешь. Бросить нож сумеешь?
– Бросить? Попробую.
Сеймур с готовностью замахнулся ножом, целясь в дерево, но Никита стремительно отняла у него оружие и, ловко перехватив пальцами рукоятку, метнула его в избушку. Лезвие воткнулось в трещинку на стыке планок рамы.
– Ух ты! – Сеймур подошел поближе и открыл рот, разглядывая нож, вошедший в трещину всем лезвием.
– Главное поувереннее себя чувствовать, – объяснила Никита, вытаскивая нож и возвращая его владельцу. – Короче говоря, 
защититься ты не сможешь. Ладно, все равно у меня нет выбора. Нужно чтобы ты сходил в замок Самюэлей, причем сейчас же и быстро. Дорогу найдешь?
– Не знаю, – Сеймур взволнованно заморгал.
– Тогда пойдешь с Вальтером. Он подождет тебя в деревне. Меня там уже знают, как я понимаю. Значит так, иди сюда, – она подтащила его к крыльцу, уселась на ступеньку и усадила его рядом. Над ними склонился Вальтер, и Урсула подошла поближе, чтобы лучше слышать. Разбойники недовольно поглядывали в сторону атаманши, занимавшейся в последние дни чем угодно, только не их интересами.
– Зачем идти в замок? – удивленно спросил Вальтер.
– Пол сказал, что причинит Майклу вред. Он во что бы то ни стало хочет... Ну, того, чего он всегда хочет. А теперь его терпение 
иссякло, он стремится получить все сразу и немедленно. Нужно предупредить Майкла.
– И что, по-твоему, должен делать Майкл? – не понял Вальтер.
– Он должен по крайней мере знать об этом.
– И почему ты выбрала Биркоффа? Медведь куда надежнее на случай разговора с Полом.
– Медведь? – Никита фыркнула. – Да ты посмотри на Медведя. Одна ручища чего стоит. Его не то что в замок, в деревню не впустят. А мне нужно, чтобы кто-то предупредил Майкла. Неужели это так трудно и нужно так долго обсуждать проблему?
– Так, хорошо, – Сеймур, взбодренный тем, что ему доверили такую ответственную миссию, с готовностью встал и одернул рубашку. – Мы идем.
– Идем, – проворчал Вальтер. – Никита, ты вообще соображаешь, чего хочешь и кому все это нужно? Майкл в своем замке защищен лучше, чем ты можешь себе представить...
– Я не поняла, Вальтер, кто из нас должен кому подчиняться, – оборвала его девушка.
– Ох уж эти мне дела сердечные. Дай мне лошадь.
– Возьми любую, хоть Лукаса, только прекрати тянуть время. 
Вальтер обреченно махнул рукой и направился вслед за Сеймуром к конюшне. Никита обернулась к Урсуле и устало вздохнула. Она могла бы рассказать много хорошего, но неприятности всегда затмевали все остальное. Из-под крыльца выкатился белым клубочком Сэм, и Никита взяла его на руки. Сэм как будто связывал ее с Майклом. Ласковый, мягкий, теплый... Как отзвуки любви Майкла в ее сердце.

Когда Майкл появился в замке, день был в самом разгаре. Томми возился собакой посреди гостиной, а Медлин сидела на диване и пила чай с засахаренными фруктами. Мальчик радостно бросился к дяде. Майкл одной рукой прижал его к себе, а другой весело потрепал по волосам.
– Привет. Все в порядке?
– Да. Только Лиза уехала, а мама сердится, – доложил Томми.
– Ты сердишься? – он подошел к сестре и сел рядом с ней на диван.
– Что ты! С чего бы мне сердиться? Ты ведь делаешь все для того, чтобы я не расстраивалась. Правда? – Медлин со всей свойственной ей спокойной аккуратностью отставила чашку на столик и повернулась к Майклу.
– Медлин, я не могу всю жизнь заботиться только о твоем благополучии.
– Никто этого от тебя не требует. Томми, – обратилась она к сыну, – возьми собаку и прогуляйся по парку. Понимаешь, Майкл, я ведь тоже не могу все время волноваться о тебе. Ты вскочил на коня и ускакал в ночь искать стаю разбойников во главе с атаманшей, поклявшейся вырвать у тебя сердце. Возвращаешься почти через сутки пешком и спрашиваешь, почему я сержусь. 
Действительно: почему?
– Прости. Я был в таком состоянии, когда не задумываются о сестрах.
– Мне этого не понять, – она пожала плечами. – Мы с Томми – твоя семья. Как можно представить себе, что в определенном состоянии дикая разбойница из чащи леса оттесняет нас на второй план? Я совсем не требую от тебя подчинения или отчета обо всех твоих делах и привязанностях, но, Майкл, существуют же определенные рамки.
– Медлин, прости меня, – Майкл взял ее за руку. – Я не хотел обидеть тебя своими словами. Понимаешь, эта девочка...
– Совсем свела тебя с ума, – заключила Медлин и кивнула. – Я понимаю. Ты всегда был слишком правильным для того, чтобы все 
чудачества прошли у тебя вовремя. В возрасте, когда пределом мечтания становится деревенская девушка на сеновале, ты запирался в библиотеке и читал отцовские книги. Когда же ты вышел из библиотеки и расправил плечи, пришла пора жениться, а пору сеновалов ты пропустил. Теперь хочешь наверстать упущенное? Как-то странно у тебя это получается: все сверх меры. Если девушка, то разбойница, если сеновал, то на сутки. И все это перед самой свадьбой.
– Она не хочет ссориться с тобой. Она вернула вот это, – Майкл вынул из кармана драгоценности и положил их перед Медлин.
– Как благородно с ее стороны. Но я подарила ей это. Ей, кажется, хотелось примерить на себя частичку цивилизованного мира. Это благое дело, мне не жалко камней. Пусть берет.
– Ты считаешь, что сейчас ты права?
– Да, братик, я права. Умение держать себя в руках отличает леди от лесной дикарки.
– Но ты слишком многого требуешь от Никиты. Она родилась и выросла в лесу. Ее отец был разбойником, а мать умерла, даже не увидев ее. Как ты думаешь, где она могла научиться сдержанности и хорошим манерам?
– О нет, ты меня не понял. Я ничего не требую от... Никиты, правильно? И меня не интересует ее родословная и история жизни. Я 
хочу, чтобы теперь, когда ты возвратился с прогулки, как мартовский кот, все вернулось на круги своя. Теперь ты поедешь к Лизе, 
успокоишь ее, потому что девушка не спала всю ночь, переживая за тебя. А потом вы вместе займетесь подготовкой к свадьбе. И я забуду об этом происшествии до тех пор, пока маленькая белокурая бестия не ограбит очередную нашу карету. Вот тогда я возьмусь за нее всерьез. На это ты согласен?
– Нет.
– Нет? Чего же тебе еще? Чем еще ты не доволен?
– Я не буду жениться на Лизе.
– Что? – Медлин взяла чашку и глотнула чаю. Как ни старалась она выглядеть невозмутимо, на это месте разговора терпение начало 
подводить ее. – То есть как это – не будешь жениться?
– Я отменю свадьбу, вот и все.
– И все? И все?! Ты же благородный человек, Майкл. Как ты можешь бросить девушку накануне свадьбы? Что она почувствует? На что это будет похоже?
– Я не смогу обманывать одновременно такое количество людей: Лизу, Никиту, себя, всех окружающих. Как я могу жениться на одной женщине, заранее зная, что не смогу забыть другую? Я поговорю с Лизой, она должна меня понять.
– Я бы не поняла. Отказаться от такой невесты как Лиза – не буду сейчас перечислять ее достоинства – ради разбойницы с большой 
дороги. Это не в твоем стиле, Майкл. Не разочаровывай меня.
– Я готов смириться с твоим разочарованием. Я хочу, чтобы Никита стала моей женой, – твердо сказал Майкл.
– Какой ужас, – Медлин прижала ладонь к глазам.
– Если ты вздумаешь мне помешать, я уйду в лес.
– Ты сам себя слушаешь сейчас? Понимаешь, о чем говоришь? Отдаешь себе отчет? Твои рассуждения более безрассудны, чем порой фантазии Томми. Ты взрослый мужчина, ты должен отвечать за свои слова и поступки в полной мере. Ты уйдешь в лес? Я хотела бы взглянуть на то, как ты будешь там жить. Станешь грабить обозы? Как интересно. Ну давай же, уходи. Я против таких подвигов с женитьбой. Уходишь? Можешь начинать собирать вещи.
– Медлин, не будь злой. Я хочу вырвать Никиту из того мира, в котором она живет сейчас. Это трудно, потому что в ее мире много 
такого, с чем бы она не хотела расставаться.
– Я не злая, а требовательная. Я хочу, чтобы мой брат был умным и честным. Если тебе и правда хочется помочь этой девушке, сделай это. но ведь для этого совсем не обязательно жениться. Или я не права?
– Ты права. Но я действительно хочу на ней жениться. И совсем не с целью помочь ей, это другое. Я просто люблю ее. Что же здесь 
непонятного?
– Сейчас ты рассуждаешь, как незрелый юноша. Тебе не стыдно? Лиза – твоя невеста. Как ты можешь разорвать помолвку? И причины у тебя глупые. Через пять лет ты будешь улыбаться, слыша слово "любовь". Это юношеские фантазии, только и всего. Чем тебе не угодила Лиза?
– Она – не Никита. Я приведу Никиту в замок.
– Что ты сделаешь? Нет уж, лучше иди к ней в лес. Привести в приличный дом дикарку... Ты понимаешь, что это значит? Я не 
собираюсь играть с ней, как с обезьянкой, обучая правилам поведения и умению одеваться.
– Я ни о чем не попрошу тебя. Можешь не обращать на нее внимания, если хочешь.
– И как долго ты сам будешь с ней играть? Когда она наскучит тебе, ты пожалеешь о том, что отказался от Лизы. Майкл, Никита будет жить здесь только после моей смерти. Я не позволю ей переступить порог замка. Это и мой дом. Ты не можешь не считаться с моими требованиями. Я не позволю тебе совершить глупость.
– Это наш дом. Я имею право распоряжаться им на свое усмотрение. Не понравится жить с Никитой – переберешься в южное крыло. Места достаточно.
– Не смей указывать, где мне жить! Как бы среагировал ты, если бы я привела в замок нищего с ярмарочной площади?
– Все зависело бы только от того, как ты сама стала бы к нему относиться. Ты не можешь не понимать меня. Посмотри на меня. Что ты видишь в моих глазах?
– Безумие, больше ничего.
– Ты называешь это безумием? Неужели ты не любила своего мужа?
– Конечно, я его любила. Но для меня любовь – совсем не то, что ты имеешь ввиду. Он был моим мужем, я не могла не любить его.
– Зачем же я спросил? Ведь ты вышла за него потому, что этого хотели ваши отцы. Ты просто была на месте Лизы. И Лиза смирилась с тем, что должна любить меня. Я понял, что не могу сделать то же самое.
– И очень глупо. Жизнь – это не только вишни и лошади. Спутника жизни нужно выбирать умом, а не сердцем.
– А лучше двумя способами.
– Тогда попробуй воспользоваться головой.
В гостиную вошел слуга и сообщил, что хозяина хочет видеть деревенский паренек. Майкл и Медлин смерили друг друга мечущими 
искрами взглядами, и каждый остался при своем. Медлин встала с дивана.
– Я пойду поищу Томми в парке. Если надумаешь пообедать в лесу, предупреди, пожалуйста. Да, и отправь Лизе записку. Напиши о том, что ты вернулся благополучно, но воздержись пока от объяснений. Вытерпи неделю. Может, остынешь.
– Только ради тебя. Но через неделю я поеду к ней с серьезным разговором.
– О, как хочешь. Но запомни: Никита не будет жить в этом замке одновременно со мной. Это исключено. Иди к мальчику. Чего он хочет?
Майкл вышел из гостиной. Он был в ярости. Он любил сестру и всегда считался с ее мнением, но на этот раз его сердило ее нежелание понять его. Она привыкла к тому, что любая ее мысль считается мудрой. Смириться с тем, что младший брат решил пойти против ее воли, она не сможет.
Парнишка ждал его у крыльца под деревом. Рядом сопел усталый конь. Видимо, мальчик очень спешил.
– О, добрый день, сэр! Я должен поговорить с вами, – рванулся он навстречу.
– Добрый день. Что случилось? Откуда ты?
– Меня зовут Сеймур Биркофф. Никита послала меня к вам.
– Никита? – Майкл постарался не показать волнения. – Войди в дом, Сеймур.
– Нет, я должен буду вернуться обратно очень быстро, чтобы успокоить ее.
– Хорошо. Рассказывай, – Майкл сел на увитую плющом скамейку, приглашая Сеймура сесть рядом. Тот повиновался.
– С утра, когда вы ушли, Никита бродила по лесу. Она всегда так делает. Эти прогулки...
– Сеймур, пожалуйста, расскажи мне то, из-за чего ты пришел, а потом я послушаю твои рассказы о прогулках Никиты по лесу. Это очень интересно, но... после. Хорошо?
– Да, конечно, сэр. Я не буду отвлекаться. Короче говоря, Никита встретила в лесу Пола Вульфа. Это разбойник, который поджег три деревни и мою в том числе. Он хочет, чтобы Никита стала его женой. Но она все время ему отказывает. Сегодня он узнал, что Никита... В общем, что она отдает предпочтение не ему. Тогда он поклялся отомстить вам. Никита думает, что ни на что опасное он не способен, но все равно разволновалась и отправила меня предупредить о том разговоре.
– Разбойник, который сжег три деревни, не может не быть опасным. Но я беспокоюсь не о себе. В этом замке я защищен. Спасибо, что предупредил меня, Сеймур. Скачи обратно и передай Никите, что завтра я приеду за ней. Пусть она будет готова.
– Вы... Вы увезете ее из станицы? 
– Я собираюсь это сделать. Пока Пол Вульф в лесу, она в опасности. Она, а не я. Так и передай ей. И пусть она будет готова.
– Хорошо. Я передам ей ваши слова, сэр.
– Еще раз спасибо за то, что пришел, – Майкл потянулся к карману, чтобы достать монеты, но Сеймур остановил его жестом.
– Что вы! Этого мне не нужно. Я ведь не посыльный.
– Хорошо. Извини. Передай Никите... Хотя нет, я сам ей скажу. Скачи в лес, Сеймур.
– До свидания, сэр! – Сеймур полез на коня. Ему хотелось показать Майклу свою разбойничью сноровку, но вскакивать в седло он еще не научился. Лучше не экспериментировать в таких ситуациях, иначе вместо того чтобы ловко вскочить на спину лошади, можно неловко грохнуться в траву.
Когда парнишка на своем скакуне скрылся из виду, Майкл направился в замок, чтобы подготовить для Никиты комнату. Завтра она переступит порог его дома, что бы об этом ни думала Медлин.

Никита не собиралась ехать с Майклом в замок. Пол не испугал ее своими угрозами. Она собиралась объяснить это Майклу, когда он 
приедет за ней. Она вообще не была уверена в том, что сможет жить в замке. Ее пугала мысль о том, что кто–то может отвергнуть Майкла за то, что он привел в свой дом женщину не своего круга. И потом, перед глазами все время вставал взгляд Медлин – высокомерный и холодный. Эта женщина не то что никогда не примет ее, она не позволит и Майклу сделать это. Зачем ссорить Майкла со всем его миром? Это уж слишком.

На рассвете раздался громкий сук в окно. Вначале Никита подумала, что это Майкл приехал за ней, но потом решила, что он не стал бы так греметь. Это не в его характере. Взволнованная, она выглянула в окно, не обращая внимания на ворчание разбуженной Урсулы. За окном стоял Вальтер.
– Что случилось? – Никита подавила зевок и приложила ладонь ко рту.
– Пол обещал тебе вернуть лошадь Майкла?
– Да. Вернул? – от удивления Никита передумала зевать.
– Вернул. Только... Сладкая, я на твоем месте не стал бы смотреть на то, что он от нее оставил. Мне кажется, что он хочет о чем-то 
предупредить тебя. Или нет?
– Седлай Лукаса. Сейчас я оденусь и поскачу в замок. На сей раз сама.
– Не сама. Я поеду с тобой. Я не отпущу тебя одну, даже не проси. Если будешь отказываться, я приторочу себя к твоему седлу.
– А проку с тебя, старого? – за спиной Никиты белой тенью выросла Урсула.
– С тебя, наверное, больше, – проворчал Вальтер. – Ладно, еще и Биркоффа возьмем.
– Еще лучше. Старик да мальчишка, который лук впервые увидел месяц назад. Возьми лучше Джонни или Медведя, моя умница.
– Не нужны они. Пусть скачут эти двое, только поживее собирайтесь.

Никита принялась наспех натягивать на себя штаны. Ей совершенно не нравился новый поворот событий. Что можно сделать для того, чтобы быть вне опасности? Разыскать Пола и обезвредить его. А пока ей нужно было просто находиться рядом с Майклом, чтобы в любую секунду знать, что с ним. За себя она не боялась. Только бы ничего не случилось с ним.

Она выскочила из домика, не обращая внимания на то, как прохладный прозрачный рассветный воздух наполнил ее легкие. Обычно она наслаждалась этим ощущением, но в ту минуту ей было не до того. Она вскочила на спину Лукаса, которого поспешил подвести к ней позевывавший Сеймур.
– Эй вы, двое, поживее, – она заставила коня нетерпеливо потанцевать. – Шевелитесь, иначе я уеду без вас.

Сеймур и Вальтер впопыхах вскарабкались в седла. Никита окинула их неодобрительным взглядом, но вздохнула и промолчала. Когда торопишься, лучше воздерживаться от комментариев. Они пустили коней в галоп и скрылись в лесу.

Страница  1 2 3 4 5 6 



ПОДЕЛИТЬСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ МОЖНО: http://www.teleserial.com/index.php?showtopic=9196

24.12.2012, 02:45
Категория: Каталог страниц | Добавил: Приветка
Просмотров: 144 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1