Мы взяли на себя смелость опубликовать здесь все произведения, оказавшиеся доступными для нас.
К сожалению, связь с некоторыми авторами была утеряна.
Если ВЫ из их числа, свяжитесь, пожалуйста, с администрацией сайта.


КАТЕГОРИИ






Главная » ............

СКАЗКА ЛЕСНОГО ОЗЕРА (страница 5)

Страница  1 2 3 4 5 6

Скачка продолжалась не дольше двадцати минут. Лукас едва не столкнулся с другой лошадью, и Никита с трудом удержалась в седле. В рассветной серости она сразу узнала Майкла и спрыгнула на землю. Он тут же оказался рядом. Их руки встретились, и пальцы Никиты уткнулись в его ладонь. – С тобой все в порядке, – выдохнули они в один голос. Майкл обнял Никиту сильными руками и прижал ее голову к своему плечу. Вальтер и Сеймур сделали вид, будто они находятся где-то далеко и ничего не видят. Им оставалось лишь начать что-нибудь насвистывать для полной убедительности. – Майкл, Пол убил твою лошадь, – тихо сказала Никита, поднимая на него взгляд расстроенных глаз. – Ладно, – только на миг он показался ей растерянным. – Забудь пока об этом. Где он обитает? Мне нужно найти его. – Ты что?! Зачем? – Он похитил Медлин. Я думаю, что больше некому. Ее окно распахнуто, а ее самой нет нигде. Где его разыскать? – Черт! – Никита вырвалась и в ярости затопала ногами. – Я убью его! Он делает все, лишь бы только досадить мне. – В данном случае в опасности жизнь Медлин. – Он ничего не сделает ей. Ему нужно заманить нас в замок, а это очень опасно. Его разбойников больше, чем моих. – Ни о каких разбойниках не может быть и речи. Я должен скакать в этот замок немедленно. Я не могу ждать, пока ты разбудишь свою команду. – Не будь таким упрямым. Ты ничего не добьешься. Он только этого и хочет. Сверни со мной в станицу, мы возьмем моих ребят. – Некогда ждать. Если хочешь, можешь прислать их туда, где буду я, но сама останься дома. Я не могу рисковать тобой. – Сейчас же! Почему же ты сам не взял с собой никого полезного, раз у тебя нет времени сворачивать с пути? – Именно потому, что не имел времени. В моем замке нет войска головорезов. Я просто сорвался с места и бросился в лес. Я боялся, что Пол что-то сделал с тобой. – Со мной он ничего не сделает. Ясно? Он хочет на мне жениться, и нет никакого смысла причинять мне вред. Давай сделаем так, если уж ты такой горячий: поскачем в замок вместе, выясним, все ли в порядке с Медлин, а Вальтер тем временем вернется в станицу и поднимет ребят. На это ты согласен? – Я мог бы обойтись и без разбойников. – Да что ж ты такой принципиальный? Между прочим, Пол менее благородный, чем ты. Ему плевать, приедешь ты один или с армией. В любом случае он попытается убить тебя. Ему нужно именно это. В любом случае силы будут неравными. У него разбойников сорок душ, а у меня – двадцать восемь, причем если учитывать этих двоих, – она кивнула на Вальтера и Сеймура. – Вальтер, ты слышал, что я сказала? Скачи в станицу и привези ребят к моему замку. Биркофф, ты поедешь с нами. В крайнем случае попытаешься попасть Полу камнем в голову. – Я не хочу участвовать в ваших распрях, – напомнил Майкл. – Я хочу спасти сестру. – Я тоже, – Никита недовольно прищурилась. – Садись на коня, я покажу дорогу. Трое всадников направились к старому разбойничьему замку, а Вальтер – в станицу за подмогой. До самой березовой рощи никто не проронил ни слова. Никита и Майкл обменивались взглядами, которые каждый из них понимал по-своему. Никите казалось, что Майкл винит ее в том, что произошло с Медлин. Она чувствовала себя причиной всех неприятностей и понятия не имела, как загладить свою вину. Майкл же пытался приободрить ее, но из-за сильного волнения выглядел насупленным. Никите только предстояло научиться понимать значения его взгляда. А пока она направлялась в замок Пола Вульфа в самом дурном расположении духа. Майкл видел это и был уверен в том, что она сердится на него за мягкотелость. Сеймур старался ехать немного сзади, чтобы не мелькать перед глазами. Ему совершенно не нравилась перспектива опять увидеться с вражеским поджигателем, но говорить об этом Никите он считал глупым и постыдным. В роще Никита остановила коня и спешилась. Мужчины последовали ее примеру. Она прислонилась лбом к боку Лукаса и несколько минут стояла неподвижно, обдумывая дальнейшие действия, потом обернулась. – Мы не можем просто так войти в замок и потребовать обратно Медлин, если вы понимаете. Значит нужно поступить как-нибудь иначе. – Я пойду туда сам, если вы подождете меня здесь, – предложил Майкл. – И дальше что? Мне все равно придется идти на выручку, так или иначе. Как ты вообще себе это представляешь? Ты приходишь к Полу, требуешь вернуть сестру, а он тут же выполняет твою просьбу? Так, что ли? Да он только того и ждет, что ты придешь к нему сам, и он не должен будет искать тебя, чтобы убрать со своего пути. Раньше он рассчитывал на то, что это сделаю я, а теперь... – Послушай, неужели ты на самом деле мечтала убить меня? – А ты решил, что я пошутила? Конечно, я собиралась отомстить за моего отца. – И кому ты будешь мстить теперь? – Я еще не думала над этим. А разве нельзя забыть о мести? – Я никогда никому не мщу. Просто я изучаю тебя. Можно? – Почему бы нет? Будем считать, что мы квиты. Медлин попала к Полу по моей вине. – Только не нужно выдумывать. Твоей вины в этом нет. – Как же нет? Если бы я согласилась выйти за Пола замуж, Медлин сейчас сидела бы дома в уютном кресле и радовалась тому, что ты так легко отделался от дикой разбойницы. – Я не стал бы прислушиваться к ней в этой ситуации. Моя личная жизнь – мое личное дело. – Это моя жизнь – мое дело. Твое положение обязывает тебя прислушиваться к мнению окружающих. Если я отказала Полу, то это было только моим собственным решением. Он знает об этом, поэтому и разъярился. Я никогда не отступаю от решенного. – Только изредка отступаешь? – О чем ты? О том, что я выронила нож, который держала у твоего горла? Да. Тогда я поняла, что слишком слаба для того, чтобы лишить тебя жизни, – Никита опустила глаза. – Можно я о чем-то попрошу тебя? – Майкл шагнул к ней и накрыл ее запястье, лежавшее на спине Лукаса, своей ладонью. – Что бы ни случилось, не иди на уступки. Я готов сражаться с Полом, лишь бы не лишать тебя твоей свободы. Слышишь меня? – А если от этого будет зависеть жизнь твоей сестры? – Я сам о ней позабочусь. – У тебя ничего не получится. – Только давай договоримся: ты не будешь относиться ко мне как к ребенку. Я вполне в состоянии позаботиться и о тебе, и о себе, и о Медлин. Разве я похож на цветок на хрупком стебле? Я не хочу, чтобы ты постоянно пыталась защитить меня. Согласишься на такое условие? – Хорошо, попробуй. Но если тебе нужна будет помощь, сможешь опереться на мое плечо. Оно тоже не настолько хрупкое, каким ты его представляешь. – Более хрупкое, чем думаешь ты. – Ну ладно. Только Пола лучше знаю я. Согласен? Поэтому разговаривать с ним буду я и без твоего присутствия. – В моем присутствии. – Нет. Ты все испортишь. Ну пожалуйста, согласись со мной. Мы оба упрямы, но если бы ты был прав на сей раз. Я с тобой согласилась бы. Так будет лучше, поверь мне, Майкл, – она схватила его за руку. – Это не потому, что я хочу оберегать тебя от неприятностей, а потому, что так мы можем все испортить. Поэтому давай перестанем спорить и продумаем окончательный план действий. Биркофф, иди сюда. Ты почему ведешь себя так, как будто тебя это не касается и на самом деле ты пришел сюда половить бабочек. Сеймур смущенно приблизился. Он действительно не хотел мешать Никите и Майклу. Ему казалось, что они должны все решить между собой. – Майкл, ты сможешь взобраться на стену по веревке? – Смогу. Только зачем? Для чего существуют двери? – Я потом тебе объясню, для чего. Пока ты должен будешь добраться до окна. Думаю, что разговаривать с Полом я буду в зале наверху. Обойдете с Биркоффом замок сзади, там ограда ниже. Вам нужно будет перебраться через нее. Как раз с этой стороны расположено нужное нам окно. Не думаю, что разбойники Пола бродят целыми днями вокруг замка. Перебросите веревку, потом Биркофф подстрахует тебя снизу, пока ты доберешься до нужного уровня, и отправится к воротам, чтобы открыть их, когда приедут мои люди. Ты же будешь ждать на выступе у окна. Он достаточно широкий для того, чтобы сидеть. И будешь находиться там до тех пор, пока не почувствуешь, что мне нужна твоя помощь. Как ты на это посмотришь? – Хорошо, – Майкл кивнул, сцепив зубы. Ему не нравилось то, что Никита собирается рисковать, но он пообещал позволить ей все спланировать. – Ну и ладно, – Никита вдруг улыбнулась и положила ладонь на плечо Майкла. – Видишь, ты все время будешь рядом. Просто если ты пойдешь со мной, я не смогу попытаться решить все мирным путем. – Боюсь, что здесь мирным путем ничего не решить, – Майкл вздохнул. – Нужно попробовать. Иначе мы проиграем. Биркофф, – она обернулась к мальчику, – ты все слышал? Помогаешь Майклу с веревкой, а потом пробираешься к воротам. – Да. Я понял. – Сеймуру было страшновато, но вместе с тем его распирала гордость. Он может быть полезным и одновременно напомнить Полу Вульфу о сгоревших деревнях. Они привязали лошадей на поляне и отправились к замку пешком. Медлин готова была потерять присутствие духа. Она никогда и представить себе не могла, что есть вероятность оказаться в плену у разбойника привязанной к стулу. В большой комнате было пусто, и кроме стула, на котором она сидела, там лежала только охапка соломы. Из-под этой соломы то и дело слышалось приглушенное попискивание. Если это мыши – пол беды, но если крысы... Оставалось только надеяться. Связанные за спинкой стула руки затекли и сильно ныли. Холод пустого каменного помещения пробирал ее до костей. В маленькое окошко под потолком с трудом пробирался лучик солнечного света. Наконец, после невероятно длинного периода ожидания хоть каких-то изменений, дверь открылась и она увидела своего мучителя, того самого, который похитил ее прямо из спальни. Он стоял в дверях и чуть заметно улыбался краешком рта. Медлин поежилась. На ней была только длинная шелковая ночная сорочка, которую разбойники любезно прикрыли чьим-то грязным плащом. Пусть даже перед ней стоял самый мерзкий тип из всех, кого она когда-либо видела, влитые в ее кровь вместе с молоком матери правила приличия брали свое. – Добрый день, леди. Надеюсь, вы хорошо отдохнули, – произнес Пол Вульф, не меняя выражения лица. – И все равно выглядите вы устало. – Зачем вы меня похитили? – Медлин решила игнорировать его интонации. – Я хочу поговорить с вашим братцем. Без вас он не согласится. Может быть, попробуем вместе склонить его к беседе? – Чего вы хотите от моего брата? – О, сущий пустяк. Я хочу, чтобы он ушел с моей дороги. – Боже... – Медлин устало откинула голову. – Ну почему в последние дни мне так везет на сумасшедших разбойников? – Кого вы имеете в виду? Неужели этого воинственного эльфа – Никиту? – Пол рассмеялся. – Помилуйте, она не сумасшедшая, естественно. Просто маленькая шалунья. Не держите на нее зла. Она же на вас не держит. – Интересно, за что это ей держать на меня зло? Я ее обозы не грабила, кареты не останавливала, не пугала ее ребенка, не угрожала. И я должна радоваться тому, что она не изволит на меня сердиться? Вы меня удивляете. – За своего отца, конечно. – Я не убивала ее отца. Какое отношение я вообще имею к этому событию? – Никакого. Никита уже поняла это. Но поняла только потому, что ей так удобнее, удобнее очаровывать вашего брата. Вот в этом-то отношении он и встал на моем пути. Я хочу, чтобы он вернул мне мою женщину, только и всего. – О, я полностью с вами солидарна. Теперь вы можете отпустить меня? – Развязать – да. Но не отпустить. Я ведь надеюсь на то, что ради вас он согласится на мое скромное условие, хоть, конечно, я мог бы вполне потребовать большего. Но... Я буду честным негодяем. Пол подошел к стулу и развязал руки Медлин. Она сцепила их перед грудью, пытаясь восстановить кровообращение. Пол наблюдал за ней, откровенно любуясь. – Я начинаю верить в то, что настоящие леди не менее привлекательны, чем женщины моего круга. – О нет! Неужели разбойники тоже бывают льстецами? И потом, разве у вас есть круг? Не смешите меня. Все разбойники – отшельники. – Ну, в чем-то вы правы. Не в отношении лести, естественно. Я говорю об отшельниках. Да, я живу в этом замке со своими разбойниками – пьяницами и грубиянами. Можно назвать меня отшельником. В некоторой степени, конечно, – он взял руку Медлин и поднес к губам ее посиневшее от веревки запястье. – Простите за причиненные неудобства. Я решил, что нет смысла держать вас на привязи. Вы никуда отсюда не уйдете, ведь лес вы не знаете. Вы же не хотите быть съеденной дикими животными? – Я сама хочу есть. Или не в ваших правилах кормить пленных? – О, вы первая пленница в этом замке, поэтому именно сейчас я буду набираться навыков, – Пол присел, чтобы развязать ее ноги. Медлин замахнулась, чтобы ударить его, но он предупредил ее удар, резко перехватив руку. – Не нужно так поступать, леди Медлин. Ваши руки и без того устали и болят. Я прав? Давайте лучше пойдем в мою гостиную, где я напою вас горячим чаем. Наверное, вы слегка замерзли. Здесь прохладно. Он помог Медлин подняться на ноги и вывел ее из комнаты. Она получше завернулась в плащ. Ее совершенно не тешила перспектива повстречать здесь кого-то, пусть даже разбойника. Они поднялись наверх, в большой зал с каменными полом и стенами. В большом камине пылал огонь, несмотря на летнее солнце, льющееся в окна. Пол усадил свою пленницу в большое кресло поближе к огню, а сам остановился у столика, на котором громоздилась посуда, приготовленная для чаепития вдвоем. – Я решил, что вы должны согреться. Когда перестанете дрожать, я погашу камин, – он принялся готовить чай. – Я не знаю, как долго вы здесь пробудете, леди Медлин. Все зависит от скорости вашего брата. Думаю, он появится здесь очень скоро. В любом случае вы должны подкрепить силы. Я не стану кормить вас разбойничьей похлебкой, хоть Никита, естественно, от нее не отказалась бы. Ведь девочка не знает лучшей пищи. А если уж добавить в эту похлебку хорошей пшенной крупы и чуть поджаренной крольчатины... О, леди, есть блюда, которые стоит попробовать даже вам, хоть они и кажутся вам грубыми. – Никита может есть что угодно, даже сырое мясо. А я не откажусь от чая, – прервала его речь Медлин. – Да. Чай и пшеничные лепешки. Масло, конечно, – Пол протянул ей чашку и тонко отрезанный кусок хлеба с маслом. Медлин удивленно посмотрела на него. Определенно он умел правильно резать хлеб, а не отламывать от него куски грязными руками. Так до сих пор она представляла себе разбойничью трапезу. – Никита – ваша любовница? – после такого удивления Медлин даже решила снизойти до вопроса. – Да, леди Медлин, – он наполнил чаем вторую чашку, взял ее и уселся в кресло напротив. – Любовники, любовницы... Они существовали во испокон веков как в грязной нищенской конуре, так и в прекрасном королевском замке. Поэтому, я полагаю, мы действительно можем называть вещи своими именами, не правда ли? Думаю, для вас нет ничего хуже мысли о том, что ваш брат влюблен в любовницу разбойника. Ведь есть девушка из замечательной благородной семьи, на которой он должен жениться. Она предначертана ему судьбой, ее любовь в драгоценной оправе ожидает его и только его. А тут вдруг такое разочарование... Но не нужно терзаться этой мыслью. Все вернется на круги своя, вот увидите. Моя маленькая блудница вернется ко мне, ваш брат забудет о ней, его невеста никогда и не узнает о том, что было, а вы будете очень долго вспоминать о этом нашем чаепитии, так как в вашей жизни не было и не будет больше таких необычных трапез. – Надеюсь, что не будет, – кивнула Медлин. – О, поверьте. Таким скромным развлечениям будет предаваться в этой самой гостиной златовласая Никита, а вам придется вернуться в свой круг, где все по-старому, ничего не изменится за один день. В гостиную ворвался толстый косматый разбойник с топором в руке. Медлин чуть не опрокинула на себя остатки чая. – Пол, там Никита пришла. Хочет с тобой поговорить. – Люк, я не хочу тебя видеть в этой гостиной, пока здесь находится леди Медлин. А особенно – с твоей игрушкой. – Я его точил, – Люк виновато посмотрел на топор. – Поменьше рассуждай. Позови к нам Никиту. Она одна? – Да. Сейчас позову. Но пока он собирался развернуться, Никита сама вошла в гостиную, решительным жестом отодвинув толстяка в сторону. Тот спешно выскочил из зала. – Так-так... – протянула девушка, яростно сверкая глазами. – И чего же мы добиваемся? Решил силой взять то, что не дается умом? – Королева, давай поговорим по-хорошему. Мы с леди Медлин уже все выяснили, пришли к общему выводу... – Я никогда не приду с вами о общему выводу, – возмутилась Медлин. – О, пожалуйста! – взмолилась Никита. – Свои отношения выясните потом. Пол, она пойдет со мной. Не смей препятствовать мне. – Нет, – Пол встал из своего кресла. – Она уйдет, если ты останешься. – Так, хорошо. Ты обещаешь? – Обещаю. Но у меня есть условие. Я запру тебя в комнате до тех пор, пока Майкл Самюэль не женится на Лизе Феннинг. Такой вариант тебя устраивает? – Запрешь меня? – Никита вскипела. – Со мной так никто никогда не обходился, и ты не будешь первым. Слышишь? И потом, Майкл тебе никаких обещаний не давал. Что если он не женится ни Лизе? Я буду до смерти сидеть взаперти? – Майкл женится на Лизе. В твоих силах уговорить его. Не хочешь сидеть всю жизнь взаперти – используй все свое очарование для уговоров. – Ты животное, Пол. Знаешь об этом? – Да? А леди считает, что ты не ушла далеко от меня. – Мне все равно, что думает обо мне леди. – Ты же собираешься с ней породниться. Разве может тебя не касаться ее мнение? – С вопросом о родстве мы разберемся позже. Сейчас я должна отвезти ее домой. – Это не твоя проблема. Ты в это время будешь учиться вышивать крестиком, так как до свадьбы Майкла тебе больше нечем будет заниматься. – Все, я устала, – Никита решительно подошла к Медлин и протянула ей руку. – Вставайте. Мы уходим. – Нет, Никита, – Пол подошел к ней сзади и схватил в охапку так, что она не могла пошевелить руками. Никита брыкнулась и перевернула столик с посудой, которая со звоном и дребезгом посыпалась на пол. – Успокойся, дикая кошка! Посидишь в одиночестве и подумаешь, как будешь уговаривать Майкла жениться на его невесте. Он скоро придет за своей сестрой, раз уж ты не привела ее. – Отпусти меня! – шипела Никита. – Ты пожалеешь! – Никогда. И ты не пожалеешь. Таких, как ты, упрямых лошадок, нужно тщательно объезжать. Медлин вскочила на ноги и испуганно наблюдала за происходящим. Ей совсем не нравилось то, что делал этот разбойник с девушкой. Она подняла с пола осколок чашки и бросила в Пола, до крови разрезав ему руку. – Отпусти ее! – приказала Медлин. – Леди вы не понимаете, что делаете, – Пол не разжимал хватку, и его кровь закапала на светлую рубашку Никиты. В этот момент в комнату с подоконника мягко спрыгнул Майкл. В руке он держал хорошо отточенный охотничий нож. С этим ножом он приблизился к Полу. Медлин смотрела на это блестящими ужасом темными глазами. – Послушайся ее совета. Отпусти девушку, – Майкл приставил нож к горлу разбойника. – Майкл, что ты здесь делаешь? – с трудом произнесла Медлин. – Потом поговорим. Отпусти Никиту, животное! – Мальчик мой, – Пол не оборачивался, – видишь ли, у каждого из нас есть своя женщина. У тебя – своя, у меня – своя. И с ней у меня свои отношения, которых тебе никогда не понять. – Их никому не понять, – напомнила Никита. – Ты сам не знаешь, чего хочешь. – Никита, у тебя есть превосходный шанс попросить Майкла о маленьком одолжении, о котором мы только что говорили. Помнишь? – Не стоит. Я все слышал. – Ах да, конечно. А ваш этикет не учит вас тому, что в приличный дом подобает входить через дверь? – В приличный дом. – Но ведь этот дом принадлежит Никите. Разве она еще не рассказывала тебе эту душещипательную историю? – Отпусти ее, иначе я перережу тебе горло, – голос Майкла был почти спокойным и негромким, как будто успокаивающим. Но у врага от этих интонаций должны были бегать по телу мурашки. Внизу послышался шум, крики, глухие удары. Пол выпустил Никиту, тут же отскочившую к Медлин. – Кто пришел за вами? Твоя команда, Никита? Зачем ты жертвуешь своими ребятами? Ради чего? Из-за мелкой междоусобицы? Разве они не пригодятся тебе в будущем? – Теперь ты понимаешь, что не можешь больше удерживать нас? – Не вас, королева, а тебя. Леди вполне может забирать своего брата и уходить. Пол резко развернулся и перехватил руку Майкла, бросая его самого на пол и прижимая сверху своим телом. Теперь нож оказался в его руке. Никита одним прыжком оказалась рядом и схватила Пола за куртку на спине. – Одно неосторожное движение, звезда моя, и моя рука может дрогнуть. Сама понимаешь, что в этом случае я окроплю кровью этот пол. А эту кровь тебе ох как не хочется видеть когда-либо. Или я не прав? Отпусти меня и отойди очень осторожно. Никита медленно отпустила куртку и отстранилась. Она понимала, что если ничего не сделать сейчас, Майкл обречен. Ее рука едва заметно потянулась к ножу на поясе, но Пол боковым зрением раскрыл ее маневры. – Даже не думай. Спустись вниз и останови своих головорезов, да побыстрее. Как я понимаю, сейчас в моих руках самое дорогое из всего, что у тебя... Он не договорил, внезапно откинув голову назад и съехав с Майкла. Из раны на его затылке на пол закапала кровь. Рядом со стуком свалился большой камень. Медлин прикрыла лицо ладонями. Майкл в мгновение ока оказался на ногах. – Кто это сделал? – он посмотрел на Никиту, но она устремила свой взгляд к окну, в которое медленно, как будто в тяжелом сне, влезал Сеймур. – Это... Это ты бросил камень? – пораженно спросила Никита. – Да, – Сеймур взволнованно заморгал. – Он не ждал нападения с этой стороны. – Но как ты вообще оказался за окном? – Когда я открыл ворота, ребята пошли к двери, а мы с Вальтером решили посмотреть, как здесь обстоят дела. Майкла на его карнизе уже не было, мы подумали, что что-то случилось, и Вальтер помог мне взобраться наверх. Как раз вовремя. Я... Я убил его? – Не знаю, – Никита присела рядом с бесчувственным телом Пола и приложила пальцы к его горлу. – Не могу понять. Кажется, сердце остановилось. – Давайте выходить отсюда. Только вначале нужно остановить этих драчунов внизу, – сказал Майкл, хватая Медлин за руку. – Шевелись, Сеймур. – Как ты решился? – Никита подтолкнула паренька к выходу. – Ты сказала, что в крайнем случае я могу бросить камень. Это вспомнилось как-то сразу, я даже не успел ничего обдумать. Там, на карнизе, лежал этот камень, я его и бросил. – Молодец. Ты правильно сделал.Все четверо уже стояли в дверях, когда их остановил голос Пола. Он стоял посреди зала, слегка пошатываясь, и держал в руках лук, который обронила Никита. Наконечник стрелы был направлен на Никиту. – Стой, – приказал Пол. – Я не позволю тебе переступить порог этого замка. Это же твой дом. Забыла? Ты останешься здесь, даже если для этого мне придется убить тебя. – Пол! – Майкл решительно шагнул к Никите, стараясь прикрыть ее от стрелы. – Еще один шаг – и я больше не буду разговаривать, – пригрозил разбойник и опять обратился к Никите. Она стояла боком к нему, низко опустив голову, как будто ее съедала невыносимая горечь. – Ты останешься здесь, со мной. Если сейчас ты согласишься на это, никто не пострадает, если же нет – ты умрешь первой. Согласна? Никита едва заметно отрицательно покачала головой. – Тогда умри. Умри с мыслью о том, что ты не отомстила за смерть своего отца. Ты мечтала наказать обидчика, но обидчик накажет тебя. Ведь это не Ричард Самюэль убил его, а я. Джордж не хотел объединиться со мной, не хотел отдать мне тебя в жены, и я убил его, чтобы иметь возможность сделать все это без его вмешательства. И я сделаю это. Теперь лес полностью мой, только вот ты, королева, отказалась разделить со мной момент торжества... Пол слишком поздно заметил молниеносное движение Никиты, его стрела вылетела одновременно с брошенным ею ножом. Острый клинок пронзил его сердце так же точно, как совсем недавно попал в расщелину на оконной раме. Изо рта и груди Пола брызнула кровь. Он пытался вдохнуть последний глоток воздуха, но не мог и медленно клонился к земле. Наконец он растянулся на полу, сжимая мертвой рукой рукоятку ножа, словно желая выдернуть его из груди и продлить этим себе жизнь. Никита упала на колени и прижала ладони к глазам. Стрела, поспешно выпущенная рукой Пола, пронеслась мимо и воткнулась в стену в дюйме от ее головы. Сеймур и Медлин молча наблюдали за происходящим. На лицах обоих застыл глубокий ужас. Майкл подошел к Никите и присел за ее спиной. Она вдруг показалась ему такой маленькой, беззащитной и невероятно одинокой, что от этого нестерпимо защемило сердце. Она была похожа на хрупкого мальчика-подростка в своих плотно облегающих ноги брючках и свободной льняной рубашке. Только по спине теплой солнечной волной струились светлые волосы. Майкл осторожно коснулся рукой ее плеча, и она обернулась. Ее лицо было залито слезами, а глаза наполнены болью. – Я... Я убила его, – прошептала она чуть слышно. – Ты спасала четыре другие жизни. Никто из нас не смог бы действовать так стремительно, – попытался успокоить ее Майкл, прижимая ее мокрое лицо к своей груди. – Но я убила его! Я отняла у него жизнь. Понимаешь? – она отстранилась и внимательно посмотрела на него. – Ты понимаешь? – Он убил твоего отца. – Теперь я понимаю, что это не оправдание. Ты помог мне это понять. И я не знаю, что бы я с ним сделала, узнай я об этом в другой обстановке. Но наверное, я не смогла бы убить его. Сейчас я думала о вас. Только я могла вас спасти от этого сумасшедшего. Никто из вас не успел бы даже вскрикнуть до того как он выпустит стрелу. Я должна была сделать это, и я это сделала. И теперь я – убийца, – она поднесла ладони к глазам и внимательно посмотрела на них, затем брезгливо отерла о забрызганную кровью рубашку. – Ты правильно поступила, – Майкл взял ее руки в свои. – Расскажи о чем-то другом, – она горько усмехнулась и встала на ноги. – Простите меня, – она подошла к кутавшейся в разбойничий плащ Медлин и посмотрела на нее так прямо и открыто, что Медлин вздрогнула. – Все произошло по моей вине. Мне очень жаль. – Спасибо тебе, – покачала головой Медлин. Но Никита не слушала ее. Она медленно пошла к двери и вышла из зала. Через минуту откуда-то снизу донесся ее приглушенный голос. – Перестаньте драться. Как дети малые, честное слово. Майкл, Медлин и Сеймур последовали за ней. Разбойники Никиты, пытавшиеся проникнуть в замок, дрались с разбойниками Пола при помощи кулаков, поэтому теперь обе команды не отличались друг от друга, пестрея в темноте переливами всех цветов на своих лицах. Майкл вышел на улицу и увидел вдалеке одинокую фигурку Никиты. Она направлялась к ручью. – Сеймур, пожалуйста, поищи Вальтера и не оставляй Медлин одну, – попросил он. – Куда ты? – испуганно спросила сестра. – Останься здесь, прошу тебя. Я должен пойти с ней, ее нельзя оставлять одну сейчас. Я понимаю, что ты против, но не нужно сейчас говорить ничего плохого хотя бы из-за того, что она сделала только что. – Я не собираюсь говорить ничего плохого. Майкл кивнул и пошел за Никитой к ручью. Он пересек небольшой зеленый лужок, пробрался по едва заметной тропинке сквозь колючие заросли терновника и увидел ту, которую искал. Никита сидела в высокой траве перед двумя могилами, поросшими барвинком, над каждой из них возвышался тщательно отшлифованный камень. Не глядя на него, Никита провела ладонью по траве рядом с собой, приглашая садиться. Какое-то время они сидели молча, как всегда сидят люди у могил близких. – Это мои родители, – сказала наконец Никита о том, о чем он уже и сам догадался. – Ты часто сюда приходишь? – Часто. Теперь этот замок мой, поэтому я могу делать это не тайно. – Зачем же тайно? Это твое право. – Не хотелось попадаться на глаза Пола, – она вздрогнула, вспоминая о его смерти. – Прости. Мне так и не удалось достойно защитить тебя. – Ты ничего не смог бы сделать. Ты был молодцом, – она посмотрела на него и грустно улыбнулась, дотрагиваясь пальцами до его небритой щеки. – Сюда я не привожу никого, да никто и не стремится. Это мое прошлое, никому до этого нет особого дела. Знаешь, ни один нормальный человек не любит такие места. – Мне не нужно было идти за тобой? – Я знала, что ты придешь. Я хотела познакомить тебя с родителями. Я не успела рассказать им о тебе, но это не так уж и важно. Думаю, ты им понравился бы. Как ты можешь кому-то не нравиться? Они обнялись и просидели так несколько минут. Каждый думал о чем-то своем – Поехали со мной в замок, – наконец сказал Майкл. – Я очень тебя прошу. Я не смогу без тебя прожить даже несколько часов. – И тебя не смущает даже то, что я – убийца? – Перестань об этом говорить. Я люблю тебя. То, что ты сделала, спасло много жизней. Я горжусь тобой. – Ты не можешь, – она уткнулась носом в его грудь. – Я себя ненавижу. – Никита... – Перестань. Я никогда не буду достойной тебя. Никогда не стану такой, как Медлин, Лиза... – Но зачем тебе быть на кого-то похожей? Ты такая, какой и должна быть – настоящая. – Угу... Конечно... Тебе пора. Тебя ждет Медлин, а она одета не совсем так, чтобы быть на людях. Мне, конечно, было бы почти все равно, но она – не я. Поднимайся. – Ты не поедешь со мной? – Во всяком случае, не сейчас. У меня еще много дел, которые нужно сделать до захода солнца. – Я хочу знать, что ты согласишься выйти за меня замуж, Никита. Она приложила палец к губам Майкла и встала, увлекая его за собой. – Может быть, мы еще когда-нибудь поговорим на эту тему. Но не сейчас. Пожалуйста. Они выбрались на луг из кустов и остановились, растерянно глядя друг на друга. – Мне туда, – Никита махнула рукой в сторону леса. – А ты забери Медлин. Помнишь, где мы оставили лошадей? Найдешь это место? Если нет – Биркофф покажет тебе. Он меня тоже удивил сегодня. Больше, чем кто-либо. – Да. Храбрый мальчик. Конечно, я найду лошадь. Когда мы увидимся? – Я не знаю. Посмотрим, какой стороной к нам повернется судьба. – Но я хочу встретиться с тобой. Завтра. Давай завтра? На нашем месте? – Хорошо, – как-то несмело произнесла она. – Если будешь сомневаться в обратной дороге, попросил кого-нибудь из ребят поехать с тобой. Хоть того же Биркоффа. – Я найду дорогу. Никита... Она отпустила его руку и пошла по направлению к лесу, не оборачиваясь махнув ему рукой. Майкл застыл на месте, как каменное изваяние. У самого ручья она все же обернулась, как будто вспомнив о чем-то важном, и крикнула: – Я тоже люблю тебя! И скрылась в прибрежных зарослях камыша. Майкл прождал Никиту в условленном месте около трех часов, но она все не появлялась. Он взял на выгоне лошадь и отправился на поиски, опасаясь, что она опять могла попасть в капкан или подвернуть все еще немного болевшую ногу. Взволнованный, он скакал по лесу, не обращая внимания на ветки, хлеставшие его по лицу. На поляне с бревенчатыми домиками никого не было. Ни одной живой души. Даже Урсула не возилась над своими котелками. Двери домиков были распахнуты, в траве тот тут, то там валялись старые миски и какие-то другие предметы нехитрой утвари. Майкл вбежал в избушку Никиты. Там тоже было пусто. Две кровати, стол, разбросанные по полу пестрые лоскуты, клубки, размотанные котенком... Он вспомнил о замке, и это воспоминание осенило его. Ну конечно! Она переехала в свой замок. Она давно мечтала об этом. Майкл опять взлетел в седло и продолжил свой путь, теперь уже направляясь к замку за ручьем. Начинался дождь, но Майкл не замечал этого. Холодная тревога сдавила грудь. Он знал, что не успокоится, пока не заключит Никиту в свои объятия и не скажет ей, что теперь уже не отпустит ее никуда. Замок был пуст, даже двери закрыты снаружи на огромный висячий замок. Майкл походил вокруг, заглянул в окна, проверил пустую конюшню. Никого... Нигде... Он бросился к ручью, на то место, где вчера они в последний раз разговаривали. Ему хотелось сделать что-то, что помогло бы вернуть Никиту. Он наломал роз с куста шиповника у входа в замок и продолжил свой путь к маленькому кладбищу. Исцарапавшись до крови колючими ветками, он добрался до могил. На каждой из них лежал букет полевых цветов, и дождь легонько играл с их нежными лепестками. – Никита... – прошептал Майкл. – Никита! – закричал уже громко, но вспомнил о том, что нельзя беспокоить мертвых, положил свои цветы рядом с цветами Никиты и опять выбрался на луг. Искать ему больше было негде. Никита исчезла, как будто и не существовала вовсе. Но куда она могла уйти? Загадка. Загадка не меньшая, чем сама эта девушка, юная разбойница, белокурая лесная фея...

Страница  1 2 3 4 5 6



ПОДЕЛИТЬСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ МОЖНО: http://www.teleserial.com/index.php?showtopic=9196

24.12.2012, 11:05
Категория: Каталог страниц | Добавил: Приветка
Просмотров: 162 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1